Архив   Авторы  

Пан или пропал
Профиль

Министра иностранных дел Южной Кореи Пан Ги Муна пресса называет Масленым Угрем - за способность ловко проскальзывать между острыми углами большой политики и находить компромиссы практически в тупиковых ситуациях. Именно этот человек, судя по всему, и станет у руля ООН - мощнейшей бюрократической машины планеты

В том, что 9 октября пятнадцать членов Совета Безопасности проголосуют за 62-летнего министра иностранных дел Южной Кореи Пан Ги Муна и он станет новым генсеком ООН, не сомневается даже самый отъявленный скептик. Официальные выборы оттого и официальные, что не таят в себе никакой интриги, особенно если речь идет об одной из самых престижных должностей в мировой политике - посте генсека ООН. Все уже оговорено заранее - во время многочисленных, подчас изнурительных бдений представителей священной "пятерки" СБ ООН и закулисных дискуссий членов Совбеза, лишенных права вето. Теперь до заветной цели Пану осталось сделать последний и, как предсказывают аналитики, легкий шаг: его самую рейтинговую кандидатуру должна утвердить Генеральная Ассамблея ООН, которая представляет 192 страны. Любой другой вариант практически исключен.

Угорь в масле

Имя Пан Ги Муна пока еще не стало одним из самых произносимых в мире, и некоторые детали его биографии покрыты мраком. Родился будущий дипломат 13 июня 1944 года. Но кто были его родители и как проходили детство и юность нового лидера мирового сообщества, можно лишь догадываться. Во всяком случае Сеульский университет, который Пан окончил в 1970 году, как правило, принимает в свои стены отпрысков местной элиты. Получив степень бакалавра в области международных отношений, Пан Ги Мун решил продолжить обучение за океаном. Следующая степень - магистр государственного управления - ему была присуждена в 1985 году после окончания школы госуправления имени Джона Кеннеди при Гарвардском университете.

После этого Пан на всю оставшуюся жизнь связал себя с дипломатической деятельностью. За ним также закрепился имидж образцового семьянина - он единожды женат, имеет сына и двух дочерей. Правда, верность южнокорейских мужчин в силу местной социокультурной специфики весьма условное понятие.

Дипломатическая карьера Пана началась с Индии - туда на пару лет он отправился в первую зарубежную командировку. Но об опыте пребывания за океаном на его родине, видимо, не забыли: Пан дважды работал в посольстве Южной Кореи в Вашингтоне, был руководителем представительства при ООН, а в промежутке между этими командировками занимал пост завотделом МИДа по американским делам.

На этом карьерный рост Пана не прекратился. В 1995 году он уже заместитель главы МИДа. В 1996 году - советник президента по вопросам нацбезопасности. Правда, в 1998-м его блистательная карьера несколько притормаживается: его вдруг понижают до уровня посла Южной Кореи в Австрии. Впрочем, вполне возможно, что корейскому МИДу просто нужно было укрепить европейское направление проверенными кадрами. Так или иначе, но уже спустя три года Пан вновь на коне: когда в 2001 году Южная Корея председательствовала на 56-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, он получил пост главы канцелярии председателя ГА ООН. А буквально на следующий день после терактов 11 сентября наш герой был одним из авторов резолюции, жестко осуждающей международный терроризм. Вашингтон оценил сей шаг, наградив Пана почетной медалью. Впрочем, он имеет награды и других стран - Австрии, Бразилии и Перу. Родина дважды отметила дипломата орденом "За заслуги" - в 1975 и 1986 годах. Наконец, самый высокий пост в своей карьере Пан получил в январе 2004 года, став министром иностранных дел. С 1 января 2007 года его ждет самая важная в дипломатии должность - кресло генсека ООН.

Многие сейчас задаются вопросом: в чем секрет служебного успеха Пан Ги Муна? Некоторые считают его мастером компромисса и закулисных интриг. В самой же Южной Корее его называют Масленым Угрем - за способность сглаживать углы и добиваться результата. Из уст самих корейцев, которые являются непревзойденными мастерами компромисса, такое прозвище дорогого стоит. Благодаря этим качествам Пан Ги Мун сумел не нажить внутренних и внешних врагов. Друзья же лишь сетуют на то, что Пану немного недостает харизмы, которую желательно иметь публичному деятелю. Но при необходимости, как говорят корейцы, нужная улыбка сама появится на лице. И поводов для этого в ближайшее время будет немало.

Голосуй сердцем

В самом известном здании на Ист-Ривер в Нью-Йорке давно уже выработана процедура выборов генсека ООН. СБ рекомендует ГА ООН единого кандидата, а ассамблея его утверждает (или не утверждает, правда, такого не было никогда). Последний этап - формальность, а вся интрига разворачивается в недрах СБ. Там все куда сложнее и запутаннее.

Так уж сложилось, что лидер мирового сообщества не должен быть представителем "пятерки" мировых держав - отцов-основателей ООН (Великобритании, Китая, России, США и Франции), у которых и без того имеются немалые преимущества. Однако без поддержки постоянных членов СБ никто не сможет пройти в генсеки. К слову, в ходе голосования (как правило, четвертого по счету) постоянные члены Совбеза пользуются цветными бюллетенями, а непостоянные - белыми. Таким образом, сразу видно: есть ли кандидат, которого поддерживают все пять постоянных членов.

Наконец, существует принцип "ротации континентов". Его логика состоит в том, что штурвал мощнейшей на планете бюрократической машины не должен находиться в руках одних лишь европейцев или африканцев. А потому лет пять назад в ходе перевыборов на второй срок Кофи Аннана (генсек ООН по традиции не может занимать это кресло более десяти лет), уроженца Ганы, была достигнута неформальная договоренность, что в следующий раз представителя Африки должен заменить представитель Азии. Тем более что последним азиатом, который руководил ООН, был бирманец У Тан (1962-1971 годы).

Кстати, против принципа "ротации континентов" выступила в своей недавней речи в ООН президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, чью кандидатуру в генсеки выдвинули прибалтийские страны. "Депутат Балтики", видимо, сознательно шла на обострение: Москва не раз заявляла, что воспользуется правом вето при голосовании ее кандидатуры. Тем не менее помимо Вике-Фрейберги, в успех которой мало кто верил, у Пан Ги Муна было еще пять конкурентов. Причем трое из них - от Индии, Таиланда и Шри-Ланки - представляли Южную и Юго-Восточную Азию, а двое других - кандидаты от Иордании и Афганистана - Ближний и Средний Восток. И тут вступил в действие еще один непреложный неписаный принцип ООН - достижение консенсуса, учитывающего многообразные интересы каждой страны - члена СБ.

Глава южнокорейского МИДа поначалу в фаворитах не ходил. Да, он имел на руках козыри. Прекрасно образован, в совершенстве владеет несколькими языками, и прежде всего английским, что является обязательным условием, не имеет явных недоброжелателей на мировой политической арене. Тем не менее кое-кто считал, что осторожный Пан не склонен к проведению решительных реформ в ООН, надобность в которых давно назрела. Другие припоминали его не столь успешное участие в переговорном процессе с Пхеньяном. По слухам, Вашингтон на первых порах (Южная Корея выдвинула своего кандидата в феврале 2006 года) был не в восторге от этой кандидатуры. Не очень были рады Пану и в Пекине. Казалось, куда более высокие шансы имели заместитель Кофи Аннана индус Шаши Тарур и недавний вице-премьер Таиланда Суракиат Сатиентай. Но претенденту от Южной Кореи благоволили звезды. После военного путча в Таиланде судьба Сатиентая стала непонятной, а участь Тарура во многом была предопределена последними угрозами Пхеньяна провести в ближайшее время ядерные испытания. С учетом этого Вашингтон, видимо, окончательно сменил гнев на милость и решил поддержать Пан Ги Муна. Во всяком случае, объясняя мотивы своего выбора, представители Белого дома заявляли, что во главе ООН они хотят видеть квалифицированного администратора мирового масштаба, а не "дипломатическую звезду". И в этом смысле Пан подходит больше, чем кто-либо другой.

Рояль в кустах

Но выборы генсека ООН - это не только сложный процедурный механизм. За ними, как и за любыми другими выборами, стоят большие деньги. Во всяком случае, как считают некоторые западные СМИ, без традиционного южнокорейского лоббизма шансов победить у Пан Ги Муна было бы куда меньше. Официальный Сеул, понятно, напрочь отметает все "клеветнические измышления". Но факты остаются фактами. С момента своего самовыдвижения в кандидаты на пост генсека ООН Пан превратился в международного VIP-туриста. Причем глава МИДа Южной Кореи старался посещать те страны, от голосования которых в СБ ООН зависела его будущая судьба. Кроме того, до последнего времени Южная Корея занимала одно из последних мест в мире по размеру финансовой помощи бедным и развивающимся государствам. И вдруг в политике министра иностранных дел происходит такая метаморфоза: он то в Африке, то в Азии, то в Европе - и везде обещает увеличить приток южнокорейских инвестиций. Или, скажем, в мае он побывал в Танзании и посулил этой стране - одному из нынешних членов Совбеза - 18 миллионов долларов на образовательную программу. Щедрость оценили. В целом Африке с кандидатурой Пана здорово повезло. Он предложил к 2008 году утроить объем средств, выделяемых южнокорейским правительством на помощь бедным африканским странам, и довести эту сумму до 100 миллионов долларов, а наступающий год и вовсе станет Годом Африки в Южной Корее.

Не остались без внимания нужные страны в Европе и Латинской Америке. Так, уже в сентябре Пан посетил Грецию и подписал первое за все время дипотношений между двумя странами соглашение о торговле, туризме и морских перевозках. Перу в этом плане повезло меньше, но и там, находясь с визитом, Пан Ги Мун не забыл о подарке, преподнеся одному из культурных центров перуанской столицы белый рояль.

Мастер компромисса

"Со стороны я могу выглядеть мягким, но я обладаю внутренней твердостью, когда это необходимо. Я всегда был очень решительным", - заявил Пан Ги Мун сразу же после победы в ходе неофициальных голосований в СБ ООН. При этом он подчеркнул, что не намерен отходить от "политики консенсуса" и в рамках ООН. Удастся ли ему этого добиться? Кофи Аннану, чьи полномочия истекают в новогоднюю ночь, так и не удалось провести реформы и превратить самую многочисленную международную организацию в по-настоящему эффективный орган. Не смог он изменить и "цветную" процедуру выборов генсека, которую многие в ООН считают олицетворением засилья пятерки государств, обладающих правом вето в СБ.

А ведь недовольство нынешним положением дел в Совете Безопасности ООН в мире все возрастает. Когда в своем недавнем выступлении в ООН президент Ирана Махмуд Ахмадинежад назвал Совбез органом угроз и давления, он знал, к кому обращается. Его слушатели - представители тех стран, которые еще совсем недавно относились к государствам третьего мира, или те, кто еще совсем недавно входил в состав СССР или в Восточный блок и кто также не совсем уютно себя чувствуют в новом качестве "младоевропейцев". Они считают вполне логичным расширение СБ ООН за счет появления там представителей новых мировых лидеров, а также делегатов Африки, Латинской Америки и Европы, причем с правом вето. Как совместить голоса бедных и слабых с интересами сильных и богатых? Ответ на этот вопрос и придется искать новому, восьмому по счету, генсеку ООН.

Александр Чудодеев

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера