Архив   Авторы  

Андреналиновый шок
Профиль

Задача советника президента по экономике Андрея Илларионова - не столько проводить реформы, сколько приучать общество к непопулярным идеям

На просьбы поделиться впечатлениями о профессиональных качествах и идеях советника президента по экономике Андрея Илларионова нам дружно ответили отказом практически все опрошенные экономисты. Причем, что удивительно, и его идеологические противники, и коллеги, исповедующие схожие взгляды. Вряд ли тут дело только в высокой должности, на которую Владимир Путин назначил молодого экономиста на зависть многим. Скорее, в резкости характера, за который его недолюбливают: опасном свойстве говорить правду в глаза, неумении идти на компромиссы. Благодаря этим своим качествам Илларионов с завидной регулярностью портил отношения со всеми - от коммунистических экономистов до либерал-реформаторов, которым в свое время не нравилась критика пирамиды ГКО, валютного коридора и предсказания грядущей девальвации, а сегодня не нравятся идеи о том, что Россия не должна слишком надеяться на западные инвестиции и кредиты. Поэтому Илларионова охотно критикуют идеологические союзники, называя исповедуемый им либерализм популистским и одномерным.

Хождения во власть

Тридцатидевятилетний Андрей Илларионов родом из Питера, вырос в семье преподавателей. В 1983 году окончил экономический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ) по специальности "Экономист, преподаватель политэкономии". В 1987-м окончил аспирантуру ЛГУ по кафедре экономики современного капитализма, кандидат экономических наук. До 1990 года работал ассистентом кафедры международных экономических отношений ЛГУ, а следующие два года - старшим научным сотрудником и заведующим сектором лаборатории региональных экономических проблем Санкт-Петербургского финансово-экономического института (руководителем лаборатории был Сергей Васильев).

С началом гайдаровских реформ Сергей Васильев, назначенный директором Рабочего центра экономических реформ при правительстве (РЦЭР), сделал Илларионова своим первым заместителем. Вместе с шефом тот участвовал в разработке программы правительства, утвержденной летом 1993 года.

С легкой руки тогдашнего министра финансов Бориса Федорова сразу после референдума о доверии президенту, 26 апреля 1993 года, Илларионов был назначен советником премьера Черномырдина, руководителем группы анализа и планирования при председателе правительства. Вместе с Федоровым Илларионов резко осудил операцию с обменом купюр 26 июля 1993 года и после тяжелого разговора с премьером попал более чем на месяц в больницу. После этого Черномырдин никаких заданий руководителю группы планирования не давал. В последующие полгода Илларионов встречался с премьером всего трижды и всякий раз сам выступал инициатором встреч.

По мнению Илларионова, одной из главных причин поражения демократов на выборах 12 декабря 1993 года стала инфляция, в которой Илларионов винил тогдашних главу ЦБ и премьера. Он советовал премьеру отправить в отставку председателя Центробанка Виктора Геращенко. Считая, что после ухода Гайдара правительство "повернулось к полномасштабной бюрократической реставрации, к откровенному массированному лоббизму", Илларионов подал в отставку, обвинив Черномырдина в "экономическом перевороте". В ответ на это 9 февраля 1994 года он был уволен "за нарушение трудовой дисциплины": прогулял три дня, читая - без ведома премьера - лекции в Великобритании. С тех пор вплоть до назначения экономическим советником президента 12 апреля этого года Андрей Илларионов занимался чистой теорией - возглавлял Институт экономического анализа. При этом результаты исследований, порой сенсационные, позволяли ему периодически будоражить общественное мнение резкой критикой проводимой властями экономической политики.

Кассандра

Может быть, еще одна причина стойкой неприязни экономистов кроется в том, что прогнозы "неглубокого" (каковым его считают некоторые коллеги) Илларионова часто сбываются. "Валютный коридор вообще ущербен, - утверждал он в 1995 году, - есть политика плавающего рубля и есть - фиксированного. То, что границы коридора передвинули, с моей точки зрения, - удар по финансовой стабилизации... потому что он дает ориентир на дальнейшую девальвацию национальной валюты..."

В январе 1996-го он подвергал сомнению правительственные планы покрытия бюджетного дефицита за счет доходов, получаемых из неинфляционных источников - например, на рынке госбумаг. Рост поступлений от продажи госбумаг с 1,6 до 2,6% ВВП, записанный в бюджете, Илларионову казался нереальным без допуска на рынок большого количества западных инвесторов. Однако такая перспектива, по его мнению, была чревата усилением нестабильности рынка государственных ценных бумаг: зарубежный инвестор чрезвычайно чуток к любым колебаниям политической конъюнктуры. Надо ли напоминать, как бежали западные инвесторы с рынка ГКО в 1998-м?

В июне 1998 года Илларионов давал уничтожающую оценку планам выхода из финансового кризиса за счет 15-миллиардного кредита МВФ. По его мнению, предоставление такого кредита было бы авантюрой и со стороны МВФ, а правительственная антикризисная программа показывала, что у ее авторов нет ни адекватного представления о тяжести ситуации, ни необходимых планов по выходу из кризиса.

Девальвацию рубля Илларионов считал неизбежностью и описал свой вариант программы выхода из кризиса: бездефицитный бюджет, законодательный запрет заимствований - как внутренних на рынке ГКО, так и внешних (евробонды, различные кредиты международных организаций), как федеральных, так и местных, радикальная реформа государственных финансов и денежной политики, введение системы, при которой денежная эмиссия будет на 100% обеспечена валютными резервами по официальному курсу. Эту программу позже начали осуществлять правительства Кириенко и Примакова.

Совсем недавно Илларионов предсказал снижение темпов экономического роста России с 7,9 до 5,2% из-за увеличения государственных расходов (с начала года они выросли с 35 до 38% ВВП). Сбудется ли этот прогноз?

На том стою

Надо сказать, что взгляды Илларионова мало изменились за последние годы. По его словам, он сформулировал себе семь экономических заповедей: "Не воровать, не печатать фальшивых (необеспеченных. - "Итоги") денег, не брать взаймы у своего населения, не занимать у иностранных кредиторов, полностью обслуживать долги, не заниматься валютным регулированием и вообще ограничить вмешательство государства в экономику и социальную сферу". Он всегда был против существования рынка госбумаг, за проведение политики "валютного управления", или currency board, означающей жесткое соответствие рублевой денежной массы, которая находится в обращении, объему валютных запасов страны. Он не перестает ратовать за резкое сокращение государственных расходов до 17-20% ВВП.

Чем же обязан Илларионов столь неожиданному для многих назначению сначала экономическим советником президента, а затем и главой межведомственной комиссии по участию России в "восьмерке" (конечно, помимо того, что он из Питера, умный и с незапятнанной репутацией)? Видимо, экономист говорит то, что сегодня хочет слышать Владимир Путин. Говорят, что Илларионова "пристроили" в администрацию после того, как он вместе с Волошиным и Грефом доложил президенту, каким должно быть бюджетное послание главы государства. Бездефицитный бюджет, сокращение госрасходов, экономический рост не меньше 5%. Не может не импонировать Путину установка Илларионова на мобилизационную модель экономики, то есть на отказ от внешних займов, расплату с внешними долгами из золотовалютных резервов, как это происходило в последние полтора года, уверенность, что государство может обойтись и без западных инвестиций. После встречи в конце мая с министром финансов США Лоуренсом Саммерсом Илларионов не без гордости заявлял: "Отношения просителя и дающего становятся достоянием истории. Мы будем говорить на равных".

И самое главное, что, вероятно, устраивает Путина и вызывает резкую критику коллег-либералов: экономический ультралиберализм Илларионова вполне сочетается с равнодушным отношением к гражданским свободам, к институтам, защищающим политическую и интеллектуальную свободу, свободу информационных потоков (при этом справедливости ради нужно сказать, что отмена контроля за СМИ стоит одним из первых пунктов в его короткой программе). Недаром Илларионов не устает апеллировать к опыту авторитарных режимов Аргентины и Чили, а также Китая, где после кровавых событий на площади Тяньаньэнь в условиях однопартийной системы, политических репрессий и нерыночного валютного законодательства удалось заметно снизить бюджетную нагрузку на ВВП и добиться завидного экономического роста.

Искусство невозможного

Почти сразу же по приходе в администрацию президента Андрей Илларионов привычно шокировал публику, придумав в противовес грефовской программе комплекс мер радикальной экономической реформы, поместившейся на двух страничках. Смысл ее - распустить большую часть министерств и ведомств, оставить самые необходимые, полностью отказаться от большей части госрегулирования, квотирования, ликвидировать институт банковского контроля.

"Все понимают, что это правильно, и все понимают, что этого не будет, - делится своими впечатлениями глава Центра по защите прав инвесторов Дмитрий Васильев. - Но я исповедую идеологию 60-х годов, когда люди говорили: "Будьте реалистами - требуйте невозможного!" Реальная политика - эта борьба за невозможные цели. Успешное воплощение за годы реформ получили только сумасшедшие идеи. Проведение приватизации - сумасшедшая идея, кто бы поверил в 91-м, что такое произойдет?"

Что же, ставить нереальные цели, пугая своей радикальностью правительственных чиновников, чтобы реформа хоть чуточку сдвинулась с места, - основная миссия нового экономического советника? "Его важнейшая функция - объяснять за Кремлевской стеной Путину, что такое экономика, как она работает, - считает Дмитрий Васильев. - Он объясняет очень сложные вещи очень простым языком, приводя примеры из мирового опыта. Полемист он блистательный".

Никто, да, наверное, и сам Андрей Николаевич, не обольщается: реальных рычагов для проведения экономической реформы в его варианте у него нет. Правительство будет всячески сопротивляться сокращению госаппарата и госрасходов. Слишком много противников, слишком большая политическая воля нужна для радикальных преобразований, тем более что в правительстве и Кремле сегодня скопилось много людей, которые тянут совершенно в другую сторону. Так, к примеру, административное регулирование во многих сферах только усиливается, осуществляются проекты, задуманные еще при Примакове. Скажем, обретает плоть любимая идея Маслюкова - Банк реконструкции и развития, через который в реальный сектор должны пойти огромные суммы инвестиций из бюджета.

Но если к осени мировая экономическая ситуация ухудшится (упадут цены на нефть или опять начнет трясти мировые фондовые рынки), то о радикальных мерах придется не только говорить, но и проводить их в жизнь. И тут главное - не запутаться в насущных, средне- и долгосрочных целях, правильно определить приоритеты. Судя по всему, основной заботой Илларионова в ближайшие месяцы станет не столько проведение реформ, сколько популяризация некоторых непреложных истин: нужно снижать нагрузку на государство и одновременно избавляться от вмешательства государства в дела коммерческих структур, сокращать разросшуюся за годы реформ армию чиновников, вводить в общественный оборот словосочетание "пенсионная реформа", "накопительные счета", "бездефицитный бюджет". Эту миссию Илларионов вполне осознает: "Для того чтобы проводилась разумная экономическая политика, нужно, чтобы ее принципы, подходы, цели разделял не только один человек, нужно, чтобы они стали темой общественной дискуссии".

При участии Венеры Карпинской

Антон Пришвин

Врез 1

ИДЕИ

Основные тезисы Концепции экономической программы Андрея Илларионова и Бориса Львина

1. Дерегулирование

Отменяются: ограничение на проживание в определенных районах страны (прописка), разрешительный порядок регистрации предпринимательской деятельности, ценовой контроль, экспортный контроль, контроль за деятельностью печати и СМИ, ограничение на международное движение капитала, выдача квот на ведение внешнеторговой деятельности.

2. Реформа денежной системы

Создается "валютное управление". Раз и навсегда устанавливается стабильный обменный курс между рублем и долларом. Центральный банк перестает кредитовать государственный бюджет (то есть "допечатывать" деньги на различные нужды).

3. Реформа банковской системы

Ликвидируется институт банковского надзора (сейчас эту функцию выполняет Центробанк).

4. Приватизация

Продажа госсобственности осуществляется на открытых аукционах с недискриминационным допуском иностранных участников, объявляемых в российских и зарубежных СМИ не менее чем за шесть месяцев до проведения.

5. Административная реформа

На переходный период количество федеральных министерств сокращается до восьми (финансов; юстиции; внутренних дел; иностранных дел; обороны; труда и соцзащиты; энергетики; транспорта и связи; здравоохранения).

Врез 2

Из Илларионова:

Почему слова "реформы" и "демократия" стали сегодня чуть ли не бранными? Потому что правительство, унаследовавшее от своих предшественников наименование реформистского, реформы по сути дела прекратило. Потому что, спрашивая друг друга: "Инфляция, преступность, коррупция, чеченская авантюра - это и есть демократия, это и есть реформы?" - очень многие люди отвечали себе: "Нам таких реформ не надо". Потому что правительство не смогло быть честным и так и не научилось говорить своим гражданам правду, какой бы она ни была. (1996 г.)

Есть ли в России силы, которые могут резко изменить ход реформирования экономики? Может быть, они и появятся после 2000 года, но сейчас таких сил нет. (1996 г.)

Благодаря усилиям правительства Россия выбрала финансово-олигархический вариант развития рыночной экономики: с угнетенной конкуренцией, большим вмешательством государства, чудовищно раздутым, гипертрофированным государственным сектором, большим количеством финансово-промышленных групп. У нас есть все гарантии для перехода в ближайшее время к классической экономической стагнации. (1996 г.)

Если в расчет принимать бюджеты всех уровней, как это делается в развитых странах, и учесть товарные кредиты и налоговые освобождения, то в России государственные расходы составляют около 50% всех расходов в экономике. Если увеличить уровень неэффективного перераспределения финансов через госбюджет, то государство раздавит нашу экономику. (1996 г.)

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера