Архив   Авторы  

Аргументы и факты
Главная тема

"Переговоры с Белоруссией будут сложными. Сам факт отмены пошлины отраден, но он не решает проблемы", - говорит руководитель департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максим Медведков

Введя таможенные пошлины на транзит российской нефти через территорию Белоруссии, Минск нарушил основополагающие нормы международной торговли. Так считают в Министерстве экономического развития и торговли России. И прогнозируют, мягко говоря, непростой ход дискуссий с белорусскими партнерами, несмотря на отмену последними решения о пошлинах. Ситуацию в интервью "Итогам" комментирует глава департамента торговых переговоров МЭРТ Максим Медведков .

- Максим Юрьевич, насколько введение транзитной пошлины на нефть Белоруссией оказалась неожиданным для России ?

- О том, что Белоруссия ввела пошлину на транзит российской нефти, мы узнали из средств массовой информации. Никаких официальных документов на этот счет мы из Минска не получали. В международных торговых отношениях существует принцип: если вы меняете режим торговли, об этом партнеров необходимо предупредить заранее. Кстати, именно так всегда поступает Россия. И уж тем более Минск мог бы нас уведомить о своем решении, учитывая добрососедские отношения между нашими странами. Белорусской стороне хорошо известно, что наши торговые соглашения предусматривают механизм предварительных консультаций. То есть провести их - не просто дань уважения, а юридически оформленное обязательство. Это говорит лишь о том, что дальнейшие переговоры с Белоруссией будут сложными. Сам факт отмены пошлины отраден, но он не решает проблемы.

- В соглашениях с Белоруссией предусмотрены какие-то санкции за нарушение обязательств?

- Да. Такие санкции предусматриваются. Но только на санкциях мир не построишь. Как минимум необходимо добиться транспарентности процесса выработки и принятия решений, затрагивающих интересы другой стороны, уважения к международным обязательствам. Большинство развитых стран в реальности не применяют санкций в отношении нарушителей. Они, угрожая санкциями, убеждают нарушителя вернуться к выполнению обязательств. В мире было совсем немного внезапных торговых войн. И еще меньше было конфликтов, в результате которых страдала третья, ни в чем не повинная сторона.

- Будете судиться в таких случаях?

- К сожалению, эффективных судебных механизмов наши двусторонние соглашения не предусматривают. При этом ни Россия, ни Белоруссия не являются членами ВТО. Поэтому мы не можем обратиться и в орган по разрешению споров в рамках этой организации. Это серьезно ограничивает эффективность наших действий в торговых конфликтах.

- Ваш коллега Андрей Шаронов сказал, что нигде в мире, кроме Белоруссии, не существовало подобных транзитных пошлин...

- Да, это правда. Свобода транзита - безусловное обязательство, предусмотренное международным правом. Можно брать сборы, связанные с таможенным оформлением грузов, а также плату за пользование транзитной инфраструктурой. Но при этом ее размер должен быть рассчитан исходя из стоимости оказанной услуги. А в данном случае характер транзитной пошлины и ее размер говорили о том, что наши нефтяники должны были платить не за услуги, оказываемые белорусской стороной, а отдавать деньги просто так.

- Если бы не договорились, могло бы это означать, что Таможенный союз между Россией и Белоруссией распадется?

- Мы всегда надеемся на благоразумие наших партнеров. Но формированию Таможенного союза такого рода инциденты не помогают. Сейчас нам придется пройти через непростой путь восстановления доверия друг к другу, без которого ни один союз не построишь.

- Приведет ли этот кризис к изменению позиции Евросоюза в его торговых переговорах с Россией и не следует ли ожидать более серьезного давления со стороны ЕС, чтобы заставить нашу страну ратифицировать Энергетическую хартию?

- Нефтяной кризис в ЕС, слава богу, не случился. И вряд ли он мог бы случиться вообще - мы не единственный поставщик нефти в Европе, и не вся наша нефть в ЕС идет через территорию Белоруссии. Конечно, Евросоюз не в меньшей степени, чем мы, заинтересован в том, чтобы транзитные страны обеспечивали свободу транзита энергоносителей, в том числе и российских, предназначенных для ЕС. Но сообщество не много для этого сделало. Соглашения, которое определяло бы конкретные принципы транзита, у ЕС с Белоруссией нет. Есть старое, еще советских времен, в котором существует положение, касающееся транзита. Но, похоже, ЕС не захотел им воспользоваться. Основная проблема с договором к Энергетической хартии, кстати, связана с условиями транзита через территорию отдельных членов ЕС, где Брюссель не готов принять нужные нам обязательства. Переговоры о присоединении Белоруссии к ВТО продвигаются туго. А ведь ВТО могла бы дать неплохие правовые гарантии транзита для всех. В общем, нам с коллегами из ЕС есть над чем подумать.

Константин Угодников

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера