Архив   Авторы  

Скупой рыцарь
Профиль

Есть мнение, что Ингвар Феодор Кампрад, основатель сети магазинов ИКЕА - и есть самый богатый человек на Земле. Вот только тщеславия ему не хватает...

Альпийский затворник

Пик споров об истинных размерах богатства Кампрада случился три года назад, когда шведский деловой еженедельник "Векханс афферер" поставил соотечественника впереди американских сверхбогачей Билла Гейтса и Уоррена Баффетта. Менеджмент ИКЕА парировал, что, мол, поскольку Кампрад больше официально не является владельцем корпорации, ее стоимость не может быть включена в расчеты его личного богатства. На это уже почтенный лондонский журнал "Экономист" представил свидетельства, что Кампрад и его семья сохраняют контроль над ИКЕА через сложную структуру холдингов и "дочек", сконцентрированных вокруг голландского благотворительного фонда Stichting INGKA Foundation, который, в свою очередь, владеет INGKA Holding - материнской компанией всех магазинов ИКЕА. По самым скромным подсчетам состояние Ингвара Кампрада превышает 30 миллиардов долларов. Дискуссия не окончена. Как закрытая частная компания ИКЕА обязана раскрывать регулирующим органам меньший объем информации, чем публичные компании, и потому ее внутренняя "кухня" остается в тени.

С 1976 года сам виновник этих дискуссий и его жена Маргарет живут в Швейцарии, в кантоне Во под Лозанной. Собственно, там, оказавшись в деревне Эпаленж во время экскурсии по Женевскому озеру, я впервые и услышал имя Кампрада. "Смотри, - сказал приятель, - вон его дом, в этом переулке". Дом как дом, ничего особенного. От улицы отгорожен двухметровым живым забором. За ним ни роскошного плавательного бассейна, ни конюшен с редкими лошадьми. Только потрепанная серо-голубая Volvo, как говорят, выпуска аж 1993 года. Правда, с противоположной стороны сада вроде бы открывается вид на Женевское озеро, а в солнечную погоду - и на верхушки Альп.

Но вряд ли чета Кампрадов была привлечена сюда природными красотами. Кантон Во известен как налоговый рай для людей со сверхдоходами, и именно в этом его привлекательность для богатых и знаменитых - бизнесменов, актеров, спортсменов. На берегу Женевского озера обосновались автогонщики Михаэль Шумахер и Алан Прост, певица Шания Твэйн, музыкант Фил Коллинз и наследница Аристотеля Онассиса, его внучка, Афина... Иностранцы могут договориться с местными властями о фиксированной налоговой выплате вне зависимости от размера дохода. Этот "выкуп" обычно оценивается в пятикратном размере от годовой арендной платы за их дома в кантоне Во - сущие копейки для мультимиллионеров. Как мог пройти мимо такой возможности известный своей бережливостью Кампрад? Ведь в его родной Швеции налогообложение больших состояний достигает чуть ли не семидесяти процентов.

По отзывам местных жителей, Кампрады совершенно не производят впечатления очень богатых людей. Живут замкнуто. Всей обслуги - охранник и его жена, помогающая по дому. Хозяин сам ходит за покупками в местный торговый центр и отчаянно торгуется. "Я скуповат, - любит он повторять, - и горжусь такой репутацией". Никто не припомнит, чтобы он принимал участие в каком-то местном событии или празднике или появился в местном ресторане. Во всяком случае в архивах самой большой лозаннской газеты "24 часа" нет ни одной фотографии миллиардера в непринужденной обстановке, хотя он живет здесь больше тридцати лет.

Летом и осенью Кампрад любит, не чинясь, на обычном поезде, прокатиться во Францию, где у него, по его собственному определению, "дорогостоящее хобби" - виноградник и винокурня. Там он может позволить себе пропустить стаканчик-другой: дань памяти общения с польскими мебельщиками еще в 50х. Но об этом позже.

Грехи юности, плоды зрелости

Фирму ИКЕА Ингвар Кампрад основал в заброшенном сарае в 1943 году (ничего загадочного в названии нет: это его инициалы, название фермы Елмтарюд, где он родился, и ближайшей деревни Агуннарюд). Ингвару тогда было всего 17 лет, и именно так он решил распорядиться денежным подарком отца по случаю успешного окончания школы. Отца понять можно: успех в учебе его сыну давался труднее, чем другим детям - он страдал дислексией, недомоганием, мешающим усвоению прочитанного. Вдобавок Ингвар Кампрад совмещал посещение уроков с коммерческой деятельностью, тягу к которой ощутил еще до поступления в школу. Первое интуитивное озарение заключалось в том, что если партию товара, закупленную по оптовой цене, распродать с небольшими надбавками, то можно получить прибыль. Односельчан, ездивших по делам в Стокгольм, он просил привезти тетради, карандаши, ластики, спички и тому подобные мелочи, чтобы потом перепродать все это соседям или товарищам по школе.

Второй урок юного коробейника заключался в том, что личное предложение что-либо купить в большинстве случаев порождает у людей позитивную реакцию. И уж подлинным открытием стало приспособление под нужды своей торговли местной инфраструктуры. С регулярными рейсами молоковозов, например, Кампрад стал отправлять заказы для покупателей из других деревень. Много лет спустя сатирик Аркадий Райкин еще раз "сделает" это открытие: "Вот марафонец бежит... Ну и что, какой в этом толк? А ежели он почту захватит?.."

Следующим революционным шагом юноши в далекой шведской глубинке стало рекламирование своих товаров в местной прессе и рассылка самодельного каталога. Так он и торговал ручками, кошельками, украшениями для елок и бижутерией, игрушками, скатертями и нейлоновыми чулками до 19 лет, пока не попробовал толкнуть на рынке некоторые предметы мебели, изготовленные местными умельцами в нескончаемые зимние вечера.

К этим же годам относятся и его первые грехи - контакты с пронацистским молодежным движением, возглавляемым Пером Энгдалом. Когда в 1994 году общественность узнала об этом из писем умершего Энгдала, Кампрад выступил с заявлением, назвав эти факты "самой большой ошибкой своей юности", и направил каждому служащему ИКЕА еврейского происхождения личное письмо с извинениями. Правда, многие в Швеции полагают, что не сама по себе новость о контактах с нацистами толкнула предпринимателя на общественное покаяние. Кто не делал глупостей в 18 лет?! Кампрада, похоже, больше всего задели предположения, что он основал свой бизнес, взявши у нацистов взаймы. "Меня можно обвинять в чем угодно, даже в убийстве, - возмущенно заявил он, - но только не в том, что я у кого-то одолжил деньги". В семье Кампрадов брать в долг считалось табу после того, как дед Ингвара, эмигрант из Судетской области тогдашней Германии, в 1897 году застрелился, не имея средств расплатиться за кредит, взятый на покупку фермы.

Между тем торговля мебелью обернулась таким успехом, что Кампрад завязал со всеми остальными товарами и переключился только на нее. В 1953 году он открыл свой первый специализированный мебельный магазин в Эльмхульте. Новшеством ИКЕА для того времени было то, что, прежде чем заказать мебель, покупатель мог ее увидеть вживую, потрогать и убедиться, что она ему по душе. К тому же заказ выполнялся небывало быстро. Дело развивалось стремительно, и через два года шведский мебельный картель, объединяющий производителей и дизайнеров, обвинил Кампрада в демпинге и потребовал прекратить торговлю. Он отказался, поставщики объявили ему бойкот. Он был уверен, что это конец, но не сдался. Нанял собственных дизайнеров рисовать новую мебель "от ИКЕА", а в 1955 году поехал в Польшу размещать производство - там было дешевле. Местные партийные товарищи без конца напоминали молодому шведскому капиталисту, что, мол, это дело надо "обмыть". Дело кончилось лечением. Сейчас Кампрад считает, что эта его жизненная проблема вполне под контролем.

Евангелие от Кампрада

Среди историй, объясняющих успех ИКЕА, есть и такая. В 1956 году только что нанятый, четвертый по счету сотрудник компании Гиллис Лундгрен долго мучился, пытаясь всунуть огромный стол в машину заказчика. Когда все попытки закончились ничем, Лундгрен в сердцах сказал покупателю: "Да отдери ты у него ножки, тогда пройдет, а дома обратно приколотишь". Острый ум Кампрада мгновенно зафиксировал идею, и вскоре родилась очередная новация: мебель, упакованная в плоские ящики. Удобно и дешево для транспортировки, а хлопоты по сборке ненавязчиво можно переложить на самого покупателя.

Основатель ИКЕА до сих пор рассматривает домашнюю сборку мебели не только как ход с большим экономическим эффектом, но и как духовное приобщение потребителей к философии своего детища. Немногословный Кампрад отобразил свои взгляды на мебельный бизнес в коротенькой брошюрке под названием "Евангелие торговца мебелью", вручаемой каждому новому сотруднику ИКЕА вне зависимости от должности. Главный принцип - мебель должна стоить меньше, чем у конкурентов при сопоставимом качестве. Все остальное работает на достижение этой цели. Любое разбазаривание ресурсов, временных и материальных, Кампрад объявляет "смертным грехом". Но одновременно он апеллирует к инициативе всех служащих, считая всех их одной семьей и предлагая не страшиться пробовать новые подходы к делу. "Только тот, кто спит, не делает ошибок", - гласит одна из кампрадовских максим.

Следующая объявляет "долгом ИКЕА" непрерывную экспансию. Первый зарубежный магазин компания открыла в 1963 году в Норвегии. Через десять лет появился ИКЕА за пределами Скандинавии - под Цюрихом. В 1974 году пришел черед Германии, в 1985м - Соединенных Штатов. С 2000 года детище Кампрада присутствует в России - у компании здесь уже около десятка магазинов, но будет больше - 25. По некоторой информации, ИКЕА появится и в предолимпийском Сочи. Всего же сеть включает 254 магазина в 35 странах и намерена пополниться еще на 24 до конца этого года.

Согласно заветам отца-основателя, в ИКЕА не в почете служебная иерархия и чинопочитание. Там не приняты привилегии для каких-то категорий сотрудников. Галстуки и костюмы тоже не в моде. Кампрад сам показывает пример и в одежде, и в следовании им же провозглашенной трудовой этике. Его прижимистость вошла в поговорки. "Лучше быть чуть скуповатым, чем выбрасывать деньги на ветер", - повторяет патриарх. Вдобавок к примерам его экономии в швейцарском уединении можно добавить, что, летая в командировки, он берет билеты экономкласса, останавливается в трехзвездочных отелях, без крайней необходимости не пользуется такси и т. д. "Как, черт побери, я могу требовать от людей, которые на меня работают, экономии, если сам буду пользоваться люксами? - объясняет он свою позицию. - Это же элементарная аксиома правильного руководства".

"Нет времени умирать"

Во многих отношениях Кампрад похож на других миллиардеров старой закалки. Но есть и одно существенное отличие: подход к благотворительности. Системообразующий фонд империи мебельного короля - Stichting INGKA Foundation с капиталом 36 миллиардов долларов - формально считается самым большим благотворительным фондом в мире. В отделе по связям с общественностью INGKA "Итогам" сказали, что благотворительная деятельность ведется широко. В качестве конкретных примеров последних лет названы: партнерство с Детским фондом ООН (UNICEF) - от каждой проданной в магазинах ИКЕА игрушки было отчислено по доллару для UNICEF, всего 1,75 миллиона евро в прошлом году. Два года назад ИКЕА-Австралия ответила своим долларом на каждый доллар, пожертвованный ее служащими в пользу жертв разрушительного цунами... Конечно, любая помощь - благо. Но для столь обширной и богатой корпорации она вряд ли выглядит щедрой. Видимо, старинное протестантское убеждение, что давать надо работу, а не милостыню, является главной путеводной нитью для Кампрада в этом щекотливом вопросе.

Кстати, в приютившей его Швейцарии он тоже никого не балует своими щедротами. Синдик Эпаленжа Иван Тарди просто возмущен поведением своего соседа. Шумахер ублажил своих соседей, построив игровую детскую площадку. Ашер Эдельман, богатый брокер из Нью-Йорка, основал в кантоне Во музей искусств. А Кампрад, "к сожалению, никогда и ничего не сделал... Он иногда делает покупки на рынке, но, кроме этого, не истратил ни копейки внутри деревни". Вряд ли это ворчание доходит до нелюдимого шведа, а если и доходит, то все равно не имеет на него никакого влияния. У него свои убеждения относительно того, что в жизни хорошо и что плохо.

Он совершенно не задумывается о преемнике, о следующем "Мистере ИКЕА". На этот счет известно единственное его высказывание: "Я не думаю, что кто-то из моих сыновей (их у него трое. - "Итоги") способен управлять компанией, по крайней мере пока еще не способен... Мне не страшно перешагнуть рубеж восьмидесяти лет. Мне еще много надо сделать. У меня нет времени умирать".

Лозанна - Вашингтон

Николай Зимин

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера