Архив   Авторы  

Нестрашный суд
Искусство

Итальянский "Театро ди Дженова" показал на Чеховском фестивале гоголевского "Ревизора"

Маттиас Лангхофф уже ставил "Ревизора" во Франции и в генуэзском театре просто повторил свою постановку в том же оформлении, которое сам же и придумал. На поворотном круге большой сцены Театра Армии громоздилось покосившееся сооружение, напоминающее знаменитый макет башни III Интернационала Владимира Татлина, с многочисленными лестницами, комнатками и закоулками. Под музыку Шнитке к "Ревизской сказке" все это вращалось, мелькало в лучах прожектора, время от времени открывая на заднике фрагменты знаменитого "Страшного суда". Лангхофф умудрился втиснуть в своего четырехчасового "Ревизора" решительно все, что он знает о России, и даже сверх того. То тут, то там мелькали цитаты из "Записок сумасшедшего", "Смерти Тарелкина", звучали русские романсы и советские песни, две огромные серые крысы, те самые, что приснились Городничему, разгуливали в финале по сцене, обнюхивая присутствующих. Но вот странность - все это немыслимое вавилонское столпотворение, это несуразное, эклектичное, громоздкое зрелище удивительным образом создавало то, что в старых сказках именовалось русским духом. Взрывоопасная смесь дикости и цивилизации насквозь пропитала этот спектакль, созданный в Италии французским режиссером немецкого происхождения, вызвав в публике какой-то совершенно детский, бредовый и лихой восторг.

Легко предположить, что такого успеха у спектакля не было нигде. Ну услышит европеец песню, исполняемую на русском языке с невероятным акцентом, и что? Как говорится, примет к сведению, ясное дело, о России речь. А у нас каждый номер слезами обливали - от хохота. Хором исполняемый "Вечерний звон" сменялся бойким джазовым фокстротом "С утра побрился...". Хлестаков прочувственно исполнял утесовское "Сердце, тебе не хочется покоя", а Городничий от избытка чувств (дочку замуж отдает, да за кого!) замахнулся на "Славное море, священный Байкал", но не допел до конца, расплакался. В пересказе все это звучит нелепо и никакой прелести не передает. Китч, и ничего больше. Все так, но только китч, наивный и глупый, стал здесь стилем и - не поверите - окутал спектакль каким-то совершенно особым очарованием. Все времена и все стили смешались в этой недостроенной бутафорской башне, совсем как в доме Облонских. Известие о приезде ревизора, например, озвучено за завтраком в замызганной итальянской траттории, а уездное русское чиновничество живо напоминает сходку мафии. А в финале, после объявления о приезде настоящего ревизора, впервые в сценической истории пьесы появляется он сам, лысоватый, похожий на Берлускони, совсем нестрашный чиновник (в сопровождении тех самых громадных крыс), и принимается раздавать ордена, так сказать, за заслуги перед отечеством. И вот тогда, взявшись за руки, все дружно запели: "Сталин - наша слава боевая, Сталин - нашей юности полет". Ясное дело, зал рыдал от смеха.

Правда, при этом фреску "Страшный суд" на заднике открыли полностью, и крысы были препротивные, и предупредить хотели явно о чем-то серьезном, но публика уже не могла остановиться. И в этом была главная проблема блестяще придуманного спектакля Лангхоффа. Спохватившись, нас стали пугать, а нам хоть бы что. Смех, да и только.

Марина Зайонц

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера