Архив   Авторы  

Вас вызывают, Таймыр
В России

"Понятно, что регионы нуждаются в укрупнении, 89 - слишком большая цифра... Вопрос в том, на какой именно основе происходит слияние субъектов", - говорит губернатор Красноярского края Александр Хлопонин

Дискуссия, развернувшаяся по поводу президентских инициатив, заставляет вспомнить, что первого губернатора Владимир Путин назначил почти ровно два года назад - им стал глава Красноярского края Александр Хлопонин. Назначение было временным, однако оно сыграло не последнюю роль в разрешении конфликтной ситуации (региональный избирком отказался признать победу Хлопонина на губернаторских выборах). Сегодня губернатор - убежденный сторонник укрепления исполнительной вертикали и активный проводник еще одной, тесно связанной с этим реформы: президент дал отмашку на проведение в Красноярском крае, Эвенкии и Таймыре референдума по вопросу образования единого субъекта Федерации. О преимуществах новой схемы управления регионами и о том, как далеко может зайти перекройка административно-территориальной карты страны, Александр Хлопонин рассказал в интервью "Итогам".

- Александр Геннадьевич, вы неоднократно говорили, что предложенная президентом конструкция формирования исполнительной власти в регионах "абсолютно правильна". Впрочем, практически все ваши коллеги говорят то же самое. Другой вопрос - говорят искренне или из опасения оказаться за бортом новой схемы?

- Не готов обсуждать своих коллег... Хотя, безусловно, могу допустить, что кто-то в глубине души думает иначе. Что касается меня, я предлагал перейти к назначению губернаторов еще в 2003 году. Понятно, какая ответственность лежит на первом лице государства, особенно с учетом специфики нашей страны - географического положения, расстояний, количества субъектов. Проблема в том, как всем этим управлять. Я очень хорошо отношусь к людям искусства, заслуженным и любимым народом артистам. Но сомневаюсь, что они в состоянии грамотно руководить регионами в случае избрания их губернаторами. Конструкция, которая сегодня предлагается, оптимальна: всенародно избранный президент и назначенный им губернатор-управленец. Собственно, это и есть механизм ответственности главы государства за то, что происходит в стране.

- Конечно, избиратели могут ошибиться, выбирая губернатора. Но где гарантия, что они точно так же не ошибутся, выбирая президента? Последствия такой ошибки при отсутствии страховочных механизмов и противовесов, в том числе во взаимоотношениях между центральной и региональной властями, могут стать катастрофическими.

- Должно быть два системных противовеса: сильная законодательная власть на всех уровнях и сильные выборные муниципальные органы. Независимая законодательная вертикаль - главный инструмент политического контроля над вертикалью исполнительной.

- И все-таки не несет ли новая схема некоторую угрозу для стабильности? Ведь теперь претензии за замерзающие дома, невыплаченную зарплату будут предъявляться напрямую президенту, назначившему некомпетентного чиновника.

- А сегодня они кому предъявляются? Если вымерзает микрорайон в каком-то городе, первое, что делают муниципалы, - сообщают населению, что виновата во всем федеральная власть, которая не выделила достаточно средств на такие-то и такие-то программы.

- Не следует ли в таком случае отменить и выборность мэров?

- У назначенного губернатора будет достаточно полномочий, чтобы навести порядок на местах - через бюджет, через соответствующую координацию федеральных структур, через политический процесс.

- Будут ли назначенные губернаторы столь же энергичны в отстаивании интересов своих регионов, как губернаторы избранные? Ведь если последние отчитываются перед избирателями, то первые - перед тем, кто их назначил.

- Это, извините, демагогия. Кричат, допустим: "78 процентов набрал губернатор такой-то территории!" Но маленькая деталь: 78 - от пришедших к избирательным урнам, а не от общего количества избирателей. А пришло, например, 30 процентов. Более того, когда спрашиваешь людей, влияет ли их голос на результаты выборов, 99 процентов отвечают, что не влияет ни при каких обстоятельствах.

- Однако интересы федерального Центра и региона не всегда могут совпадать. На память приходит известный случай из хрущевских времен: первый секретарь одного обкома уничтожил всю живность у себя в области, чтобы выполнить план по мясу.

- Что было бы, если бы... "А вдруг президентом у нас будет Муссолини?" Но, ребята, мы сами выбираем себе президента, а у него есть право выстраивать свою команду. Очень важные слова были сказаны президентом на расширенном заседании кабинета министров - о том, что он хотел бы видеть в своем правительстве не только федеральных министров, но и губернаторов. А сейчас что происходит? Есть федеральная власть, есть региональная власть, и их действия абсолютно не координируются.

- Получит ли назначенный губернатор право руководить силовыми структурами - МВД и ФСБ? Это как раз тот пункт, который напрямую связывает президентские инициативы с борьбой с терроризмом.

- Гражданский губернатор не может руководить силовыми структурами. Я, например, заканчивал Финансовую академию. Как я могу руководить УФСБ? Первый этап борьбы с террористической угрозой - это профилактика. Губернатор, являющийся руководителем региональной антитеррористической комиссии, может координировать работу силовиков: вызвать и спросить, что сделано по обеспечению безопасности стратегических объектов, школ, мест проведения массовых мероприятий. Но не дай бог, произойдет теракт. Слушайте, я не смогу правильно расставить пулеметчиков и организовать кольцо оцепления. За это уже должны отвечать профессионалы. На самом деле основная проблема возникает сегодня не с силовиками, а с другими федеральными структурами - с Минприроды, антимонопольными органами, судебными приставами и так далее.

- Как вы считаете, новая схема предполагает изменение порядка формирования Совета Федерации?

- Считаю, что мы должны прийти к выборной системе формирования Совета Федерации. Если Госдума будет формироваться по пропорциональному принципу, то члены СФ должны избираться напрямую населением - по представлению губернаторов и законодательной власти регионов.

- Перейдем к другой горячей теме - объединению Красноярского края, Эвенкии и Таймыра. Кстати, есть версия, что укрупнение регионов непосредственно связано с последними президентскими инициативами - мол, слишком большое количество субъектов затрудняет управление страной.

- Я не любитель абстрактных рассуждений на тему, сколько должно остаться субъектов - 80, 30 или 15. Понятно, что регионы нуждаются в укрупнении, 89 - слишком большая цифра для эффективного управления. Вопрос в том, на какой именно основе происходит слияние тех или иных субъектов. Для этого должны быть объективные экономические и социальные предпосылки. Возьмем регионы-"матрешки" - это же абсолютно искусственная конструкция. Смотрите: губернатора Красноярского края избирали и жители Таймыра, и жители Эвенкии, представители Эвенкии и Таймыра входят в Законодательное собрание края. Зачем тогда Таймыру и Эвенкии нужна самостоятельная региональная власть? Тем более что интересы этих территорий объективно переплетены. Куда едет учиться и работать эвенкийская и таймырская молодежь? В Красноярский край. Куда пенсионеры переезжают с Севера? В Красноярский край. Я уж не говорю о том, что у Таймыра и Эвенкии нет и не может быть автономного от Красноярского края сценария экономического развития.

- Тем не менее, если исходить из опросов общественного мнения, население автономных округов склонно проголосовать на референдуме против объединения. Как будете переубеждать?

- Я видел разные опросы, в том числе инициированные лоббистами, не заинтересованными в объединении. Но понятно, что первая реакция человека, проживающего в субъекте, который может лишиться своего статуса, может быть негативной. Здесь, безусловно, сказывается определенный информационный вакуум. Спросите: почему мы до сих пор не работали с населением? Потому что только сегодня я могу выйти к людям и сказать, что от объединения будет лучше. На совещании в администрации президента руководители Минэкономразвития и Минфина подтвердили, что полностью принят предложенный нами финансово-экономический план объединения. Он предполагает сохранение для Таймыра и Эвенкии на трехлетний переходный период нынешних трансфертов и - что еще более важно - реализацию крупных инвестиционных проектов на территории края, которые позволят нарастить экономический и налоговый потенциал объединенного региона... Разумеется, необходимо учитывать и национальную окраску этих территорий. С этой целью мы планируем создать палату национальностей, в которой коренные и малочисленные народы - долганы, ненцы, эвенки - могли бы отстаивать свои интересы.

- Словом, нажить сепаратизм краевого значения - ситуацию, когда пойдут митинги и демонстрации с требованиями независимости от Красноярска, - вы не боитесь?

- Ну, мне кажется, что на митинги могут выйти только чиновники, обеспокоенные снижением своего статуса.

- А чиновников много?

- Представьте себе: в таймырском городе Дудинка с населением 26 тысяч человек находится 3 тысячи федеральных чиновников.

- Куда же они подадутся после объединения?

- Им будет чем заняться. Просто задачи несколько изменятся.

- В каком качестве Таймыр и Эвенкия вольются в Красноярский край? Как единые образования или как группы районов?

- Мы считаем, что и Таймыр, и Эвенкия должны войти в новый субъект как единые образования.

- Как будет называться новый субъект?

- Это трудный и непраздный, как оказалось, вопрос. И эвенки и таймырцы считают себя жителями Красноярского края, но мы столкнулись с юридической проблемой: вновь образованный субъект не должен повторять название старого. Поэтому, если оставляем "край", нужно уходить от "Красноярского". Если же предпочесть "Красноярский" - придется избавляться от "края". Поменять на "область"? Но это было бы умалением статуса. На "республику"? Честно говоря, попахивает неким сепаратизмом. На "губернию"? Звучит красиво, но по Конституции нет у нас субъектов с таким статусом. Остаются два варианта: либо вернуться к историческому названию - Енисейский край, либо добавить одно слово к прежнему - Объединенный Красноярский край.

- Ходят слухи, что расширение субъекта на этом не закончится, что вы не прочь присоединить также Хакасию с Тувой.

- Нет, я как раз считаю, что пока не время поднимать данную тему. Но если говорить о длительной перспективе, это было бы правильно. Что касается Хакасии, то она в свое время уже входила и в состав Красноярского края, и в Енисейскую губернию, ее энергетика строилась под обслуживание промышленности Красноярского края. В Туве берет начало Енисей - главная наша транспортная артерия. Но эти регионы имеют статус республик, что значительно осложняет объединительный процесс. Поэтому давайте начнем с более простого - с "матрешек". Если у нас все пройдет удачно, то это заставит внимательно посмотреть на такие же "матрешки" по всей стране.

- Первое, что приходит на ум, - это Тюменская область с Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким округами.

- Там проблема в том, что богатые округа не хотят быть поглощенными бедной областью.

- И все-таки, если я вас правильно понял, процесс региональной "кристаллизации" рано или поздно перейдет к более сложным объединительным проектам?

- Повторяю: я против произвольного сокращения числа регионов до определенного числа без просчета экономических преимуществ и рисков каждого объединительного проекта. Гораздо более актуальной я считаю другую тему. Мне кажется, что, предельно централизовав политический ресурс, федеральная власть теперь может себе позволить отдавать на региональный уровень значимые инструменты экономического развития. До сих пор эти инструменты у не контролируемой политически региональной власти последовательно изымались.

Второе: существующий сегодня приоритет "выравнивания бюджетной обеспеченности регионов" приводит к тому, что у сильных регионов нет никаких стимулов для развития. Одна из главных сегодняшних болячек Красноярского края - чем лучше мы работаем, тем больше у нас "срезают". Между тем опора на "регионы роста" - путь, по которому прошли все страны в период бурного экономического роста. Возьмите примеры Китая, Бразилии, Индии - везде рывок совершался за счет нескольких базовых регионов.

- А что думают на сей счет в правительстве?

- Надеюсь, мне удалось достучаться до господина Кудрина и господина Грефа (Алексей Кудрин - министр финансов, Герман Греф - министр экономического развития и торговли. - "Итоги"). По крайней мере оба они говорят, что 2005 год - последний, когда действует нынешняя схема. После этого все, что мы будем зарабатывать сверх определенного норматива, остается на территории. Это меня абсолютно устраивает.

Андрей Камакин

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера