Архив   Авторы  

Еще один Китай
Вокруг России

Выбрав президента, выступающего за независимость, население Тайваня расписалось в твердом желании жить отдельно от "большого брата"

(Фото: EPA )

На Тайване делают не только компьютеры, телевизоры и заполонивший мир ширпотреб. Здесь делают и большую политику. В 80-е годы став свидетелем рождения на острове "экономического чуда", весной 2000-го мир открывает для себя тайваньское "политическое чудо".

Недавние президентские выборы принесли сенсационную победу кандидату от Демократической прогрессивной партии Чэнь Шуйбяню. Главой непризнанной Китайской Республики на Тайване впервые в ее полувековой истории стал политик, не принадлежащий к партии Гоминьдан. События, последовавшие за избранием Чэнь Шуйбяня, свидетельствуют о том, что Тайвань стоит на пороге мирной революции, смысл которой в переходе от диктатуры одной партии к многопартийной демократии. И при этом все больше отдаляется от идеи последовать примеру Гонконга и Макао, вернувшихся в лоно "большого Китая".

В Пекине негодуют, делают грозные заявления о том, что "независимость Тайваня ни в какой форме никогда не будет позволена". Но ничего не могут поделать: процветающий остров, находящийся по ту сторону Тайваньского пролива, уплывает из рук. Стало окончательно ясно: идее общекитайского единства Тайвань предпочел свободное плавание.

Президент-диссидент
Не посвященный в хитросплетения отношений между "двумя Китаями" не увидит в заявлениях Чэнь Шуйбяня ничего взрывоопасного. Говоря о коммунистическом Китае, новый тайваньский президент не устает подчеркивать, что "наша цель - примирение с самыми добрыми помыслами, активное сотрудничество и вечный мир". Казалось бы, лучшего и не пожелаешь. Почему же тогда Пекин всеми силами пытался не допустить избрания Чэня? С обращенным к островитянам требованием не голосовать за кандидата от Демократической прогрессивной партии выступил премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи. Прозвучавшие тогда слова о том, что в случае необходимости вопрос объединения может быть решен в течение считанных часов, переполошили весь мир и заставили говорить о возможности новой войны в проливе.

Главная проблема кроется в отношении Чэня к воссоединению Китая и Тайваня по формуле "одна страна-две системы", на которой настаивает "большой брат". На самом деле, считает новый тайваньский лидер, существование двух систем означает, что и стран тоже две. Тайвань давно стал государством де-факто. Чэнь дает понять, что готов развивать полнокровное равноправное сотрудничество между КНР и Китайской Республикой на Тайване. Но как между двумя независимыми республиками, а не государством и его островной провинцией.

Конечно, у Чэнь Шуйбяня хватит рассудка не лезть в петлю и не объявлять независимость Тайваня прямо завтра. Он понимает, что ответом КНР может стать высадка на острове Народно-освободительной армии Китая. В своем первом заявлении Чэнь сделал жест в сторону Пекина, намекнув, что не исключает объединения с материковым Китаем. Однако эти слова скорее всего стоит трактовать так: когда Китай перестанет быть коммунистическим, тогда и объединимся.

В вопросе объединения Чэнь занимает более радикальную позицию, чем его предшественники, которые предпочитали не дразнить тигра и довольствовались нынешним статус-кво. Приверженность Чэня идее независимости и помогла ему вырвать победу у двух других претендентов на президентский пост, имевших, по предварительным опросам, примерно такие же, как и он, шансы. По итогам выборов Чэнь набрал 39 процентов голосов, независимый политик Джеймс Сун - 35 процентов, а кандидат от Гоминьдана Лянь Чжань - 30 процентов. Голосуя за Чэня, тайваньцы дали понять, что их выбор - разрыв пуповины, связывающей остров с материком.

Впрочем, Чэнь Шуйбянь - enfant terrible не только для китайских руководителей, но и для ведущей политической силы страны, Гоминьдана. Эта партия бессменно правила на Тайване с 1949 года, когда в результате гражданской войны Китай раскололся на две части: коммунисты установили контроль над материковой частью, а гоминьдановцы во главе с генералом Чан Кайши бежали на Тайвань и основали здесь свою республику.

Казалось, гоминьдановскому правлению не будет конца - оно продлится столько, сколько просуществует островной Китай. Однако, судя по всему, приход к власти Чэнь Шуйбяня означает начало конца партии легендарного Чан Кайши и связанной с ней целой эпохи в жизни острова. Чэнь - лидер нового типа, не похожий на своих предшественников. Во-первых, он - "коренной тайванец": родился на острове, а не эмигрировал сюда с материка. Это делает его особенно популярным. Во-вторых, Чэнь снискал репутацию политика-диссидента. С 1994-го по 1998 годы он занимал пост мэра столицы Тайбэя и ушел со скандалом, обвинив правящую элиту в коррупции. Чэнь заявил тогда, что "партия, которая может бессменно править страной в течение более 50 лет, это партия "черного золота" ("черным золотом" на Тайване называют коррупцию).

Это был вызов. На острове часто говорили о том, что под крышей правящей партии происходит сращивание политики и большого бизнеса. Гоминьдан стал не только партией власти, но и кузницей олигархов. К примеру, вице-президент Лянь Чжань, баллотировавшийся на пост президента от Гоминьдана, входит в группу самых богатых тайваньских бизнесменов: его состояние оценивается в 325 миллионов долларов.

И хотя недовольство коррупцией зрело в тайваньском обществе давно, Чэнь первым сумел воплотить в своей предвыборной программе настроения широких масс. Борьба с коррупцией стала одним из ее ключевых тезисов. Нужно ли удивляться, что его избранию противодействовали не только пекинские руководители, но и тайбейские политики со стажем. "Проголосовав за Чэня, вы ввергнете страну в хаос", - пугал соотечественников гоминьдановский кандидат Лянь Чжань.


Тайваньцы не услышали его предостережений. И теперь Чэнь Шуйбяню предстоит решать ту же задачу, которая два года назад встала перед другим азиатским "президентом-диссидентом" - южнокорейским лидером Ким Дэ Чжуном. Чэнь, как и Ким, должен демонтировать прежнюю авторитарную систему и построить многопартийную демократию. Вообще в биографиях Кима и Чэня немало общего. Оба - выходцы из крестьянских семей, пришли в политику как активисты демократического движения, сидели в тюрьмах, прошли через угрозы и покушения, организованные местными спецслужбами.

Тонущий корабль Гоминьдана
До того как в 1949 году на материке победила коммунистическая революция, в "большом Китае" правил Гоминьдан. Военное поражение от коммунистов во главе с Мао Цзэдуном вынудило гоминьдановцев бежать на Тайвань. Тем не менее свергнутое правительство Китайской Республики, не считаясь с реальностью, продолжало упорно считать себя законной властью Китая, а правительство Мао Цзэдуна - мятежниками.

Еще до эвакуации на Тайвань, в 1947 году, была принята конституция Китайской Республики, определившая политическое устройство на острове. Она формально провозгласила принцип разделения пяти ветвей власти - законодательной, исполнительной, судебной, кадровой и контрольной. Однако спустя год, в разгар гражданской войны, высший представительный орган, Национальное собрание, одобрил "Временные правила национальной мобилизации" на период мятежа. Согласно этому документу президент наделялся чрезвычайными полномочиями. Их срок и механизм осуществления определялись самим президентом, а не конституцией.

Первый тайваньский президент Чан Кайши правил как диктатор. В связи с постоянной угрозой насильственного присоединения материковым Китаем на острове было введено чрезвычайное положение, которое действовало вплоть до 1987 года. Любые гражданские выступления против власти жестоко подавлялись. Каждые шесть лет Национальное собрание автоматически продлевало полномочия Чан Кайши. В 1975 году Чан Кайши умер, и его сменил сын Цзян Цзинго, который правил по той же схеме вплоть до своей смерти в 1988 году. Только в 1990 году на Тайване был избран первый президент не из семьи Чан Кайши - правая рука Цзян Цзинго, вице-президент Ли Дэнхуэй.

Почва под Гоминьданом разверзлась на следующий день после нынешних президентских выборов. Для многих рядовых членов партии поражение ее кандидата стало настоящим потрясением. Толпы разъяренных гоминьдановцев бросились громить штаб-квартиру партии, переворачивать автомобили партийной элиты, обвиняя верхушку в том, что произошло. Ответственность за провал на выборах был вынужден взять на себя Ли Дэнхуэй. Он объявил, что досрочно уйдет с поста председателя Гоминьдана в сентябре этого года. Однако это не спасло его от града камней и тухлых яиц.

О выходе из состава ЦК Гоминьдана объявил нынешний мэр Тайбэя, призвавший распустить руководящие органы партии. Весьма вероятно, что его примеру последуют и многие другие высокопоставленные партийные функционеры, которые побегут из Гоминьдана, как крысы с тонущего корабля.

Не будем забывать, что Гоминьдан - это старейшая политическая партия на всем азиатском континенте. Сегодня многим кажется, что с ее крушением рушатся устои самого тайваньского общества. В определенном смысле это справедливо. Однако ящик Пандоры открыт, и пути назад у "мятежного острова" нет.

Сергей Строкань

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера