Архив   Авторы  

Круто ты попал...
Искусство

На экраны вышла новая картина автора культовой молодежной комедии "Американский пирог"

Забавно, но нечто подобное еще недавно показалось бы нам заокеанской экзотикой, гротеском, живописующим малоприятные нюансы "оскала капитализма". Но с тех пор как этот самый оскал все чаще и чаще демонстрируют отечественные акулы бизнеса, история злоключений клерков, работающих в "крутой" корпорации, - как раз то, что нам нужно. На просмотре "Крутой компании" так и представляешь замордованного менеджера старшего звена, страстно жаждущего, чтобы герои фильма наконец-то сбросили с себя оковы капитализма. То есть попросту бы уволились, сбежали бы из душного офиса, где так и витает неистребимый дух чистогана (который в фильме блестяще воплощает Малколм Макдауэлл, все остальные - Деннис Куэйд, например, или Скарлетт Йоханссон - у него на подпевках). Самое смешное, что все фантазии нашего гипотетического менеджера таки сбудутся: сбегут, и еще как сбегут. Уайтц недаром дал своей картине нарочито двусмысленное название: "крутые" компании бывают не только в сфере высокотехнологичного бизнеса - несколько независимых, умных, сильных мужиков вполне могут составить компанию круче некуда. Эдакие друзья-однополчане, которых теперь уже не заманишь приличной зарплатой, пожизненной ипотекой и корпоративными гулянками под Рождество. Правда, соскочить с этого конвейера удастся не всем, и оставшиеся будут с тоской глядеть вслед уходящим.

Интересно, но при всей легковесности, упоительной легкомысленности этой трагикомедии Пол Уайтц попал в точку, точнее, в одну из самых болевых точек современной цивилизации. Ибо извечное гамлетовское "быть или не быть" в нашем мире транснационального могущества и корпоративного произвола звучит совсем по-другому: быть или не бытьЙ в компании. То есть, выражаясь патетически, служить ли Золотому тельцу или плюнуть на него и жить своей жизнью. И в конечном итоге вопрос лишь в том, умрешь ли ты за офисным столом, сраженный инфарктом от перенапряжения, или на берегу речки с удочкой в руках, слившись с гармонией вокруг. Дело вкуса.

Диляра Тасбулатова

Кандидат навылет

На видео - ремейк политического детектива "Маньчжурский кандидат"

Высказывания американских критиков по поводу фильма "Маньчжурский кандидат", ремейка одноименной картины 1962 года, были прямо-таки по-английски сухи и сдержанны. Из серии: "...не видим причин, по которым этот фильм нельзя не хвалить", сплошные экивоки. Заокеанские акулы пера столкнулись с неожиданной дилеммой: с одной стороны, тема достаточно избита, но с другой, снял фильм один из самых уважаемых американских мастеров Джонатан Демми. Режиссер он обстоятельный, вдумчивый, сюжетов просто так, с потолка, не берет, снимает на злобу дня: "Пересменка" - о женщинах, проводивших своих мужей на войну, "Филадельфия" - о дискриминации гомосексуалистов. Из этого стройного ряда остросоциальных драм, пожалуй, выпадает только культовый триллер "Молчание ягнят", да и то достаточно условно: фильм вышел на пике интереса к книгам Томаса Харриса про Ганнибала Лектера, в 1991 году. В это же время мир обсуждал чудовищные преступления русского маньяка Chikatilo (one of the world's worst serial killers - "одного из самых страшных серийных убийц в мире"). В общем, Демми всегда метит в яблочко, побуждая зрителя задуматься над актуальным общественным явлением.

Только вот в какую цель бил Джонатан Демми на этот раз? Оригинальный "Маньчжурский кандидат" повествует о бредовом заговоре с целью убить кандидата в президенты США. Бредовом с точки зрения современного зрителя, который смотрит на шедевры прошлых лет с нескрываемой иронией. Сейчас история отряда американских солдат, подвергшихся в Корее "красному зомбированию" и нацеленных на уничтожение первого лица государства, выглядит действительно смехотворно - анахронизмом времен холодной войны.

Сегодня, если верить ремейку Демми, угроза для американцев таится на территории Ирака, где с легкостью могли похитить американских пехотинцев и, прибегнув к высоким технологиям, "заточить" молодцев на убийство высокопоставленных чиновников из Белого дома.

Хотя вряд ли Демми столь прост, что интересовался только этой и впрямь немудрящей фабулой. Его фильм - история эволюции американского общества, которое всегда очень чутко воспринимало любые намеки на заговор в высших сферах. "Кандидат" 62-го создан за год до убийства президента Кеннеди и наделал много шуму: после выстрелов в Далласе некоторые обозреватели предположили, что Ли Харви Освальд был действительно "запрограммирован" врагами. Версия Демми появилась в 2004-м, за пару месяцев до выборов президента США, но не произвела фурора, собрав в мировом прокате всего 95 миллионов долларов при бюджете в 80 миллионов. В оригинале спецслужбы немедленно развернули крупномасштабное расследование, а герой Демми так и не смог убедить кого следует в том, что стране угрожает опасность. Так-то: никто нынче не верит в теневые заговоры. А может статься, и зря.

С. Л.

Гражданин Неба

Выставка Марка Шагала в Третьяковской галерее

При том что Марк Шагал приезжал в Россию в 1973 году по приглашению Фурцевой в бытность ее министром культуры, при том что крупные его выставки в Третьяковской галерее и ГМИИ им. Пушкина в 1973, 1987, 1997 годах каждый раз становились событием, отечественный зритель не имел возможности видеть позднего Шагала французского периода. Нынешняя выставка такую возможность дает. 27 полотен привезены из парижского Центра Жоржа Помпиду. Картины и офорты, иллюстрирующие Библию, взяты из Национального музея "Библейское послание Марка Шагала" в Ницце. Знаменитую "Желтую комнату" (1911) предоставил Фонд Бейелера в Швейцарии. Ряд картин взят из частных коллекций. Естественно, среди 180 работ, представленных на выставке, значительную долю занимают шедевры из ГТГ, Русского музея, ГМИИ им. ПушкинаЙ Иначе говоря, не только Шагал встретился с родиной, но и родина теперь может познакомиться получше с одним из самых талантливых и мощных своих художников. Очередь на морозе, выстраивающаяся в Третьяковку, - лучшее доказательство тому, что встреча эта долгожданна и для зрителей.

Надо сказать, что Марк Шагал, уехавший из России в 1922-м, мучительно переживал разрыв с родиной. "Вы знаете, что я почти оторван от России. Никто мне не пишет, и мне "некому" писать. Как будто и не в России родился, - пишет он в письме к собирателю Павлу Эттингеру. - Вы один, кому пишу слово русское. Неужели я "должен" стать французским (никогда и не подумал) художником. И кажется: ни к чему я там. А я не раз вспоминаю свой Витебск, свои поляЙ и особенно небо". Уточнение весьма характерное. Небо на картинах Шагала такое же обжитое, густонаселенное место, как и земля. К нему стремится скрипач, сидящий, что трубочист, на деревенской крыше, в нем пастух пасет козочку ("Дождь", 1911), в нем как ни в чем не бывало летит странник с котомкой за плечами ("Над Витебском", 1914)...

Это умение слышать музыку сфер сохранится у художника на всю жизнь, превратит его картины в "сверхреальное", по определению Аполлинера, искусство. "Сверхреальность" окажется как нельзя кстати в его библейском цикле, где небо превращается в космос, время - в вечность. Огромные живописные полотна "Авраам и три ангела" (1960-1966), "Царь Давид" (1951) строятся как эпос: цепь эпизодов складывается в сюжет, многофигурные композиции завораживают ритмом и мощью цвета. Тот же мотив встречи человека с небом будет звучать в гуашах и офортах 1930-1950-х годов, сместятся лишь акценты. Вместо космической мощи мироздания - тепло и тишина крестьянского двора, где на грубой деревянной скамье чинно беседуют меж собой и с Авраамом, стоящим пред ними, ангелы.

Вот на этой-то земле, осененной мягким крылом ангела, возможен тот сплав традиций - еврейской, русской, европейской, - что так поражает в творчестве Шагала. Он не столько гражданин мира, сколько гражданин Неба, с благодарностью вспоминающий места, где оно впервые засияло над ним нездешним светом.

Ж. В.

Ложка модерна в бочке шансона

Вышел в свет новый альбом певицы Ирины Богушевской "Нежные вещи"

Небезызвестный критик Артемий Троицкий, любящий давать непредсказуемые определения, стилистику нового альбома Ирины Богушевской обозначил как "модерн-шансон". Прочитал, и сразу подумалось: тенденция. Дело в том, что хорошо известные стили любят нынче подавать под каким-нибудь особым гарниром - мол, так новее, интереснее и прогрессивнее. Вот, к примеру, Арбенина и Сурганова усердно трансформируют обыкновенный романс: наполняют его рок-ритмами и цыганскими наигрышами, добавляют джазовости - получается этакий "романсоид". То же самое и здесь, но только на стыке джаза и шансона. Причем гораздо мягче и спокойнее, оно и понятно: музыка эта рассчитана на людей старше тридцати - примерно в том же русле, кстати, работает и "Оркестр креольского танго" с МакаревичемЙ Местами кажется, что задуманное удалось как нельзя лучше. Уж очень хорош у Богушевской аккомпанирующий состав, музыканты изысканны в аранжировках, а сама Ирина - в интонировании своих задумчивых и сентиментальных баллад. Слушать все это приятно еще и потому, что качество владения инструментами на высоте. А то ведь в нынешней клубной практике сия "старорежимная" добродетель встречается, увы, все реже.

Однако в бочке меда есть ложка дегтя. Альбом получился несколько однообразным. При прослушивании новой композиции иногда кажется, что и мелодические ходы, и образы взяты из предыдущей. Тем более что тексты песен перегружены сентиментальностью. Слишком уж статичен образ лирической героини, от опуса к опусу пытающейся ответить на один актуальный для многих, но в общем-то не новый вопрос: "Зачем так чист любви исток, когда закон ее жесток?" ("Август"). Правда, вещи, выдержанные в латиноамериканской стилистике, получились свежими и неожиданными ("Устами младенца", "Улетаю", "Наперегонки с волной", "Луч"). Румба, меренге и изящный ска удивительно мажорны, хотя речь в них идет о грустном: "Здесь так мало солнца, мало неба, мало дня, здесь нету места, места для меня". Вообще у Богушевской грусть всегда светла, к боли она пытается относиться легко: "Я узнала тайну: для надежды, для мечты, мне никто не нужен. Даже ты".

Евгений Белжеларский

Певец "классических" проказ...

Вышла в свет новая книга Даниила Гранина

Даниил Гранин - автор самой разной прозы. В том числе нашумевшей перестроечной повести "Зубр". Можно сказать, он был зачинателем жанра жизнеописания советской интеллектуальной элиты, обиженной тупой и близорукой властью. Жанр появился вовремя. Историческую справедливость требовалось восстановить. Но литература литературой, а вот в реальной жизни пафос Гранина, Дудинцева и других как-то не очень прижился. Правда, в начале 90-х ученых мужей уже не держали за колючей проволокой, но в новом светлом будущем применения им тоже не нашлось. Большинству пришлось идти в челноки либо продавать себя за три границы. Интересно, что думает об этом сам Даниил Александрович?

Однако новая книга Гранина "Жизнь не переделатьЙ" - совсем о другом. Если коротко, то это сборник военных рассказов (частью выходивших ранее) и новых мемуарных портретных зарисовок. В число "натурщиков" входят Виктор Шкловский, Ираклий Андроников, Василий ШукшинЙ Воспоминания содержат множество поучительных и малоизвестных подробностей о мастерах культуры недавнего прошлого. Ну откуда еще, как не из этой гранинской книжки, узнаем мы о том, как прославленный Виктор Шкловский стягивал с себя строгий костюм литературного теоретика и преображался в развеселого застольного шутника: "Он действительно стоял на ногах уже нетвердо. От провожатых отказался, для устойчивости опустился на четверенькиЙ ловко засеменил по полу - не то кабан, не то носорогЙ Он мчался, словно урожденное четвероногое, довольно урчаЙ".

А рядом - гениальная мысль о предпринятом советской культурой двойном оскоплении "старорежимных" классиков. К их жизни относились крайне придирчиво и старательно затушевывали как сексуальную, так и религиозную грани их существования. Любопытнее всего, что нынешние критики, стремящиеся восстановить историческую справедливость, традиционно сетуют на недостаток биографических сведений либо одного, либо другого рода. Кто-то - на замалчивание "проказ" Маяковского, Есенина, Горького. Кто-то, напротив, - на насильственное представление Пушкина как человека едва ли не неверующего или на принципиальную антиклерикальность "навеки отлученного" Толстого. А вот Даниил Гранин сохраняет равновесие: в отношении к классикам он предельно объективен и смотрит на них с завидной стереоскопичностью.

В предисловии "От издателей" сказано, что Гранин едва согласился взяться за эти записки и долго сомневался, а стоит ли: "При рабочих встречах с Даниилом Александровичем мы деликатно пытались уговорить его обратиться к жанру мемуаров". Право, напрасные сомнения. Кстати, продолжение твердо обещано автором.

Евгений Белжеларский

Стих стоит мессы

В консерватории в одном концерте прозвучали Гречанинов и Моцарт

Изменить этот расклад сегодня - задача почти непосильная. Не так давно руководитель Государственной академической симфонической капеллы России Валерий Полянский жаловался: "Вот был такой русский композитор Гречанинов, о чем многие даже не подозревают. В этом году буду ставить его оперу "Сестра Беатриса". Однако опера про чудесное исчезновение и возвращение статуи Девы Марии на сюжет Метерлинка вряд ли могла с ходу вернуть композитора в столичный музыкальный обиход.

И вот еще одна попытка сломать стену забвения. БЗК. Звучат гречаниновские "К Богородице прилежноЙ" и "Страстная седмица" в исполнении капеллы имени Александра Юрлова. Но программа выстроена, что называется, "с намерением": во втором отделении ожидается "Реквием" Моцарта, на который везде и всегда спрос. Нет сомнения, что четыре пятых аудитории пришли на него. И все же встреча двух религиозных культур за две недели до начала Великого поста дорогого стоит.

У Гречанинова музыка идет за текстом. Поэтому даже декламация стихов Ахматовой, Цветаевой и Пастернака не звучала диссонансом. Несмотря на "вольность" концертной компиляции, дух богослужения незримо носился над сценой. За контурами голосов, за этой хоровой "стеной" открывалось нечто иное - безбрежное и безмолвное. Сосредоточенная скорбь. Сдержанное торжество. Наконец, обычная плавность исполнения уступает место отрывистому пению, имитирующему колокольные раскаты. Для такой кульминации акустика Большого подходит как нельзя лучше. Во втором отделении - другое время, другой жанр. И та же тайна мироздания, подсмотренная Моцартом - "богом музыки". Но насколько это иная музыка! "Реквием" - поминальная месса, но как много в ней оперного блестящего великолепия. Мощные ритмы и терзающая душу мелодика. Нет молитвенной отстраненности, да и скорбь иная - почти ликующая. И это несмотря на то, что "Реквием", заказанный, по легенде, "господином в сером", композитор писал в свои последние дни и едва ли не для себя самого. И здесь все та же непостижимость замысла - божественного и человеческого.

По слухам, в этот день "Реквием" давали еще на двух или трех московских площадках. Но стоило прийти именно сюда, чтобы увидеть одно и то же таинство двумя парами глаз - православного и католика.

Евгений Белжеларский

ЧТО В ИТОГЕ

Односпальное кино

Любопытная деталь: "Лики любви" - единственный в мире фестиваль, где демонстрируются картины исключительно о страсти нежной, - в этом году обойдутся без отечественного фильма. Стало быть, десятилетний юбилей "Ликов", детища неутомимого Марка Рудинштейна, будут праздновать в отсутствие любви по-русски. Видимо, как ни старались организаторы отыскать хотя бы одну пристойную картину о любви мужчины и женщины (любовь, как смеется Вуди Аллен, между двумя метрдотелями мало интересует Рудинштейна), таковая не нашлась.

Интересно... Значит, канадцы, сербы, итальянцы, шведы и прочие разные еще способны любить, а вот русские, получается, никак. Действительно, все лучшее, что в последнее время смогла продемонстрировать Россия, - от "Солнца" Сокурова до "Франкенштейна" Тодоровского - к любви как таковой имеет косвенное отношение. Как ни крути. При том что тот же Тодоровский - автор культовой картины под названием "Любовь". И речь там идет, если помните, о всепоглощающей страсти мужчины и женщины.

Впрочем, со времен триумфа "Любви" немало воды утекло, и отныне русских режиссеров - молодых и не очень - гораздо больше интересуют общественно-гражданские темы, исторические экскурсы, чем такая тонкая материя, как отношения полов. В общем, нам не до любви.

...Неужели, думаю я, из нашего лексикона постепенно исчезает слово "любовь"? И лет через тридцать кто-нибудь публично заявит, что, мол, в России любви нет - как когда-то объявили, что в СССР нет секса? Смешно, однако, что в те самые времена, когда в СССР не было секса, любовь, если мне не изменяет память, как раз была. Та самая возвышенная и всепоглощающая, которая на наших просторах каким-то чудом обходилась без секса. Правда, не успели пасть тяжкие оковы цензуры, этот самый секс, будь он неладен, постепенно заменил нам все и вся. И любовь, и дружбу, и то, и се - от голых задниц на экране было не продохнуть. Но и секс (загадочная все-таки у нас страна) со временем отступил. И вот теперь мы словно в пустыне - кругом лунный пейзаж, ни любви тебе, ни секса, ничего. Так, отдельные всплески в отдельно взятых фильмах, на общую картину никак не влияющие.

Однако в западной продукции этой самой любви, от которой умирают или мылят петлю, тоже не так чтобы очень. При том что эротический конвейер налажен весьма неплохо: постельные сцены давно стали обязательной рутиной, гарниром к основному действию - хоть о полицейских буднях. В общем, если шведы на пару с какими-нибудь там итальянцами еще и любят, то больше - в постели, чем, скажем, в туристических походах или у заводской проходной. Современные реалии таковы, что влюбленные не заканчивают, как это было раньше, постелью, а с нее прямо и начинают. Что, правда, значительно сокращает процесс ухаживания - ту самую метафизику любви, сферу потаенного и бессознательного, розами и шипами которой выстлана куртуазная любовь. В своих высочайших проявлениях доходящая, как утверждают философы, до бессмертия, до слияния с Богом.

Нам же, похоже, теперь не дается ни то ни другое. Ни телесно-эротический жар соблазна (с этим в России всегда было плохо), ни совсем другой жар - души, с чем у нас как раз-таки раньше все было в порядке. А может, думаю я, в наши индивидуалистические времена и душа, и Дух тоже каким-то непонятным мистическим образом сузились? И бедным художникам приходится туго - лирическая нота тонет в какофонии времени.

Диляра Тасбулатова

HOW MUCH

Почти миллион долларов

стоили подарки, полученные британскими кинозвездами за неделю вечеринок и светских раутов, предваряющих церемонию вручения "Оскара". Эту информацию со ссылкой на налоговиков Соединенного Королевства обнародовала The Times. Кейт Уинслет, Клайв Оуэн, Имельда Стонтон, номинировавшиеся на "Оскара", но так и не получившие статуэток, увезли на родину такие подношения от спонсоров и поклонников их творчества, как: путевки на туристическую поездку (25 тысяч долларов), чеки на ужин в нью-йоркском ресторане (1500 долларов), наборы косметики (700 долларов), оплаченное посещение салона красоты на Манхэттене, пылесосы, цифровые видеокамеры, банки с оливковым маслом и кофе, чеки на оплату двухдневного пребывания в отеле (20 тысяч долларов), ваучеры на оплату глазных операций, авиабилетов и услуг психотерапевтов.

25 тысяч долларов

получил лауреат Литературной премии Александра Солженицына критик и писатель Игорь Золотусский. Круглая сумма выделена из средств фонда Солженицына, основанного писателем в 1974 году сразу после изгнания из СССР. Фонд существует на гонорары от международных изданий "Архипелага ГУЛАГ". Игорь Золотусский, по словам членов жюри, получил премию "за масштабность художественно-критических исследований современной словесности и глубинное постижение гения и судьбы Гоголя; за верность в независимом поиске традициям и нравственному достоинству русской литературы". В этом году премия вручается в восьмой раз.

900 тысяч долларов

требуют с правительства России мать Сергея Бодрова-младшего Валентина Бодрова и мать Тимофея Носика Елена Зиничева, чьи сыновья погибли в Кармадонском ущелье. Они обвиняют власти в преступном бездействии по предотвращению схода ледника. Кроме правительства России, ответчиками по искам, поданным в Тверской суд Москвы, являются Федеральное казначейство, правительство Республики Северная Осетия-Алания и Департамент финансов республики. Истцы просят взыскать с ответчиков 500 тысяч долларов в пользу матери Бодрова-младшего и 400 тысяч долларов в пользу матери Носика в качестве возмещения морального ущерба.

ЖДЕМ-С!

Здравствуйте, товарищи "Маски"!

Московская театральная жизнь в конце марта закипит с удвоенной силой. 24-го числа открывается фестиваль "Золотая маска", в конце которого выберут лучших из лучших, обсудят положение дел, как всегда, выразят недовольство решением жюри и разъедутся с чувством глубокого удовлетворения. Москвичей и гостей столицы, тоскующих по событиям, вновь ждут сюрпризы, восторги, а кого-то, наверное, и разочарования. Так или иначе, зрелища нам приготовлены на любой вкус. Опера, современный танец, классический балет, куклы, драма и то, что называется "новация", - только успевай поворачиваться.

В качестве "специального события" еще до открытия фестиваля вновь покажут спектакль-легенду "Братья и сестры" в постановке Льва Додина. Многочасовая эпопея питерского Малого драматического театра, видимо, призвана оттенять как эталон следующие за ней мероприятия и негласно взывать к строгости жюри.

Особое внимание, как всегда, к приезжим: редкая возможность увидеть прошедшие экспертный отбор спектакли из провинции и Санкт-Петербурга. Питерская драма в этом году не особенно блещет, но спектакль "Pro Турандот" Андрея Могучего посмотреть стоит, хотя бы для того, чтобы убедиться в остроумии, свободе и даровании его создателей. Несколько питерских коллективов современного танца привезут свои новые программы, а Мариинский театр покажет сразу два балета - "Приношение Баланчину" и "Форсайт в Мариинском". Театр "Кукольный формат" представит спектакль (ясное дело, кукольный) "Всадник Cuprum" - свободную фантазию на тему "Медного всадника", где мальчик Володя Набоков будет бегать с сачком вокруг памятника Петру, а наравне с Пушкиным прозвучат тексты Хармса, Мережковского и Хвостенко.

В этом году провинциальные театры привезли не так много драматических спектаклей, зато каждый из них интересен. Якутский театр им. П. Ойунского покажет "Макбет" Эжена Ионеско в постановке молодого режиссера Сергея Потапова, ученика Марка Захарова. Здесь национальный фольклор соседствует с фарсом и итальянской комедией масок, цитируется шекспировская трилогия Някрошюса, клоунада и трюки перемежаются с подлинной драмой. Традиционно участвующий в фестивале лучших спектаклей омский Театр драмы покажет еще одну пьесу Ионеско - "Король умирает" в постановке Вячеслава Кокорина. А один из самых своеобычных (и интересных) коллективов провинциальной России, Тильзит-театр из Советска, сыграет "Три сестры" Чехова. Тем, кто видел прежние спектакли режиссера Евгения Марчелли, ясно: неожиданная трактовка нам обеспечена. Ну и, конечно, никак нельзя пропустить "Аиду" Новосибирского театра оперы и балета в режиссуре Дмитрия Чернякова, самого дерзкого сегодня молодого оперного постановщика.

М. З.

"ИТОГИ" ПРЕДСТАВЛЯЮТ

Возвращение Вампилова

В маленьком сибирском городке Чулимске, окруженном живописной тайгой и располагающем к душевному покою, живут очень несчастные люди. Судьбы пожилых жителей Чулимска исковерканы войной, а молодые стремятся в город, навстречу большим свершениям, но выбраться из прямо-таки заколдованного городишка не могут. Как в техасских прериях люди коротают время в салунах и барах, так жители Чулимска в поисках общения бегут в местный придорожный буфет. Только здесь можно излить душу и поговорить о насущном: кому-то нужно пенсию выхлопотать, а кому-то найти свою вторую половину. Они живут надеждой, уповая на одного человека. Он приехал из большого города, где служил следователем. Им кажется, он сможет им помочь. "Чулимск прошлым летом" - премьера забытой пьесы Александра Вампилова на Малой сцене Театра им. Евг. Вахтангова - 9 марта.

Заложник героического образа

В последнее время герой боевиков Брюс Уиллис меняет имиджи как перчатки. Но зрители любят единственного Уиллиса - мужественного, ироничного, крутого. Вот и пришлось актеру восстанавливать репутацию: его новый фильм "Заложник" повествует о полицейском переговорщике Джеффе Тэлле, который после неудачной операции решил уйти от больших дел и осесть в маленьком городишке на тихой должности. Однако покой Тэлла нарушен: в его округе происходит ограбление, три преступника, не сумев укрыться от погони на угнанной тачке, берут в заложники семью бухгалтера на окраине города. "Заложник" - на экранах с 10 марта.

От высокого к высокому

10 марта в Гостином Дворе на Ильинке состоится открытие выставки 100% Design Moscow 2005. На экспозиции будут представлены лучшие образцы дизайнерского искусства от художников со всего мира. Заказы на участие уже разместили более 30 экспонентов из России, Великобритании и других европейских стран. Среди них - Minotti, Armani Casa, Bute Fabrics, Vitra, Herman Miller, Artcoustic, Kinnasand, Shopkit, The Rug Company, Illuma Lighting и Zoffany. В число участников из России входят компании, получившие награды выставки в прошлом году, - Respect, Aleshin Studio and Teplitskaya Design.

Любовь в прошлом веке

Когда-то давным-давно пьеса Александра Володина "С любимыми не расставайтесь" была очень популярна, потом по ней сняли кино с Абдуловым и Алферовой, а потом забыли, как все советское. И вот именно эту пьесу выпускники Школы-студии МХАТ выбрали для своего дипломного спектакля. И мало того - сыграют ее на Новой сцене МХТ им. Чехова 8, 9 и 10 марта. Режиссер спектакля - Виктор Рыжаков, известный в театральных кругах сотрудничеством с Иваном Вырыпаевым. И "Кислород", и "Бытие N 2" - его рук дело.

КАК ПОЖИВАЕТЕ?

Василий Аксенов, писатель:

- Совсем недавно я во второй раз в жизни поcмотрел фильм "Джордж из Динки-джаза". Впервые эту дурацкую, смешную ленту с великолепными джазовыми мелодиями я видел лет шестьдесят назад, то есть совсем еще мальчишкой. Но поход в кино - из области приятных случайностей. После того как мне вручили Букеровскую премию, все свободное время уходит на раздачу интервью. Шучу. Конечно, в основном я трачу время на чтение книг.

Как-то писатель Дмитрий Быков подарил мне свой роман "Орфография", но у меня долгое время до него просто не доходили руки. Я прочитал "Орфографию" совсем недавно и, признаться, был просто поражен тем, насколько хороша эта книга. "Орфография" повествует о жизни в первые годы после Октябрьской революции, главного героя зовут Ять (запрещенная тогда буква алфавита). Есть в романе, конечно, некоторые длинноты, но в целом впечатление просто великолепное, будто бы написал ее человек той культуры.

Еще я изучал дневники Георгия Эфрона, сына Марины Цветаевой. Невероятный документ своего времени, повествующий о какой-то неизбывной трагедии известной семьи: 41-й год - война, эвакуация, потом снова Москва, смерть матери, переезд в Ташкент, уход на фронт...

КОРЗИНА

Авария, дочь уюта

Среди нескольких излюбленных тем голливудских сценаристов всякие-разные катастрофы - от космических до обыкновенных ДТП - чрезвычайно популярны. Шедевров на эту жизнеутверждающую тему немного - кроме блистательной "Автокатастрофы" Дэвида Кроненберга и "Малхолланд драйв" Дэвида Линча, трудно что-либо припомнить. Поделок же - несть числа. Скажем, "Уют и радость" женщины-режиссера Мэгги Гринуолд, только что вышедшая у нас на видео и повествующая о приключениях американской семьи, глава которой, жестокосердная бизнес-леди, попадает в аварию. После чего не сходит с ума, не третирует своих домочадцев, не превращается в нудную калеку, а самым что ни на есть чудесным образом меняется, причем в лучшую сторону. То есть становится милой и добросердечной хозяюшкой, на которую родные, натерпевшиеся от ее феминизма, нарадоваться не могут. Как говорили в одном популярном советском фильме: "Во сюжет!" Помимо всего прочего по ходу картины главной героине предоставляется право выбора: вновь превратиться в карьеристку и стерву или продолжать печь яблочные пироги в своей тошнотворно уютной кухоньке с занавесками. Сложный выбор, ничего не скажешь. Прямо как у героинь Ибсена, не меньше. Если бы еще мисс Гринуолд обладала хотя бы сотой долей таланта мятежного норвежца... Но, как говорится, чем богаты, тем и рады.

Полунамек на полусвет

Обидеть художника может каждый. А уж злых этих критиков хлебом не корми - дай потоптаться на высоком. Вот и в спектакле режиссера Сергея Голомазова "Адриенна Лекуврер" (продюсерский центр "Омитра") в изысканном, можно сказать, минимализме (четыре стула, два канделябра) углядели гастрольный пшик, немудреный антрепризный фаст-фуд. И добро бы еще, как говорится, за дело: кулисами бы там пылили, страсти в клочки рвали. А то ведь на сцене почти как в немом кино - лепота: кто-то беззвучно мелькает, туда-сюда движется, позы принимает. А что сквозь зубы цедят, да всю дорогу с холодным носом выступают, так это, извините, высший свет. Кто не знает: так там принято - сокровенное не обнажать. Вот они до самого финала и держатся - не обнажают. Особенно героически ведут себя любовники по сцене и супруги, как сейчас говорят, "по жизни" - Адриенна и граф Морис (Дмитрий Певцов и Ольга Дроздова): так вошли в роль, что друг друга просто в упор не видят, не то что фигли-мигли разводить. Что там зрители - автор бы не догадался, о чем написал. Спасибо, звукооператор музыку вовремя врубает. На страсть намекает. А так бы нипочем не въехать в этот тонкий парижский политес.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера