Архив   Авторы  
Женщины из "Семи смертных грехов" Пины Бауш похожи на хищных птиц. Фото предоставлено пресс-службой Чеховского фестиваля.

Не греши
Искусство и культураХудожественный дневникБалет

Первые гастроли без Пины Бауш

 

Приезд Танцтеатра Вупперталя всегда будоражит театральную Москву, и нынешний не стал исключением, увы, другого рода. За две недели до гастролей ушла из жизни его основательница и бессменная глава Пина Бауш. По странному стечению обстоятельств, что называется, промыслительно, гениальная фрау специально для Чеховского фестиваля восстановила свой тридцатилетней давности спектакль "Семь смертных грехов", дополнив его броским "Не бойтесь".

Спектакли в каждом вздохе смотрятся немецким культурным достоянием, поскольку поставлены на тексты Бертольта Брехта и зонги Курта Вайля, и Бауш в своей остроугольной манере по-немецки точно произнесла все, что хотела. У спектаклей одна и та же тема. Церковный канон провозглашает матерью грехов зависть, а Бауш ставит во главу угла обман женской любви. В "Семи грехах" лучшее чувство, будучи растоптанным, как проказа поражает в человеке все: гнетет, опустошает, отвращает от надежды и страшно множится, плодя чудовищ. Развращенные женщины в жестах и па становятся неотличимы от развращенных мужчин, ком агрессии нарастает, движения делаются одинаково механистичными, похотливые жесты, подвязки, трепаные лифчики на обвислых грудях и небритые подмышки трансвеститов слипаются в такую мерзкую плотную массу, что в спектакле как будто не оказывается просвета. Между тем он есть. Пина Бауш при всей своей резкости все-таки человек гораздо более цельный и гармоничный, чем пришедшие после. Уже в "Не бойтесь" пронзительность зонгов и вся та же возня озабоченных дам в мехах и бюстье вдруг оборачиваются откровенным кабаре. Как будто взглянув на свои давние мысли с высоты времени, Бауш микширует пафос. Даже больше: совершенно безучастным к греху продажной любви зрителям она предлагает принять ее собственную озабоченность темой.

Через тридцать лет после премьеры и спектакль, и его пафос действительно выглядят чуть старомодно. Но вот парадокс: зрелище цепляет, и причина тут не магия имени. Вдруг оказывается, что возрастные актрисы, непременные для всякой умной труппы "великие старухи", гораздо точнее понимают свои задачи, чем их формально более сильные коллеги. Они дольше жили, больше видели. Во многом благодаря им становится понятно, почему Пина Бауш раздражалась, когда ее аттестовали хореографом. Для "просто хореографа" ее таланта слишком много. И судить Бауш по канонам современных зрелищ, количеству батманов и верности брехтовскому сюжету - слепота поразительная, возможная только в стране семидесятилетней закрытости и балетной стерильности. Спокойное отчаяние спектаклей Вупперталя заставляет замечать чужие проблемы, потому что семь из них чужими не бывают. Они только общие, а значит, и свои: леность, гордыня, гнев, чревоугодие, похоть, алчность, зависть. У Бауш по-другому не может быть. Все-таки не случайно не "Мазурка Фого", сумасшедшая по красоте и тонкости, а "Семь смертных грехов" остались нам завещанием.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера