Архив   Авторы  

Рандеву в березняке
Искусство

Главная удача официального участия России на Парижском книжном салоне-2005 в том, что оно не свелось к официозу

Для России Salon du Livre стал третьей международной ярмаркой, где наша страна участвовала в ранге почетного гостя, как здесь говорят, "гостя чести". Умудренные опытом прошлых салонов - во Франкфурте и в Варшаве - российские организаторы с самого начала пытались вести свою игру, и предварительные переговоры не обошлись без осложнений. Так, за участие в ярмарке французы требовали ни много ни мало 960 тысяч евро. Наши уперлись, и в результате "улучшение имиджа России" обошлось налогоплательщикам и спонсорам примерно в треть этой суммы. Изначального единодушия не было ни в вопросе о формировании российской делегации, ни в разработке собственно культурной программы. Французы хотели видеть на салоне в первую очередь тех писателей, книжки которых выходили во Франции за последние несколько месяцев. Они же кривились от идей некоторых "круглых столов", мол, занудные и специальные, например тот, что о месте и роли женской литературы. Однако российские организаторы водрузили на древко знамя великой литературы, провели все намеченные "круглые столы" (надо сказать, с успехом) и вышли за ангажированный список литераторов. Помимо Александры Марининой и Владимира Сорокина, Людмилы Улицкой и Андрея Геласимова, Эдварда Радзинского и Василия Аксенова (всего около двадцати авторов) на Сену приехал, скажем, и давно не издававшийся во Франции Даниил Гранин. Именно он открывал выставку блокадных фотографий, прошедшую в рамках ярмарки в парижском Доме наук о человеке.

Главные мероприятия ярмарки разворачивались на выставочном стенде, под теми самыми березами, что родились в воображении известного театрального художника Павла Каплевича и которые не ругает сегодня разве что ленивый. Они действительно напоминали то ли сигареты, то ли палубные мачты и просто-таки вызывающе смотрелись на фоне натуралистичных, лиственных, что декорировали детскую площадку у главного входа.

Под сенью наших берез было тесновато. Французская сторона предоставила на все про все 800 метров (для сравнения: в Варшаве русский павильон занимал полторы тысячи квадратных метров, а во Франкфурте - все пять). Примите во внимание, что в Париж приехало больше полусотни издательств, что там же, в огороженном загончике, проходили в режиме нон-стоп встречи-презентации, шла бойкая торговля, да еще за столиком ютились звезды пера, от Андрея Вознесенского до Михаила Веллера, раздавали автографыЙ Впрочем, кажется, именно компактность в конечном счете сыграла нам на руку. Слишком многие издательства не приехали, слишком многим из приехавших лучше бы не демонстрировать никому свою продукцию. Особенно когда вокруг - ярмарочное буйство идей и красок по-французски. Немереное пространство, да под сенью триколора, с обилием модераторов в галстуках неизбежно породило бы ощущение сухого официоза. Особенно при таком внимании к ярмарке чиновных лиц. Ведь церемонию открытия посетили сам премьер-министр Франции Жан-Пьер Раффарен, проведший здесь вместо запланированных сорока минут целых три часа, министр образования и еще два-три официальных лица Французской Республики инкогнито. Впрочем, это чиновное разнообразие несколько меркнет на фоне внимания к салону президентов Ширака и Путина.

Однако официоз на парижской ярмарке явно не комильфо. Ведь ярмарка - это прежде всего зрелище, а парижская, с ее интересом к рядовому покупателю, зрелище феерическое. Здесь занимались психофизикой, бесплатно диагностировали зрение, а 229 добровольцев вызвались написать диктант (удалось двоим, да и то с ошибками). О всяческих перформансах, устраиваемых одними издательствами, и бесконечных очередях на стенды других и речи нет.

Оттого главная удача официального российского участия в прошедшем салоне в том, что оно избежало официозности, а русская литература вышла за рамки узко очерченной протоколом резервации. Речь даже не об оригинальных презентациях. Просто идешь по ярмарке, да и наткнешься на Владимира Сорокина, подписывающего книжки на стенде крупнейшего французского издательства Gallimard. Зайдешь в павильон, а там на бойком французском отвечает на вопросы Андрей Курков - тоже русскоязычный писатель, из Киева, один из самых узнаваемых во Франции. В павильоне издательства Presses de la Renaissance красуется постер Светланы Алексиевич. В павильоне Carre des Arts экспонируется изображение Александра Сергеевича Пушкина в чем мать родила. На открытой площадке, где читают slam - модное в Европе развлечение, когда каждый желающий выходит на сцену со стихом собственного сочинения, - можно встретить Николая Бокова, тоже небезызвестного во Франции русского писателя, эмигранта с тридцатилетним стажем, успевшего пожить в Париже клошаром.

Постеры с обложкой книги "Зимняя королева" - под таким названием во Франции вышел роман "Азазель" Бориса Акунина - уступают, конечно, "Коду да Винчи" Дэна Брауна (его рекламируют даже в парижском метро), но они есть. Считается, что именно выход в 2003-м книжки Акунина существенно повысил рейтинговые показатели всей русской литературы. И в результате за последние два года общее количество российских книг на французском книжном рынке выросло на 9,2 процента, а число переводимых авторов - на 7 процентов. Возрастут ли эти цифры после Парижского книжного салона, получат ли наши писатели предложения о переводах, будут ли заключены договоры о продаже прав - станет ясно где-то через полгода. Но уже сегодня можно сказать, что российское участие на салоне удалось. С этим соглашаются члены российской делегации, особенно сами писатели, разомлевшие от внимания к себе рядовых читателей.

Хотя, согласно официальным данным, 25-й книжный салон прошел хуже, чем предыдущий: здесь побывало 165 тысяч человек, тогда как в прошлом - все 185 тысяч. Только французы, кажется, совсем не расстроились, легкомысленно сославшись на погоду, подарившую первые теплые выходные за сезон. К тому же, несмотря ни на что, на Salon du Livre 2005 установлен своеобразный рекорд. "Российский стенд был буквально осажден, - заявил председатель Национального синдиката издателей Серж Эйроль. - В павильоне удалось продать 18 тысяч книг, 15 процентов из которых изданы на русском языке. Это оставило позади показатели продаж всех бывших официальных гостей ярмарки".

ЙСледующий Парижский салон пройдет в рамках FFK - фестиваля франкофонных культур. А России уже в апреле предстоит поездка на будапештский фестиваль, к тому же близки к завершению переговоры со швейцарским книжным салоном. А там и 2006-й объявили годом России в Китае. А в Пекине тоже есть своя книжная ярмарка...

Юнна Чупринина, Париж

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера