Архив   Авторы  

Русские пришли
В России

Российские компании азартно "шопингуют" на рынках Западной Европы. Но спрос пока что опережает предложение

"Русские идут!" Во времена СССР этот слоган сопровождал карикатуры, на которых диковатого вида казаки с винтовками наперевес взламывали ворота, ведущие на Запад. Картинка поменялась, вместо ружей у "казаков" появились мобильники, дорогие костюмы и немалые капиталы, которые они были бы не прочь вложить в европейские активы. С начала 90х состоятельные граждане России вывезли за рубеж, по разным оценкам, от десятков до сотен миллиардов долларов. Они были вложены в роскошные виллы, дома, яхты или же просто осели на банковских счетах. И никаких карикатур, обид, лишь снисходительное: "Чудите, барин!" Но стоило россиянам начать вкладывать через акционерный капитал деньги в реальный сектор европейской экономики, как по всему Евросоюзу поднялся такой шум, что успокаивать бизнес- и политическую элиту пришлось лично президенту России.

Надо признать, Европа не готова встретить наш бизнес хлебом-солью. Почему? Возможно, ответ на этот вопрос мы узнаем по итогам намеченного на конец ноября саммита Россия - ЕС в Финляндии. Там предполагается начать переговоры о стратегических условиях интеграции России в европейскую экономику, а конкретно - об обмене бизнес-активами.

Энергичный диалог

Генеральная репетиция саммита состоялась в конце октября в финском Лахти на неформальной встрече Владимира Путина с лидерами ЕС. Там стороны ограничились изложением позиций, которые, мягко говоря, не вполне совпадали. Ключевая проблема, как известно, - отказ Москвы ратифицировать европейскую Энергетическую хартию и транзитный протокол к ней.

Для справки: хартия, подписанная первыми ее участниками еще в 1991 году, предусматривает общие правила добычи, продажи и транзита энергоносителей. Документ требует установить единые транзитные тарифы. Самое же главное - транзитный протокол предусматривает свободный доступ всех производителей нефти и газа к трубопроводной системе любой страны, присоединившейся к хартии. Именно этот пассаж не устраивает Москву. Впрочем, компромисс возможен всегда.

В Лахти Владимир Путин, заявив, что Россия согласна с основными принципами Энергетической хартии, тем не менее призвал доработать документ или принять новый, с тем чтобы учесть интересы не только потребителей (читай - ЕС), но и производителей (Россия) энергоресурсов. Главное требование Москвы к Евросоюзу - твердые гарантии закупок российских энергоносителей в условиях полной либерализации энергетического рынка на континенте.

Очевидно, что эта тема станет доминирующей и на будущей, уже официальной встрече лидеров России и ЕС в Финляндии. По информации "Итогов", европейцы попытаются включить некоторые спорные положения Энергетической хартии в новое соглашение о партнерстве между Россией и Евросоюзом (срок действия предыдущего истекает в 2007 году). Так что переговоры предстоят весьма непростые. При этом их суть сводится не столько к политике, сколько к реальной экономике. Конкретно же речь идет об интеграции России и ЕС путем обмена бизнес-активами.

Но если с европейскими энергетическими интересами в России все и так ясно (европейцы стремятся получить доступ к крупнейшим отечественным месторождениям и магистральным трубопроводам), то с российскими инвестициями в экономику Европы ситуация не столь однозначна. В Москве дали понять европейским партнерам, что амбиции российского бизнеса простираются значительно дальше АЗС или газораспределительных сетей в странах - членах ЕС. Эти активы, конечно, привлекательны, поскольку конечный потребитель платит за тот же газ гораздо больше его оптовой цены. Однако они явно неадекватны тем активам, на которые европейцы нацелились в России. Наш бизнес хотел бы получить доступ к высокотехнологичным производствам стран Евросоюза, войдя в их акционерный капитал. А вот там-то наших "казаков", как выясняется, совсем не ждут.

Новые времена

Как съязвил в кулуарах недавнего бизнес-форума в Мюнхене, на котором присутствовал Владимир Путин, один немецкий господин, "по мне, так лучше русские танки, чем русские инвестиции". Хотелось понять, чем вызвана такая странная реакция. Ответ подсказал журнал "Шпигель", опубликовавший комментарий на заданную тему. "Кремль сменил тон общения с Европой, - пишет издание. - В интонациях российского руководства появилась уверенность в себе, которая застала врасплох не только Германию, но и другие страны ЕС. Ведь последние 15 лет Россию воспринимали на Западе в лучшем случае как перспективный рынок сбыта и источник энергоносителей". И тут вдруг выяснилось, что российский бизнес всерьез рассчитывает "прикупить" долю (и немалую) европейской экономики.

"Времена изменились, - говорит в интервью "Итогам" председатель восточного отделения Комитета немецкой экономики Клаус Мангольд. - Россия только начинает инвестиционные проекты в западную экономику. И это неизбежный процесс, так как именно инвестиционная интеграция поможет ей преодолеть технологическое отставание в ключевых сферах".

Наши компании активно демонстрируют свой интерес к европейским активам как удачными покупками, так и несостоявшимися сделками. В контексте энергетических взаимоотношений России и Евросоюза прямой интерес следует признать за "Газпромом". В концерне этого не отрицают. Заместитель председателя "Газпрома" Александр Медведев так прокомментировал "Итогам" эту ситуацию: "Газпром" активно участвует в процессе либерализации европейских рынков и развивает новые формы торговли. Компания стремится участвовать во всех звеньях производственной цепочки - от добычи газа до поставок конечному потребителю - путем приобретения местных компаний и создания совместных предприятий. Это качественно новый уровень сотрудничества с нашими европейскими партнерами. "Газпром" и его дочерние общества уже владеют долями участия в ряде европейских компаний, в том числе в Австрии, Чехии, Финляндии, Франции, Италии, Греции, Швейцарии, Турции. Кроме того, реализуется стратегия по выходу на рынок конечных потребителей Великобритании, Германии".

Наш газовый концерн, кстати, был первой из российских компаний, отправившихся на "шопинг" в Европу. При приватизации газового хозяйства ГДР после объединения Восточной и Западной Германии россияне надеялись получить крупную долю в VNG - компании, обеспечивающей газом восточногерманские земли. Расчеты строились на том, что именно Советский Союз активно помогал создавать и эксплуатировать местные газовые сети. Покупка этого газового хозяйства выглядела бы вполне логично. Не вышло, даже к торгам близко не подпустили.

Впрочем, когда речь зашла об обмене европейских активов на российские, договариваться получается. Таким образом, "Газпром" в рамках соглашений по Северо-Европейскому газопроводу с компаниями E.ON и BASF получил доступ на немецкий рынок, а также к восточноевропейским потребителям. Кроме того, в этом году Gazprom Marketing&Trading Ltd. зарегистрировал два дочерних предприятия, одно из них - для поставок природного газа потребителям Франции.

На объединение в общую цепь добычи, переработки и сбыта претендуют в первую очередь отечественные сырьевики, и по финансовым возможностям они могли бы себе это позволить, в том числе и включив в цепь Европу. У нефтяников, например, это уже неплохо получается, но они явно хотят большего. Как признают в "ЛУКОЙЛе" (уточнив, что планы компании никоим образом не связаны с газовой и газотранспортной проблематикой), есть интерес к развитию в Европе бизнеса по переработке нефти и сбыта нефтепродуктов. Причем речь может идти как о строительстве, если нет проблем с землеотводом, так и о приобретении готовых активов. В компании не хотят распространяться о конкретных планах, но подтвердили, что сейчас строится, например, сеть АЗС в Македонии. Переговоры ведутся как с европейскими, так и с зарубежными владельцами (они могут и не иметь европейской прописки, но занимаются на континенте переработкой и сбытом) этих активов. На сегодняшний день "ЛУКОЙЛ" владеет тремя НПЗ в Болгарии, Румынии и на Украине, а также сетями АЗС в Финляндии, странах Балтии, Польше, Белоруссии, на Украине, в Венгрии, Сербии, Молдавии, Румынии, Болгарии, Македонии и на Кипре.

По гамбургскому счету

Серьезные инвестиции пытаются осуществить в Европе не только нефтегазовые российские компании. Хотя крупные сделки, которые завершились конкретными результатами, можно пересчитать по пальцам. Наших покупателей привлекает прежде всего Германия - локомотив европейской экономики. Например, один из российских бизнесменов, заплатив 100 миллионов долларов, стал ведущим акционером компании Escada, производящей люксовую одежду и аксессуары. Чуть менее пятидесяти процентов акций компании Blue Wings AG сумели выкупить структуры, близкие к предпринимателю Александру Лебедеву (Национальная резервная корпорация), 100 процентов Sinara Handel GMBH взяла под свой контроль российская "Трубная металлургическая компания". Вот, пожалуй, и все, хотя попыток сделать крупные инвестиции в немецкую экономику было куда больше. Но многие из них по разным причинам так и не пришли к логическому завершению.

О неудачах никто вслух говорить не хочет, тем не менее некоторые сведения все же просочились в печать. Например, немецкая пресса утверждает, что так и не договорился о покупке гамбургской компании Аluminium-Werk Олег Дерипаска. Зато его компания "Русал" объявила о приобретении на итальянской Сардинии 56 процентов глиноземного завода EurAllumina. Раньше на него претендовала и швейцарская Glencore, но теперь, когда российская и швейцарская компании при участии "Суала" решили объединиться, конкуренция за это предприятие потеряла актуальность.

На прошлой неделе европейское бизнес-сообщество было взбудоражено слухами о намерении компании "Система Телеком" (входит в корпорацию АФК "Система") обменяться акциями с Deutsche Telekom. В АФК "Система" не подтвердили эту информацию, хотя и не опровергли того, что корпорация ведет различные переговоры, часть которых связана с покупками активов. Правда, подчеркнули, что для компании более актуальны переговоры о проникновении на быстро растущие рынки.

Заметим, что сообщения о возможной покупке пакета акций Deutsche Telekom вызвали небывалый резонанс в немецких деловых кругах. Если информация об этой сделке получит подтверждение, то станет очевидной тенденция, которая обозначилась при покупке ВТБ акций концерна EADS, который, в частности, производит знаменитые аэробусы, - русские намерены вкладывать деньги в самые высокотехнологичные отрасли европейской промышленности. Что, кстати, нравится далеко не всем. Так, в случае с ЕАDS нарекания у европейцев вызвал тот факт, что российский банк скупил 5 процентов акций "втихую" через брокеров. Но требовать от российских компаний заранее объявлять о том, куда они собираются инвестировать, по меньшей мере наивно. Представьте, насколько бы подскочили в цене акции EADS, если бы ВТБ загодя объявил о своих намерениях. И еще, зная, как относятся в Европе к инвестициям из России, анонсировать сделку - это значит многократно ее усложнять. Как говорится, "купить-то он купит, да кто ж ему продаст".

Не ждали

Но вот парадокс: если смотреть с точки зрения статистики, то дела у российского бизнеса в Европе идут неплохо. Лидирует тут все та же Германия. Число зарегистрированных здесь предприятий с российским капиталом приближается к трем тысячам. Получается, что немецких фирм в России не намного больше - всего три тысячи пятьсот. Однако качественный состав этих двух "сборных" заметно отличается. Немцы представлены в России крупнейшими компаниями. Мы же в Германии регистрируем в основном небольшие торгово-закупочные фирмы, работающие на экспорт в Россию немецких товаров. Если же наши компании продают в Германии отечественные товары, то это, как правило, русская водка, что вполне объяснимо, и русское пиво, что не поддается никакому объяснению, но является фактом. На фоне такой деловой активности покупка российской фирмой "Калинка" немецкой парфюмерной фабрики по приблизительным данным за 20 миллионов евро - уже событие.

Понятно, что не о таких российских инвестициях говорят в Москве. По словам хорошо информированного источника, россияне обозначили следующие приоритеты в европейских инвестиционных проектах. Это энергетика (в частности, строительство электростанций), автомобильная промышленность (поставки комплектующих изделий) и самолетостроение. Эти в общих чертах высказанные намерения вызвали смешанные эмоции в европейских деловых кругах. Почему? Если европейцы дали возможность прочно обосноваться на своем рынке стальному магнату из Индии Лакшми Митталу, то почему этого нельзя позволить русским? Кстати, это вопрос не мой, а уже упоминавшегося сторонника российских инвестиций Клауса Мангольда.

Ответ на него дал мой давний знакомый Отто Крюгер. Бывший пекарь, а ныне пенсионер любит порассуждать о большой политике. "Если вы, русские, со своим газом и нефтью будете управлять нашим "Фольксвагеном", то, значит, Германии пришел конец", - откровенен герр Крюгер. Политики, выступающие против российских инвестиций, формулируют свои мысли более политкорректно, но по сути говорят то же самое - их пугают амбиции российского бизнеса, нацелившегося на ключевые сектора европейской экономики. Например, их настораживает то, что, став совладельцами энергетических компаний, русские еще больше привяжут европейскую экономику к нефтегазовому комплексу России. Боятся и того, что Москва может не избежать соблазна использовать свое экономическое влияние в Европе в политических целях. Похоже, именно такой позиции придерживается, например, канцлер Германии Ангела Меркель.

Прямо противоположный подход у немецких социал-демократов, например, у министра иностранных дел Франк-Вальтера Штайнмайера. Он считает, что Германия должна продолжить курс Герхарда Шредера на сближение с Россией вплоть до создания зоны свободной торговли. По его мнению, взаимные обязательства между нашими странами в деловой сфере могут стать настолько серьезными, что смогут обеспечить стабильность и в политике. Эта стратегия развития отношений с Россией получила название "сближение путем переплетения". По-русски звучит не так эффектно, как по-немецки, но зато точно отражает намерения авторов доктрины.

Обмен активами между "Газпромом" и немецкими компаниями BASF и Е.ON - первый шаг на пути осуществления этой стратегии. По мнению бывшего министра транспорта ФРГ Манфреда Штольпе, если подобный обмен продолжится, то неизбежно приведет к тому, что зависимость в энергетической сфере будет носить взаимный характер. Казалось бы, процесс пошел! Но не все в Европе относятся к нему столь восторженно. По мнению аналитиков, для ведущих европейских стран подобное тесное сближение с Россией стало бы возможным только в том случае, если союз с США даст серьезную трещину. В общем, мы имеем дело с чистой политикой, пресловутыми двойными стандартами и прочим в том же духе.

Однако имеется и иная точка зрения на первопричину проблем в экономической интеграции России и ЕС. Руководитель представительства Торгово-промышленной палаты РФ в Германии Сергей Никитин высказал довольно любопытную мысль. По его мнению, политика сама по себе далеко не всегда является истинной причиной ажиотажа вокруг российских инвестиций. Зачастую излишняя политизированность этого вопроса лишь следствие продуманных действий конкурентов. Ведь российские инвесторы приходят не в чистое поле, а на очень тесный рынок. "В реальности, - говорит наш собеседник, - европейцы понимают, что Россия не хочет, да и не может вести жесткую конфронтацию с Западом. Наоборот, она всячески подчеркивает свое стремление к европейским ценностям и приверженность свободному рынку. Но проблема заключается в том, что на этом рынке Россию никто не ждал".

Короче, ничего личного, только бизнес. А если это так, то надежда остается: в бизнесе в отличие от политики партнеры всегда могут договориться. Если, конечно, политика бизнесу поможет, уступив Европе в чем-то по своей части. Без такого "обмена активами" российский бизнес-"шопинг" в Европе не скоро пойдет в ритме распродажи.

При участии Юлии Панфиловой

Сергей Панкратов

ОФИЦИАЛЬНО

Хартия рискованных возможностей

О том, что не устраивает Москву в тексте Энергетической хартии, "Итогам" рассказал министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко:

- Среди стран - поставщиков энергоресурсов в списке подписавших Хартию, по сути дела, оказалась только одна Россия. Все остальные или транзитеры, или потребители. У каждой из этих групп свои интересы - минимизировать риски либо по потреблению, либо по поставке, либо по транзиту. Но попытка все риски переложить на поставщика ни к чему хорошему не приведет.

Россию не устраивают два положения протокола к Энергетической хартии. Во-первых, там, где речь идет об ответственности Евросоюза как организации. Это значит, что сами страны ЕС выведены из-под ответственности, отвечает ЕС, наднациональный орган. А это не соответствует реалиям, так как регулирование в сфере энергетики является, как правило, национальным делом. Во-вторых, нас не устраивают условия транзита, так называемое право первого отказа. Поясню: существуют долгосрочные контракты и торговля газом в реальном времени (спот). Их соотношение различно для разных государств ЕС (в Великобритании, например, доля спотового рынка наиболее высока - порядка 30 процентов). Разница же в цене огромная. Так, прошлой зимой цены по долгосрочным контрактам составили примерно 230-250 долларов за тысячу кубометров, а на споте газ стоил уже 1030-1100 долларов. Понятно, что государства ЕС хотели бы максимально увеличить долю долгосрочных контрактов. Но сказав "а", надо говорить и "б", то есть обеспечить определенный режим транзита. Между тем Евросоюз предложил право первого отказа. Получается, что если я, поставщик, потратил миллиарды евро на добычу и транспортировку газа, я остаюсь с носом, потому что мне говорят следующее: мы не знаем, какие будут возможности и условия транспортировки газа по Европе. Россия расценивает это как огромный риск для себя, а стало быть, и для европейского рынка газа в целом.

Светлана Сухова

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера