Архив   Авторы  

Мартовские виды
Выборы 26 марта 2000

Владимир Путин, едва успев стать вторым президентом России, оказался перед необходимостью выбрать между олигархическим капитализмом и обществом равных возможностей

Уже в понедельник Владимир Путин был объявлен вторым президентом России. Однако окончательных результатов выборов придется ждать до следующей недели. И лишь в начале мая Владимир Владимирович официально вступит в должность главы государства. (Фото: Александр Черных )

То, что Владимир Путин будет избран вторым президентом России, стало ясно задолго до голосования 26 марта. С образом нового лидера ассоциировались порядок и державность. Правда, никакой внятной программы экономических и политических преобразований не просматривалось. И потому в борьбе за право наполнить образ Путина политико-экономическим содержанием, то есть сформировать кабинет министров, развернулась ожесточенная борьба.

Столкнулись два традиционно противоборствующих клана. С одной стороны, это "Семья", бывшее окружение президента Ельцина периода упадка, прославившееся тем, что для достижения партикулярных выгод предпринимало отважные финансовые манипуляции с казенными подрядами (после 31 декабря 1999 года окружение это стало семьей и для и.о. президента). С другой - правая команда, возглавляемая Анатолием Чубайсом. Борьба вышла наружу в тот момент, когда последние убедили Владимира Путина в необходимости укомплектовать правительство и президентскую администрацию либеральными экономистами. Накануне выборов стали обрисовываться контуры будущего правого кабинета. Михаила Касьянова прочили на должность премьера, а Алексея Кудрина называли главным кандидатом в первые вице-премьеры и министры финансов, ответственного за финансово-экономический блок. В нынешней ситуации Путину необходимы в правительстве знаковые фигуры, чье присутствие во власти способно ободрить иностранных инвесторов и кредиторов. Потому высокие назначения должны были получить Герман Греф, возглавляющий Центр стратегических разработок, и участники создания долгосрочной программы для будущего президента Алексей Улюкаев и Андрей Илларионов. И никаких одиозных личностей вроде путейца Николая Аксененко или решительного руководителя Минтопэнерго Виктора Калюжного, прославившегося сменой руководства в компании "Транснефть" при помощи омоновцев, вооруженных автоматами и пилой "болгаркой", а также попытками поставить под контроль своего ведомства работу "Газпрома" и РАО ЕЭС.

Ответ последовал незамедлительно. Александр Волошин, руководитель кремлевского аппарата, и его внесистемный покровитель Борис Березовский предприняли решительную контратаку.

Путин заколебался.

На бровях

Путинский штаб, расположившийся в роскошном особняке на Якиманке, в восемь вечера в воскресенье походил на съезд победителей, как это и планировалось первоначально. Руководство кремлевской администрации, в полном составе собравшееся в "Александр-хаусе" в дачно-домашней униформе - свитер или водолазка и джинсы, - вальяжно прогуливалось по фойе первого этажа, непринужденно беседуя с допущенными в святая святых журналистами на отвлеченные темы. Только что были получены последние результаты опросов избирателей на выходе с участков для голосования: из них следовало, что Путин хотя и не добился триумфа, но все-таки уверенно побеждает, набирая больше 50% голосов. Все разговоры об угрозе второго тура считались неприличными, а попытки обсудить будущее высокопоставленных чиновников немедленно пресекались. Чиновники просто расслаблялись и упивались достигнутым успехом.

Александр Волошин, спустившийся поболтать с журналистами, в ответ на вопрос о том, кто может возглавить новый кабинет, ни секунды не помедлив, назвал фамилию Калюжного. Шутливый тон, которым это было сказано, и репутация Александра Стальевича как человека, никогда не говорящего правду, по крайней мере журналистам, не позволили в тот момент воспринять информацию всерьез.

Впрочем, довольно скоро от расслабленности и самолюбования не осталось и следа, а потом исчезли и сами вельможи. В холле, кроме журналистов, толкались лишь многочисленные охранники да рядовые работники штаба и Центра стратегических исследований, с удовольствием поглощавшие бесконечные бесплатные бутерброды и минеральную воду. К прессе если кто и спускался со штабного, четвертого - самого секретного - этажа, то исключительно для того, чтобы раздать пару-тройку коротких комментариев для телевидения. Первоначальный сценарий, предполагавший, что уже к полуночи Центризбирком официально объявит о преодолении кандидатом Путиным 50-процентной планки и тогда к еще бодрым и не осовевшим журналистам и телезрителям выйдет Владимир Владимирович с первым, уже президентским, спичем, рушился. Подсчет голосов затягивался. А главное, информация, приходившая из-за Урала, внушала тревогу: на Дальнем Востоке и в Сибири Путин лидировал, но набирал меньше 50%. А опыт прошлых выборов свидетельствовал, что по мере продвижения с востока на запад существует тенденция к снижению числа голосов за фаворита. Данные социологических опросов указывали на наличие противоположной тенденции: после провала в Сибири должен наступить всплеск в европейской части России. Но социологические опросы - вещь ненадежная.

Кандидат Путин к полуночи прибыл в штаб, но к журналистам не вышел, а лишь помахал сквозь полупрозрачное стекло лифта в камеру телекомпании Си-эн-эн и умчался ввысь. На Якиманке все продолжали мучительно ждать, когда же Центризбирком "обсчитает" очередную порцию бюллетеней, когда же подсчет "перевалит" через уральский хребет, а доля путинских голосов - за 50%. Журналисты, изнывая от безделья, продолжали бесцельно слоняться по холлу. Официанты в банкетном зале, не скрывая одолевающую их зевоту, грустно бродили меж столов, уставленных красным вином. А официальные данные замерли на отметке 47,4% "за Путина". Так прошел еще один час. Надо думать, за эти шестьдесят минут Путин пережил и прочувствовал всю горечь потенциальной неудачи с первого захода, которой пугали его предшествующие полторы недели Волошин и компания.

Три источника провала

"Конечно, хорошо победить в первом туре. Второй тур, как и небольшой перевес в первом, без сомнений, приободрит оппозиционеров, - рассуждал накануне голосования консультант Владимира Путина. - Только все это на самом деле не важно: Путин все равно победит, а с каким счетом и во сколько этапов - все это забудется через несколько месяцев".

Соображение верное, и, возможно, критика в адрес путинского штаба в неэффективности была бы действительно несправедливой, если бы не одна деталь. В январе Владимир Владимирович вступал в гонку под бодрые марши о гарантированных как минимум 60% голосов в первом же туре. А закончил под минорные элегии о "естественном снижении популярности до нормального для главы государства показателя". Кремлевская команда, сумевшая раскрутить виртуальное "Единство" с нуля до 23%, не справилась с куда более простой задачей - удержать высокий рейтинг.

Казалось, Путин был в шаге от подлинного триумфа. Он вступал в кампанию как действующий руководитель государства. Он - молодой и здоровый - предстал перед избирателями в образе решительного и бескомпромиссного борца со всяческим злом.

И главное - одолел Чечню. В день выборов в Сергиевом Посаде, где совсем недавно хоронили омоновцев, попавших в засаду в Старопромысловском районе Грозного, люди в форме тем не менее называли усмирение Чечни главной заслугой Владимира Путина и даже в смерти товарищей его не винили: "То, что ребята погибли, - результат старой политики там, на Кавказе. Это не вина Путина, - уверял корреспондента "Итогов" прапорщик Валерий Мокин. - Начатое в Чечне надо доводить до конца любой ценой. Жертвы, конечно, будут. Но это же война, и быть там - наш долг".

Казалось, у Владимира Путина были все козыри на руках. На него работала вся мощь государственных средств информации. Благодаря объявлению досрочного голосования конкуренты частью сошли с дистанции, частью не сумели перестроить кампанию и форсировать ее. А единственный серьезный конкурент - лидер КПРФ Геннадий Зюганов, как и предполагалось, сделал все от него зависящее, чтобы не испортить Путину обедню.

Геннадий Андреевич не только не осуждал кавказскую политику Путина. Он вообще старался как можно реже комментировать высказывания фаворита, а те, что не мог оставить без ответа, критиковал предельно аккуратно. И это при том, что Владимир Путин своими державными речами и громами и молниями, которые он метал на головы невидимых коррупционеров и олигархов, должен был вроде бы откалывать электорат от левого лагеря. Однако по результатам выборов оказалось, что Геннадий Зюганов, собравший почти 30% голосов, лишь укрепил свои позиции и нарастил число сторонников.

И тем не менее рейтинг главного кандидата неуклонно снижался. А на финишную декаду пришелся провал - число потенциальных избирателей, по данным некоторых опросов, сократилось до 45%. Причин могло быть три.

Во-первых, война в Чечне, принявшая затяжной характер. Впрочем, влияние этого фактора сложно оценить, поскольку ответственность за все издержки удалось переложить на путинских подчиненных - военное и милицейское начальство.

Еще один фактор падения популярности: отсутствие серьезной работы с региональными элитами. По имеющейся информации, в Кремле в течение полутора месяцев никак не реагировали на запросы с мест: "Чего изволите?" В итоге многие губернаторы, особенно настроенные к Кремлю лояльно, никак не могли понять, должны ли они использовать свой "административный ресурс" в пользу фаворита или теперь в моде строгое следование букве закона. Команда работать на Кремль поступила буквально за неделю до голосования. Тогда же и сам Путин пустился в стремительный откровенно предвыборный тур по стране. И, как показали итоги выборов, близкие к Москве регионы или же провинции, где побывал лидер, в едином порыве поддержали и.о. президента. А вот до зауральской периферии новая команда из Москвы, судя по всему, не дошла.

И, наконец, еще одна причина, приведшая к рейтинговому провалу: отсутствие собственно рекламной кампании. Ограничившись аскетичной и крайне однообразной наглядной агитацией и листовками, которых к тому же не хватило на все региональные отделения, стратеги поставили активистов в крайне затруднительное положение. Как признавались в беседе с "Итогами" технологи путинского штаба, провинциалы привыкли, что им сверху спускают подробные инструкции - что и как делать, а если указаний не поступает и не присылают никаких наглядных материалов для распространения, то в регионах люди сидят и ждут.

Собственно говоря, серия тактических просчетов со стороны кремлевской команды, составившей костяк избирательного штаба Владимира Путина, и стала причиной открытого конфликта с командой Чубайса. Не желая признать собственные ошибки, близкие к Борису Березовскому чиновники администрации, похоже, убедили кандидата, что его неудачи кроются исключительно в слишком решительных либеральных высказываниях (Анатолий Чубайс активного участия в разработке тактики и стратегии путинской кампании не принимал, поскольку был в этот момент полностью поглощен внутренними дискуссиями в СПС о выборе своего кандидата).

Правые мучения

Наши кремлевские источники утверждают, что Владимир Путин был не слишком доволен нерешительностью СПС. "Поддержка правых ему была важна, но не как какое-то либеральное клеймо, а просто потому, что он исходит из принципа - долг платежом красен, - пояснял "Итогам" сотрудник президентской администрации. - Путин помог СПС попасть в Думу в декабре и не понимал, почему ответной поддержки приходится ждать так долго".

Впрочем, единодушной поддержки от товарищей Чубайса по движению так и не получил. Противоречия внутри СПС особенно четко обозначились после того, как вначале в самостоятельное плавание отправился Константин Титов (самарский губернатор, по общему мнению, одержал блестящую победу, выйдя из одного процента), а затем Григорий Явлинский выступил за объединение всех правых и либеральных сил и даже согласился не претендовать на лидерство в новом образовании.

Спор, разгоревшийся в эфире НТВ в ночь после выборов между лидером "Яблока" и главой думской фракции СПС, в очередной раз продемонстрировал, что до объединения демократам далеко - их разногласия носят принципиальный характер. Из слов Явлинского было ясно, что он не собирается менять статус оппозиционера ни на какой иной: "Та политика, которая проводится последние девять месяцев, не позволяет даже представить себе, что можно в пределах этой политики делать демократическим рыночным партиям или политикам". Кириенко же всячески пытался избегать конкретики и произносил вполне абстрактные формулировки по поводу глобальной ответственности за происходящее в стране. Впрочем, сразу после споров в прямом эфире НТВ он проговорился в беседе с корреспондентом "Итогов": "Я в любой момент готов сесть с Григорием Явлинским за стол переговоров. Только одно дело - предложить объединиться до выборов, и совсем другое - после. Но в любом случае это не должен быть процесс ради процесса - объединение может произойти только при сближении позиций. И прежде всего по ключевому вопросу - отношению к действующей власти".

Первый спич

Когда доля голосов, поданных за и.о. президента, вплотную приблизилась к заветной полусотне процентов, Владимир Путин не выдержал и вышел к журналистам. Если судить по этой ночной пресс-конференции Владимира Путина, кое-каких успехов партии Березовского-Волошина удалось добиться. Заявления нового российского лидера свидетельствовали о намерении Владимира Владимировича и далее следовать тем курсом "политической гибкости", образцом которого может служить сговор прокремлевского "Единства" и компартии по поводу поста спикера Думы. "Большое количество голосов избирателей, отданных за Геннадия Зюганова, свидетельствует о том, что в России есть большая часть населения, которая недовольна сегодняшним положением вещей, - сделал неожиданное для себя открытие Владимир Путин. - Коммунисты регулярно добиваются такого результата при том, что у них нет таких информационных возможностей. Значит, политика властей должна быть более взвешенной. И тогда не нужно бороться с коммунистами как с партией. А надо будет бороться за людей".

На той же пресс-конференции Владимир Владимирович объявил о своей готовности провести переговоры по вопросу формирования правительства с представителями всех партий, дабы "определить, готовы ли они работать в рамках предлагаемой правительственной программы. Если да - они будут востребованы". Правда, невозможно представить себе программу, которая могла бы одновременно удовлетворить и коммунистов, и "яблочников". Впрочем, последних, как следует из другого высказывания Владимира Владимировича, новый российский лидер не видит среди своих потенциальных союзников: "Я не хочу монополизировать тему успеха на Северном Кавказе. Если б не было консолидации общества, то не было бы и того успеха. На эту консолидацию общества работали и Евгений Примаков, и Юрий Лужков, и Геннадий Зюганов. Они, понимая, что эта тема играла на меня, не позволили себе скатываться на антигосударственные позиции".

Григорий Явлинский в список даже теоретических союзников не попал. Возможно, президентские аналитики пришли к выводу, что вождь "Яблока" оттягивает к себе часть путинских избирателей правого толка. А может быть, кремлевцам не хватало образа врага. Но факт остается фактом: последние дни совершенно серой, безликой и бессодержательной избирательной кампании были ознаменованы тем, что путинские штабисты обрушили на Явлинского все средства из арсенала так называемого черного питерского пиара. Не клеили разве что плакаты недруга на лобовые стекла автомобилей казеиновым клеем - этот прием хорош лишь на микроуровне. Все остальное вполне оказалось пригодным: от рассказов о политической карьере кандидата с сознательной подтасовкой биографических фактов, малоубедительных инсинуаций насчет зарубежного финансирования, демонстрации псевдопресс-конференции геев в поддержку Явлинского по ОРТ и РТР и, наконец, до сообщения, прошедшего по "Маяку", о том, что Салман Радуев пожелал принять участие в выборах, дабы проголосовать за Явлинского. На этом фоне бесконечные нападки аутсайдеров вроде Станислава Говорухина или Эллы Памфиловой в превышении лимитов финансирования избирательной кампании звучали как милое безобидное ворчание. В итоге лидер "Яблока" получил почти 6%, хотя за полторы недели до дня голосования некоторые оптимисты прочили Григорию Явлинскому 10, а то и 12% голосов.

Второй - лишний

Противостояние двух кланов имеет давнюю историю, уходящую корнями в 1997 год, во времена битвы при "Связьинвесте". Соперничество продолжалось и в период думской кампании, когда Борис Березовский и Анатолий Чубайс вели борьбу за поддержку Путиным своих избирательных объединений, соответственно "Единства" и Союза правых сил. Конкуренция эта носила скрытый характер. Лишь отдельные ее эпизоды становились достоянием прессы. Известно, например, что плакат "Путина в президенты, Кириенко в Думу", появившийся на улицах российских городов с одобрения Путина, вызвал бурю негодования в Кремле, обитатели которого считали себя монопольными владельцами товарного знака "Путин".

В январе Борис Абрамович принял активное участие в заключении сделки между Кремлем и коммунистами, когда пост спикера Думы фактически был обменен на "правильное" поведение лидера КПРФ в президентской кампании, Владимир Путин "на блюдечке" получил гарантии победы в договорном матче в марте. СПС оказался в вынужденной оппозиции власти, и преимущество Березовского перед Чубайсом выглядело огромным. Однако, как и в прошлые годы, Анатолий Борисович сумел взять реванш у Бориса Абрамовича, с тем чтобы за несколько дней до выборов положить на стол Путина список своих кандидатов на должности министров.

По имеющейся информации, ответ Березовского не заставит себя ждать. Уже в самое ближайшее время по Чубайсу и членам так называемой питерской команды экономистов и чиновников должен обрушиться мощный информационно-"разоблачительный" залп. "Заказы" размещены в ряде газет и на центральных телеканалах. Сам же Борис Абрамович в недавнем интервью газете "Ведомости" обрушился для начала на Германа Грефа: "Я считаю, что Греф не является никаким стратегом. Греф, безусловно, слабый человек. Он не имеет понимания об основных проблемах. А следовательно, ожидать качественных стратегических разработок от его группы нельзя".

Стоит отметить, что поведение самого Путина в последнее время свидетельствует - он все крепче верит в свою исключительность и уникальность (о чем ему все время поют в уши советники). Показательна его фраза, произнесенная на пресс-конференции в ночь с 26-го на 27 марта: "То, как я удачно выстроил кампанию, меня радует. Не пришлось вводить в заблуждение огромные массы избирателей". До сих пор Владимир Владимирович утверждал, что всю организацию кампании отдал штабу, а сам занимается текущими хозяйственными вопросами.

Собственно говоря, теперь перед Владимиром Путиным в полный рост встала принципиальная дилемма. Или он уступает давлению бывшего окружения Бориса Ельцина, той самой пресловутой "Семьи", платит по счетам и остается марионеткой в руках тех, кто считает себя создателями "Владимира Путина, второго президента России". Или рвет с прежними опекунами и заключает сделку с Чубайсом по своей воле.

Может показаться, что у Владимира Владимировича есть время, чтобы выждать и наилучшим образом разместить близких ему людей из спецслужб в администрацию Кремля и спустя какое-то время избавиться от Волошина, Юмашева и Дьяченко, поставив у руля своих людей. Да только в президентском окружении указывают на очевидную аппаратную слабость путинских новобранцев и на их неопытность в кулуарных интригах. И времени на самом деле у нового президента нет. Путин должен сделать выбор и вытолкнуть один клан из властной системы. Времена ельцинских "сдержек и противовесов", судя по всему, уходят. Путин пока что ничем не выдал в себе стремление к аналогичному ведению дел внутри своего двора. Потому дальнейшее сосуществование компании Березовского и команды Чубайса маловероятно.

При этом выбор должно сделать именно сейчас, пока еще не приступили к формированию кабинета, который уже к осени должен выдать на-гора свою собственную программу первоочередных мер в экономике и внести на рассмотрение в Думу бюджет на будущий год. А от того, кто будет работать в новом правительстве и что из себя будет представлять программа реформ по Путину, в значительной степени будет зависеть успешность выполнения громких обещаний промышленного подъема и роста благосостояния населения. Березовский с Калюжным вряд ли сумеют произвести на свет привлекательную для инвесторов программу. Не говоря уже о том, что Борис Абрамович на Западе уже давно считается воплощением зла.

Избиратели в округах с "особым" статусом, будь они в тюрьме или в воинской части, самые дисциплинированные. Здесь явка всегда стопроцентная. И большинство, как правило, отдает предпочтение кандидатам от действующей власти. (Фото: Макс Новиков )

Дмитрий Пинскер

Врез 1

Выборы президента РФ (предварительные результаты)

ДЖАБРАИЛОВ У.А. 0,08%

ПОДБЕРЕЗКИН А.И. 0,14%

СКУРАТОВ Ю.И. 0,43%

ГОВОРУХИН С.С. 0,45%

ПАМФИЛОВА Э.А. 1,02%

ТИТОВ К.А. 1,50%

ПРОТИВ ВСЕХ КАНДИДАТОВ 1,90%

ЖИРИНОВСКИЙ В.В. 2,72%

ТУЛЕЕВ А.М. 3,04%

ЯВЛИНСКИЙ Г.А. 5,85%

ЗЮГАНОВ Г.А. 29,44%

ПУТИН В.В. 52,52%

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера