Архив   Авторы  

Джентльмены у дачи
В России

"Cегодня идет целый ряд судебных процессов, которые связаны с приватизацией земель на Рублево-Успенском направлении..." - заявляет управляющий делами президента России Владимир Кожин

"Льготы - народу, чиновников - на хлеб и воду". И это еще не самый "ударный" из лозунгов, под которыми проходят сегодня митинги. И немудрено: на вечный вопрос, кому на Руси жить хорошо, 9 из 10 сограждан, как и сто лет назад, не задумываясь ответят - "министру государеву". Впрочем, сами представители власти энергично опровергают слухи о своей сладкой жизни. О льготах, которые неподвластны монетизации, в интервью "Итогам" рассказывает управляющий делами президента России Владимир Кожин.

- Владимир Игоревич, монетизация льгот вызвала очень много вопросов. И главный, пожалуй, такой: почему правительство экспериментирует с наиболее незащищенными слоями населения, оставляя в неизменном виде льготы самих госслужащих?

- По поводу "правительство экспериментирует" - думаю, нельзя все-таки это называть экспериментом. Реформы назрели давно. Но вот к тому, как это делается, конечно, вопросов очень много. Теперь что касается госслужащих. Во-первых, хотел бы развеять миф, подчеркиваю - абсолютный миф, об огромном количестве льгот госслужащих, о том, что у нас тут молочные реки с кисельными берегами. Все это давным-давно закончилось - с развалом Советского Союза, с изменением системы.

- Но кое-что все-таки осталось. Возможна ли монетизация этих льгот?

- Сегодня в Российской Федерации примерно полмиллиона госслужащих федерального уровня. Из них в центральном аппарате - в министерствах, ведомствах, администрации президента, Федеральном собрании и так далее - около 50 тысяч. Но определенными, даже не льготами, а я бы это назвал элементами социальной защиты, обладает еще меньшее количество лиц. Начнем с "кремлевской медицины". Тех, кто имеет право у нас лечиться, чуть больше 40 тысяч. 30 процентов из них - пенсионеры, бывшие министры и так далее. То есть действующих чиновников за этим вычетом - менее 30 тысяч. Можно ли забрать у них это право, дав взамен деньги? Можно, но абсолютно не нужно.

- Почему?

- Еще раз вернемся к сути "льготной" реформы: почему ее затеяли? Потому что деньги растворялись, неэффективно использовались. У вас есть льгота, но вы приходите в аптеку, и вам говорят: "Лекарства нет". У нас же совершенно другая ситуация: деньги доходят абсолютно точно до медицинского учреждения, и конкретный человек получает то, что ему положено. Поэтому и нет необходимости заменять это денежным эквивалентом. Если говорить предметно, то, например, министр имеет право на бесплатное лечение в наших поликлиниках, по скорой помощи и в стационаре. Вот, собственно, и все. Для санаторно-курортного обслуживания он уже должен купить путевку. Да, цена, конечно, не рыночная, но тем не менее это реальные деньги. Все дорогостоящие виды медобслуживания - косметологические, стоматологические и прочие процедуры - тоже только на платной основе.

- Медициной социальная защита чиновников, однако, не исчерпывается.

- Ну, про "кремлевские пайки", думаю, говорить не надо - слава богу, забыли, что это такое. Да, транспорт предоставляем. Но так называемый прикрепленный автомобиль имеют всего несколько десятков человек: высшие категории руководителей правительства, администрации президента, парламента. К тому же называть это льготой, наверное, неправильно. Можно, конечно, пересадить министра на трамвай, но тогда о каких-либо реформах надо вообще забыть. Или прикажете вместо автомобиля давать деньги на такси? Но кому от этого будет легче? И последнее, пожалуй, направление - дачное. Действительно, руководители определенного уровня имеют возможность жить в дачных комплексах Управления делами. Но, во-первых, эта категория очень узка, а во-вторых, они платят немалые деньги. Мы вынуждены постоянно повышать стоимость проживания: издержки растут, и сегодня на оплату так называемой путевки уходит треть, а то и больше зарплаты чиновника.

- Но цена, согласитесь, и тут далеко не рыночная.

- Конечно, не рыночная. Но тогда давайте платить высшему чиновнику такую зарплату, чтобы он мог самостоятельно снять или построить дачу по рыночной цене. Не уверен, однако, что государство что-то на этом сэкономит.

- В мае прошлого года вы сказали, что количество лиц, которые пользуются служебными дачами, будет значительно сокращено. За счет кого?

- Да, такое сокращение произошло - за счет того, что мы очень высоко подняли планку должностного лица, которому предоставляется дача. Сегодня это министр, замминистра и приравненные к ним по табели о рангах руководители в других федеральных ведомствах, в администрации президента, в парламенте. Всего 200-300 человек. Было почти вдвое больше.

- И что делаете с освободившимися дачами?

- Они сдаются по коммерческим ценам. Однако следует учесть, что значительная их часть находится в крайне изношенном состоянии. Сейчас мы определяем те дачные комплексы, которые не подлежат ремонту просто в силу своей ветхости. После этого будем либо реализовывать их в установленном законом порядке, либо привлекать для реконструкции частные инвестиции.

- Наверное, стоит упомянуть и о такой привилегии, как бесплатная квартира.

- Да, мы предоставляем квартиры, но в десятки, в сотни раз меньше, чем это было в Советском Союзе. Тогда переезд в Москву чиновника любого ранга означал быстрое автоматическое решение квартирного вопроса. Сегодня это происходит только в тех случаях, когда речь идет о министре или равном ему по статусу. Так что сказать, что вы поступаете на госслужбу и тут же получаете квартиру, категорически нельзя. Наши чиновники годами стоят в очереди на жилье, и не все его получают.

- И все же, можно ли выразить весь объем льгот, предоставляемых чиновнику, в денежном эквиваленте?

- Никто не задавался такой целью. Хотя, наверное, можно подсчитать, сколько, скажем, за месяц уходит бензина на поездки министра Икс. Правда, что касается медицины, тут сложнее. Один годами не появляется у наших медиков, другой - постоянный пациент. Поэтому такой подсчет будет абсолютно условным.

- Как сказалась на Управлении делами реформа структуры правительства? По идее сокращение штатов должно было привести к освобождению площадей, технического персонала и в целом к снижению стоимости обслуживания правительственных объектов. Но это в теории, а что показала практика?

- Суть реформы заключалась не в механическом сокращении правительственных структур, а в разделении полномочий, зон ответственности. Об одном итоге реорганизации я уже вам сказал: в связи с возникновением новой правительственной иерархии мы резко сократили количество служебных дач. Но говорить о каком-то колоссальном освобождении ведомственных площадей не приходится. Хотя, конечно, некоторые структуры стали более компактными, и с этим связаны определенные наши ожидания. Существуют жесткие нормы - сколько квадратных метров положено на каждого чиновника. Применяя их, мы совместно с агентством по управлению федеральным имуществом проводим инвентаризацию всей недвижимости, которой располагаем. Эта работа должна закончиться к середине года. Что-то, безусловно, будет освобождаться.

- Известно, что произошли некоторые изменения и в структуре Управделами: ваше авиаподразделение сливается с госавиакомпанией "Пулково". Чем это вызвано?

- К этой проблеме мы подступались давно. Государственная транспортная компания "Россия" существовала в двух ипостасях - как перевозчик, обслуживавший высшее руководство страны, и как обычная коммерческая авиакомпания. Мы некоторое время пытались совместить два этих абсолютно разных направления, но в конце концов пришли к заключению, что "шампунь и кондиционер в одном флаконе" - это все-таки очень плохо. В результате родилась та программа, которая сегодня реализуется. Из ГТК "Россия" выделяется специальный авиаотряд, который будет обслуживать только высших должностных лиц.

- Так и будет называться - спец-авиаотряд?

- Если говорить юридическим языком, это федеральное государственное учреждение в составе Управления делами президента. Название сохранится прежнее - "Россия". Что же касается остальной части ГТК, то, как показал анализ рынка, оптимальное решение - объединить ее с "Пулково". Помимо коммерческой деятельности у объединенной компании будет еще одна немаловажная задача. Дело в том, что спецавиаотряд "Россия" будет перевозить всего пять человек - президента, премьера, руководителей палат Федерального собрания и министра иностранных дел. Но, как понимаете, этим круг лиц, которые входят в руководство страны, не ограничивается. Так вот все остальные потенциальные клиенты будут обслуживаться новой авиакомпанией: она получит от нас госзаказ на эти перевозки.

- Нельзя не заметить, что Управделами в последнее время приросло рядом новых объектов. Взять хотя бы знаменитый "Дом Ханжонкова". Без скандала, правда, не обошлось: бывшие арендаторы утверждают, что вашей целью является "перепрофилирование исторического очага национального кинематографа в банальный ресторанный общепитовский комплекс". Вы не любите кинематограф?

- Я очень люблю кинематограф и кинематографистов, со многими близко знаком и даже дружу. Поэтому первое: Управделами не прирастало "Домом Ханжонкова", он достаточно давно находится в нашем ведении, это федеральная собственность. Второе: люди, которые утверждают то, что вы процитировали, - не хочу употреблять крепких выражений, хотя надо бы, - вводят в заблуждение и общественность, и кинематографическую среду. Фабула истории очень проста. Когда-то, по-моему, в 1998 году, это помещение было предоставлено в аренду на весьма выгодных условиях: арендная плата не взималась, но взамен арендаторы обязались произвести ремонт здания. Прошло несколько лет - ни арендной платы, ни ремонта. При этом помещение сдавалось без разрешения собственника в субаренду. Куда шли средства - непонятно. Мириться с этим мы не имели права, и через суд договор был расторгнут.

- А как насчет "общепитовского комплекса"?

- У нас не было, нет и не будет планов превращения "Дома Ханжонкова" в ресторан, казино или что-то подобное. Хотя обращений куча: место очень привлекательное. Но мы намерены сохранить историческую направленность помещения и ведем сейчас на эту тему переговоры с руководством Союза кинематографистов.

- Кстати, когда в ведение Управделами был передан комплекс исторических зданий в центре Петербурга, общественность тоже сильно волновало, не устроите ли вы на месте архива увеселительное заведение. Что же там все-таки появится?

- Еще раз говорю: никакого казино, никакой гостиницы или бизнес-центра в стенах Сената и Синода не будет. Ну а что появится - в скором времени это будет объявлено официально. Что касается реконструкции зданий, то, пока не завершился процесс передачи, мы занимаемся лишь детальным изучением состояния стен, крыш и перекрытий. Одновременно полным ходом идет строительство нового комплекса Российского государственного исторического архива. Когда я там бываю, то с удовлетворением вижу, как меняется выражение лиц будущих хозяев - от настороженного до восторженного. Подобного комплекса в стране сегодня нет. К осени он будет полностью готов, и тогда же начнется процесс переезда.

- Много шума наделало и возвращение в госсобственность дачи N 2 в Петрово-Дальнем, в связи с приватизацией которой возбуждено новое уголовное дело против Бориса Березовского. Ваш представитель недавно заявил, что у УД есть претензии и по поводу других объектов. Каких именно?

- Претензии, уточню, не у нас, а у закона. Дача N 2 - просто яркий пример, получивший огласку из-за личности Березовского. Есть в этом списке и гораздо более важные для нас объекты. Взять хотя бы комплекс "Дагомыс" в Сочи. К началу 2000 года в нем было приватизировано почти все - начиная от пляжной полосы и заканчивая отдельными этажами. Состоялось, может, сто, а может, двести судов, и сегодня 90 процентов "Дагомыса" возвращено, комплекс живет и развивается. То же самое можно сказать о сочинском санатории "Русь" - одном из лучших в системе ЦК КПСС, - незаконно приватизированном крупной нефтяной компанией. Благодаря опять-таки многочисленным судебным решениям недавно он был возвращен нам.

- Известно, что это за компания. Опять скажут, что государство "ЮКОС" обижает.

- Мы начали судиться с ними, когда у "ЮКОСа" еще не было никаких проблем, так что это вещи абсолютно не связанные. Могу привести много других примеров, но широкой публике они будут, пожалуй, не так интересны. Вот, например, санаторий-профилакторий "Знамя революции" - никто о нем знать не знает, но это очень хороший объект. Мы его вернули и сейчас приводим в порядок. Если говорить о ближнем Подмосковье, то сегодня идет целый ряд судебных процессов, инициированных прокуратурой Московской области, которые связаны с приватизацией земель на Рублево-Успенском направлении. Мы, естественно, в этих процессах тоже участвуем.

- Словом, жирную черту под итогами приватизации, как некоторые предлагают, вы подводить не собираетесь?

- Нет, не собираемся. Конечно, законодательство было несовершенным, но когда мы видим, что даже на него никто не обращал внимания, почему мы должны подводить какую-то черту? Подчеркиваю, мы не ставим перед собой задачи вернуть все. Но там, где было абсолютное нарушение закона, будем возвращать.

- Ваш подход не ограничивается пределами России: вы как-то сказали, что в Управделами создано подразделение, которое ведет поиск зарубежных активов СССР и Российской империи. Каковы результаты?

- Можно, наверное, исчислять тоннами вес документов, которые наши специалисты перелопатили в архивах. Наработаны достаточно серьезные материалы. Но говорить об этом следует очень и очень осторожно. Есть у нас в стране отдельные "специалисты", которые лихо заявляют: там наши миллиарды зарыты, там золото тоннами лежит. Это абсолютно дилетантский подход, межгосударственные отношения - чрезвычайно сложная и деликатная тема. Пока что могу назвать два примера, показывающих эффективность нашей работы. Первый - концерн "Булгартабак", один из столпов болгарской экономики. Документы свидетельствуют, что Россия как правопреемник СССР имеет очень серьезные права на существенную долю концерна. Когда правительство Болгарии решило его приватизировать, мы предложили учесть наши интересы. Поскольку этого не произошло, материалы были направлены всем потенциальным участникам сделки. Те правильно их оценили: пошел уже второй год - никакой приватизации не произошло. Наши болгарские партнеры сейчас думают, как выходить из ситуации. Надеюсь, в конце концов мы найдем у них понимание. Другой пример связан с Монголией, с комбинатом "Эрденет", построенным с помощью СССР. Его тоже пытались приватизировать без учета доли, на которую могла претендовать РФ, - а она очень значительна. В результате эта доля была закреплена за Россией. Речь, отмечу, идет не только о больших деньгах, но и о стратегическом сырье.

- Есть ли какие-то подвижки в отношении очередного этапа реконструкции Кремля?

- Да, принято решение приступить к реконструкции 14-го корпуса, готовятся соответствующие документы. Работы начнутся с конца этого года. Реконструкция будет идти частями: здесь располагается администрация президента, другие подразделения, поэтому корпус будет работать и ремонтироваться одновременно. Постараемся при этом избежать всех ошибок - и не только ошибок, - которые были допущены во время предыдущей реконструкции Кремля.

- В продолжение кремлевской темы. Сдвинулся ли с мертвой точки проект создания торгово-выставочного комплекса "Кремлевский" по адресу: Красная площадь, дом 5?

- Мертвая точка позади: подписан контракт - пока не могу сказать с кем, мы договорились о конфиденциальности, - и сейчас идет активная работа над окончательной концепцией проекта. Более того, мы с нашими партнерами практически решили ту проблему, которая являлась одним из главных препятствий на пути реализации проекта, - это компенсация Министерству обороны, которому принадлежало здание.

- Как продвигается идея создания парламентского центра?

- Пока проект в стадии проработки. Определено конкретное место строительства - другого уже не будет - район Красной Пресни, неподалеку от Дома правительства. Есть достаточно ясное представление о том, как должен выглядеть центр. Загвоздка лишь в одном - в оптимальной инвестиционной схеме, которая позволила бы минимизировать расходы бюджета. Но идут переговоры с потенциальными участниками этой схемы, и уже вырисовываются реальные варианты. Если они устроят все стороны, мы объявим о начале реализации проекта. Считаю, что появление такого центра дало бы большой политический и экономический эффект.

- В одном из ваших выступлений прозвучала предполагаемая стоимость строительства - 500 миллионов евро. Вы по-прежнему рассчитываете уложиться в эти рамки?

- Это то, что предлагают наши партнеры. Но мы абсолютно уверены, что это слишком дорого. По нашим прикидкам новый комплекс должен стоить 300-350 миллионов евро. Понятно, что это тоже очень большие деньги. Поэтому для сокращения затрат предполагается вовлечь в инвестиционную схему здания, которые сегодня занимают Дума и Совет Федерации.

- Будет ли продолжено обустройство побережья Финского залива в районе Стрельны?

- Есть определенные планы развития самого Дворца конгрессов, и в скором времени мы о них объявим. Но они несопоставимы по масштабам с тем, что уже было сделано. Ну а если говорить об этом направлении в целом, то там остались две жемчужины, которые, считаю, необходимо поднять из грязи. Это дворцово-усадебные комплексы "Знаменка" и "Михайловка", ранее принадлежавшие великим князьям дома Романовых. Постараемся найти какие-то приемлемые схемы, чтобы либо с нашей помощью, либо с помощью города эти объекты все-таки восстали из руин.

- Недавно к вашим непосредственным обязанностям добавился пост руководителя оргкомитета по подготовке празднования 60-летия Победы. Какие проблемы приходится решать в этом качестве?

- Событие беспрецедентное и по своей исторической значимости, и по масштабу тех мероприятий, которые пройдут 8-9 мая в Москве. Ожидается приезд около 70 делегаций глав государств и правительств со всего мира. Москва никогда не принимала такого количества гостей такого уровня. Поэтому проблем, естественно, очень много - начиная от прилета и размещения делегаций и заканчивая подготовкой праздничных мероприятий. Конечно, нашим специалистам поставлена задача минимизировать неудобства для жителей города, тем не менее нужно быть готовым к тому, что будет введено достаточно много ограничений, в первую очередь в центральной части Москвы.

- Это не последняя ваша общественная нагрузка. Владимир Кожин избран еще и председателем совета президентов Ассоциации зимних олимпийских видов спорта.

- Такие объединения существуют в большинстве "зимних" стран мира. Ассоциация призвана решать общими усилиями проблемы, с которыми каждой федерации в отдельности справиться не под силу. Достаточно сказать, что у нас нет ни одной бобслейной трассы, нет трамплинов, отвечающих современным требованиям. Главная задача ассоциации - создание общероссийского центра зимних видов спорта, в котором были бы объединены и трамплины, и бобслейные, и лыжные, и биатлонные трассы, и прочие спортивные объекты. В этом направлении уже кое-что сделано: определено место - под Санкт-Петербургом, начаты некоторые работы.

- Разве сочинская Красная Поляна не больше подходит?

- В отношении Красной Поляны, как известно, существует свой проект, и очень хорошо, что он получил сейчас такую динамику. Но там создается горнолыжный комплекс. Я же говорю о центре, который включал бы в себя максимальное количество сооружений. Для лыжного стадиона, например, нужна равнина.

- Известно, что наш президент очень любит горные лыжи. Возможно ли в связи с этим появление горнолыжной резиденции президента, в той же Красной Поляне?

- Нет, это никому не нужно, и в первую очередь самому президенту. Да, Владимир Владимирович любит горные лыжи, но, к сожалению, у него слишком мало свободного времени эту любовь реализовать. Когда появляется такая возможность, он всегда может приехать и покататься. Вместе с тем у нас действительно есть определенный интерес к Красной Поляне. Дело в том, что у гостей наших черноморских здравниц появится уникальная возможность - жить у теплого моря и кататься на лыжах. Такого вы нигде больше не найдете. Поэтому мы видим достаточно серьезные перспективы сотрудничества с создающимся там горнолыжным центром.

- Должность управляющего делами президента во многом политическая. Может быть, несколько рано об этом говорить, и все-таки: вы задумывались о своем будущем после 2008 года?

- Конечно. Я живой человек и должен думать о своем будущем. Но о том, каким его вижу, пока сказать не готов.

Андрей Камакин

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера