Архив   Авторы  

Туберкулез открывает двери
Общество

Даже следственного изолятора #1

Сорокавосьмилетний Владимир - типичный российский арестант, больной туберкулезом. Судимостей - шесть. Стаж отсидки - 18 лет. Диагнозу - 16 лет. Лечился и в тюрьме, и на воле. "Мне сказали - неизлечимый, - говорит он. - Много денег надо, чтобы вылечить". Страх перед такими, как Владимир, может заставить иностранцев надевать гигиенические маски, прежде чем приблизиться к выходцам из России. Именно так было на фуршете в Матросской тишине (Фото: Александр Сорин )

Удивительные бывают события. Вот, например, день открытых дверей в том месте, из которого, по мнению экспертов ЦРУ, исходит одна из основных угроз благополучию Америки и всего западного мира. Место называется Следственный изолятор # 1, лучше известный под названием Матросская Тишина. Угроза называется "туберкулез".

День открытых дверей - как день открытых дверей. Над входом в хирургическое отделение тюремной больницы вывеска: "Берегите здоровье, боритесь за него, ибо главная ценность - человеческая жизнь. А.В. Суворов". Запах хлорки, поднимающийся от все еще влажного пола. Бежевые перила, липкие от невысохшей краски. Телеоператоры, пытающиеся вшестером протиснуться в узкую дверь камеры. Вытаращенные глаза заключенных, которых никто не предупредил о надвигающемся нашествии. Персонал, бодро рапортующий "лекарства у нас все есть", но с куда меньшим энтузиазмом отзывающийся на просьбу назваться.

"Замначальника учреждения по лечебно-профилактической работе, - говорит подтянутая женщина-подполковник с коротко стриженными светлыми волосами, в очках и с весьма недовольным выражением на лице. - Называться не буду. Это я не кокетничаю, это из соображений безопасности". - "Но вы находитесь при исполнении служебных обязанностей, и закон обязывает вас назваться, ведь ваше имя не государственная тайна".

"Ну, закон, - на лице подполковника появляется нечто, похожее на улыбку. - У нас много чего по закону положено".

Например, по закону положено содержащихся в Матросской Тишине больных туберкулезом - 1200 человек, четверть населения СИЗО, - кормить согласно определенным нормам калорийности. Причем это в отличие от мытья пола и покраски перил надо делать ежедневно, но денег на это нет. Как нет и необходимых лекарств, сообщил журналистам и пришедшим на день открытых дверей дипломатам начальник медуправления Главного управления исполнения наказаний Александр Кононец. Видимо, сотрудниц тюремной больницы забыли предупредить, что журналистам в данном случае можно говорить правду, и, по словам Кононца, "тут, видимо, превалирует чувство патриотизма - хотя мы не скрываем, что у нас многого не хватает".

По мнению Кононца, на эффективную борьбу с туберкулезом в местах лишения свободы требуется 600 млн. долларов в год. "А весь бюджет - 14 млрд. рублей", - немедленно добавил министр юстиции Чайка. Невозможность получения даже части этих денег где бы то ни было, кроме Запада, и вынудило чиновников ГУИНа согласиться на экстравагантное предложение пригласить в СИЗО #1 представителей западных посольств и СМИ.

Идея принадлежала директору Нью-Йоркского института здравоохранения Алексу Гольдфарбу. Три с половиной года назад Гольдфарб активно занялся борьбой с российским туберкулезом. Тогда он пропагандировал простой и дешевый подход, давно принятый во всем мире. Вместо бесконечных и дорогостоящих флюорографий - анализ мокроты. Всех, у кого выделяется палочка Коха, лечить не так, как было принято в России, одним препаратом, в больнице и долго, а сразу несколькими, дома или в камере и быстро. Вскоре человек перестает быть заразным, а потом и вовсе выздоравливает, и все это стоит 50 долларов на больного. В 1997 году ГУИН согласился принять помощь нью-йоркцев и других западных благотворителей, Джордж Сорос выделил 12 млн. долларов, Европейское сообщество тоже примерно столько же, и началась работа.

В общем, спустя три-четыре года после начала этих проектов приходится признать, что туберкулез по-прежнему побеждает. И раньше было известно, что в России в результате многих лет неадекватного лечения появились формы туберкулеза, устойчивые к лечению некоторыми или даже всеми существующими препаратами (последняя сокращенно называется ТБ МЛУ - множественно-лекарственно-устойчивый туберкулез). Россия - не единственная страна в мире, где существует не поддающийся воздействию препаратов туберкулез, но до недавнего времени считалось, что доля больных этими формами относительно невелика, а лечить их не стоит и пытаться: во-первых, это слишком дорого, а во-вторых, чем быстрее они умрут, тем меньше людей от них заразятся. Однако работа западных организаций в России перевернула эти представления.

Из трех тысяч больных в местах лишения свободы и на воле в Томске, например, треть больны формой туберкулеза, устойчивой ко всем так называемым препаратам первого ряда - тому ассортименту, которым (или частью которого) обычно обладают тубдиспансеры или тюремные больницы. Цифры, полученные организациями, работающими в других регионах, примерно те же. По заключению экспертов, это означает, что в местах лишения свободы из более чем 100 тысяч больных туберкулезом треть больна лекарственно-устойчивой формой, а за пределами тюрьмы таких больных около 25 тысяч. Этих людей не вылечить за 50 долларов и за четыре месяца. Их лечение стоит в среднем около восьми тысяч долларов и должно продолжаться около полутора лет. Более того, вся система - простая и недорогая, - предложенная западными специалистами несколько лет назад, оказывается непригодной для России.

Дело в том, что палочка Коха - удивительно гибкий организм, обладающий способностью не только привыкнуть, но и начать питаться лекарствами, направленными против него. Если лечить больного ТБ МЛУ обычным способом, ему не только не станет лучше - ему станет хуже. Поэтому всех больных теперь надо в первую очередь проверять на вид бактерии, а это гораздо более сложный и дорогостоящий процесс, чем просто анализ мокроты. А потом - что делать с теми, кто болен ТБ МЛУ? Страшная российская статистика уже вынудила Всемирную организацию здравоохранения изменить свою политику по отношению к лекарственно-устойчивому туберкулезу и признать, что эту болезнь необходимо лечить. Ведутся переговоры о том, чтобы поставлять в некоторые регионы России так называемые препараты второго ряда по сниженной цене. Но и тут западная помощь может не успеть за болезнью. В Россию уже каким-то образом просачиваются препараты второго ряда, и кто-то, видимо, их уже принимает, но в неверном сочетании или с недостаточной интенсивностью. По словам Гольдфарба, в Томске уже выделен один больной с формой туберкулеза, устойчивой к основным препаратам второго ряда. Все заразившиеся от этого человека получат ту же устойчивую ко всем лекарствам инфекцию.


Из всех инфицированных туберкулезом только примерно у 10% развивается активная форма болезни. Остальные становятся носителями, небольными и незаразными. Если ничего не случится с их иммунной системой, инфекция так и будет дремать. Но если организм ослабнет - от голода, например, или от болезни, - то туберкулез выйдет на поверхность. Так, например, происходит с инфицированными вирусом иммунодефицита человека - а таких, по оценкам экспертов, к концу следующего года в России может быть миллион, а еще через год - вдвое больше. Это будет двойной взрыв: СПИДа и практически неизлечимого туберкулеза одновременно. При этом последний в отличие от первого передается воздушно-капельным путем.

Доклад ЦРУ, опубликованный в январе, предупреждает о смертельной угрозе, надвигающейся из России. Выступая на дне открытых дверей в Матросской Тишине, ведущий американский специалист по лекарственно-устойчивому туберкулезу Ли Райшмэн сказал: "В связи с происходящей в мире глобализацией, очень просто может получиться так, что инфекция туберкулеза появляется в одном месте, а спустя несколько часов уже распространяется за шесть тысяч миль оттуда". То есть заразился кто-то утром в СИЗО # 1, а уже вечером того же дня заразил кого-то в Лос-Анджелесе. В недавнем номере французская газета "Либерасьон" предупредила читателей, что не следует летать в самолетах, где есть пассажиры из России: закрытая система вентиляции поможет заразе распространиться на всех.

Об искоренении туберкулеза в России речь больше не идет. О том, что можно как-то повлиять на ситуацию 20 миллионами, выделенными Соросом и Европой, тоже никто уже не говорит. Приближаются к успешному концу переговоры о займе Всемирного банка на 150 млн. долларов. Но и этого мало - нужны деньги из других источников, что и был призван продемонстрировать день открытых дверей. В любом случае, признает Алекс Гольдфарб, "прогноз не очень хороший. Народ будет болеть. Но надо что-то делать".

Маша Гессен

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера