Архив   Авторы  

Чужими глазами
Разговоры запросто

Издавна Московия казалась иностранцам жутковатой и загадочной страной. Забредавшие в ее пределы европейцы отмечали: среди бутафорского благополучия играют одну и ту же пьесу о народной несвободе и государственном произволе.

Начиная с петровской эпохи, в Европу стали поступать регулярные сведения о Российской империи. Европейцы поражались двойственности русского самосознания, расхождению законов и обычаев, культуры и быта. Писатель Иоганн Готфрид Зойме в 1772 году предостерегал немцев от переселения в Россию, "где стержнем нации является рабство, где свобода никак не гарантирована тому, кто не принадлежит к сословию угнетателей".

Француз Шантро в книге "Философическое, политическое и литературное путешествие по России в 1788-89 годах" с ужасом описывает торг крепостными: "Их выставляют вместе с женами и детьми на рынке для публичного обозрения, на лбу у каждого табличка, где указано, что он умеет делать и сколько стоит". Немецкий философ Фридрих Шлегель называл "ужасным гротеском" два противоположных по сути явления в Европе того времени - Французскую революцию и российский абсолютизм.

Зато по поводу русской культуры многие высказывались в том смысле, что она равноценна культуре европейской. О расцвете культуры в России говорит в своей "Истории России" (1782) французский историк Пьер-Шарль Левек: "Взгляды всей Европы устремлены на Россию. Ее варварство долго преувеличивали, тем более изумляются ее достижениям". А в 1794 году немецкий экономист Генрих Шторх в книге "Картина Санкт-Петербурга" восклицал: "Введенные в заблуждение невежеством, мы долго не замечали следы той высокой культуры, которые можно обнаружить в летописях. Уже перед пресловутым татарским игом существовал период, когда русские могли по праву называться цивилизованным народом".

Еще интереснее то, как воспринимали в России "иностранные" суждения. Взять хотя бы историю знаменитой книги маркиза де Кюстина "Россия в 1839 году". Французский аристократ, пострадавший от революции, приехал в Россию - страну абсолютизма, чтобы укрепиться в своих монархических убеждениях. Вернулся он, однако, убежденным республиканцем. Кюстина "трясли" на таможне, но радушно встретили при дворе. Николай I доверительно беседовал с ним... Но вот книга Кюстина выходит в свет, и в ней обнаруживается жесточайшая критика русских порядков. Николай, спохватишись, восклицает: "Эх, зачем только я говорил с этим подлецом!" В России книга мгновенно попадает под запрет. В результате ее прочло все просвещенное общество. Реакция Николая - ярчайший пример непонимания русским европейца. Он, искренне желая принести пользу отечеству, старается приукрасить его в глазах иностранца. Но у француза научный подход, он требует только правды. А над Николаем властвуют законы народной сказки, для которой добро и зло абсолютны. Для него важны не факты, а отношение.

Александр Волин

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера