Архив   Авторы  
DJ ТИТО и другие местные знаменитости в компании с западными коллегами по цеху привлекли к арене Freedom Main Stage под Петербургом многотысячную танцевальную тусовку

А теперь - дискотека!..
Искусство и культураСпецпроект

Лучшие диджеи мира давно облюбовали отечественный танцпол. Однако все громче слышны голоса тех, кто уверен: клубное движение в России переживает кризис







 

Под Петербургом завершился первый русский Global Gathering, знаменитый фестиваль танцевальной музыки. Этот популярный форум, родившийся в Англии, собирает до 75 тысяч зрителей. В 2005-м он вышел за пределы "метрополии" и перешагнул границы США, Турции и Украины. А теперь докатился и до России, где на него пришла 21 тысяча человек. Маловато, по сравнению с "планетарным" показателем, тем не менее повод гордиться есть: под Питером высадился самый мощный диджей-десант в истории танцевальной культуры страны. Выступали лучшие музыканты и продюсеры из Великобритании, США, Германии, Голландии, Польши, Франции (ABOVE & BEYOND, DUBFIRE (DEEP DISH), JAMES ZABIELA, JOHN ACQUAVIVA, ARMAND VAN HELDEN, SANDER VAN DOORN, M.A.N.D.Y., MASON). Ну и, конечно, местные умельцы (Фонарь, Сухов, Олег Пак, Тито). Перечень говорит сам за себя. Значит ли это, что танцевальная культура после известного бума 90-х вновь переживает расцвет?

Техно-культурная революция

Электрические цветки хауса, техно и транса расцветают лишь в джунглях больших городов. В 90-е они появились в Москве. В столице к этому времени завелись циничные и красивые молодые люди, которые обожали модный прикид и обладали немалым количеством карманных денег. Денег, открывавших двери в пафосные заведения, куда был заказан вход тем, кто донашивал советские ушанки и предпочитал водку, портвейн и гитарный рифф. То было поколение Next. Влюбленное в себя и подчеркнуто аполитичное. Их совсем не интересовало, в какой цвет выкрасят Белый дом во время очередного путча.

А где спрос, там и предложение: в начале 90-х волна хаус- и техно-культуры захлестнула Москву. Новый тренд раздвигал культурную почву, удобренную роком и щедро политую слезами поклонниц Юрия Шатунова, "Миража" и сладких "нанайских" мальчиков. Новые клубы росли как грибы после дождя, главным же стал "Птюч" - Мекка для новейших модов и эстетов. "С клубом "Птюч" вообще выросло целое поколение, - свидетельствует патриарх движения диджей Цветков. - Там была какая-то своя идеология, свой мир. А потом это было очень модное место".

Актуальные представители богемы и творческой интеллигенции 80-х, изначально имевшие мало общего с модной клубной молодежью, почуяв, куда ветер дует, устремились в тусовку. Затем открылся легендарный Jazz Cafe, детище промоутера Синеши Лазаревича. Для середины 90-х это была бомба, взорвавшаяся в нужном месте в нужное время. Длинные очереди перед входом, строгий face control и dress code, тусовки до утра, а из еды только бутерброды. Дальше дело пошло еще веселее.

Открывается клуб "Пропаганда", Дом культуры МАИ становится СДК МАИ, превратившись в одну из крупнейших столичных площадок. Именно там проходили легендарные рейвы "Хардкор против Джангла", в организации которых принимал участие знаменитый DJ Грув. В этот период его миксы звучали из каждого приемника. В клубе "Гараж" начинают делать первые after party - специальные вечеринки, атмосфера и звуковое сопровождение которых располагали к релаксации, помогая расслабиться после бурной ночи, проведенной на танцполе. Нельзя не упомянуть и развлекательный комплекс "Слава", появившийся на месте одноименного кинотеатра. Здание с архитектурой типового советского ДК обладало тогда лучшим звуком в Москве. Интересна и история знаменитого клуба "XIII", сделавшего впоследствии из диджеев Коли и Града одних из самых модных на тот момент электронных музыкантов в Москве.

Начались первые творческие командировки российских диджеев на испанскую Ибицу - столицу мировой танцкультуры, куда мечтал попасть каждый, но удавалось это далеко не всем. Следуя западному опыту, наши промоутеры задумываются о крупных концертах open air. Одной из первых на это решается команда из клуба "Цеппелин", сделавшая первый фестиваль электронной музыки FortDance. Впоследствии он стал ежегодным и по традиции проводится в стенах форта "Александр" в Кронштадте.

На фестиваль "Интервенция" в ЦПКиО им. Горького с гастролями приезжает светило европейской сцены - Пол Окенфольд, до сих пор занимающий первые места в мировых чартах. Массовое открытие известными диджеями вроде DJ Грув и DJ Фонарь своих собственных лейблов превращает музыкантов в коммерсантов, делающих на музыке вполне успешный бизнес. На некоторых наших диджеев уже появляется спрос за границей. Поколение резвилось в пубертатном угаре, а помогал им в этом герой танцполов - диджей. Шаман электронной эры. А центром мироздания для него стала сдвоенная "вертушка с пичем" - диджейская аппаратура с переключателем скоростей. Желательно, конечно, под винилки.

Оживи железо!

Перманентный спор музыкальных критиков ведется вокруг вот какой дилеммы. А являются ли DJ's "музыкантами и композиторами", как их называет корпоративная пресса электронно-танцевального цеха? Или же диджей - всего лишь "звукосниматель", посредник между бушующей клабберской тусовкой и аппаратурой, которая, на взгляд непосвященного, якобы "играет сама". Ну или почти сама.

Вопрос из разряда вечных. Разумеется, диджей не "пишет" музыку, как Бетховен, Гершвин или Пол Маккартни. Он собирает ее из готовых звукоблоков, словно пазл или Lego. Он конструктор ритмов и мелодий. Не демиург, но инженер. Техника сведения у всех DJ's примерно одинакова, ведь все начинали в одно и то же время. Проблема в другом: поймать пульсацию, чтобы композиция начинала вдруг "качать" публику. Чтобы трек А + трек Б давал в итоге не "стеариновую свечку", а взрывную химическую реакцию. Чтобы энергия пропитала воздух танцпола. Спросите, как этого добиться? Старые DJ's лишь усмехнутся. Одна и та же пара-тройка дисков у "пионера" просто барабанит по ушам, а в руках мастера заводит зал с пол-оборота. Ритмические и гармонические акценты? Ну да. И все же искусство диджея - это умение привнести в слоеный пирог звука свою внутреннюю органику. Оживить электричество и железо. Пропустить искру. И повелевать лесом рук, которые тянутся в направлении пульта - не то жертвенника, не то алтаря новой религии. Если это получается - значит, для тебя диджеинг становится призванием. На этот счастливый случай у королей танцполов есть поговорка: "Это не ты купил "вертушку", парень. Это она купила тебя".

Как диджеи становятся звездами? Биографии, возникающие по принципу "пришел в клуб - сыграл экспресс-сет - понравилось - пригласили" - относительная редкость. Можно обивать порог продюсера или владельца клуба годами и не попасть ни на запись, ни даже на концерт. Аутсайдеров здесь, как и везде, хватает. Зато если DJ по-настоящему состоялся, его путь может быть усыпан розовыми лепест-ками. Доходам хорошего DJ позавидуют иные поп-звезды. DJ Фонарь утверждает: "Топовые диджеи летают в бизнес-классах, а живут в дорогих гостиницах. Отечественные диск-жокеи получают от 2 до 5 тысяч евро за сет". "Копейки, - уверен Андреас Папандреу, владелец и генеральный промоутер клуба "Рай". - У нас жокей действительно может заработать до пяти тысяч, однако ставка западных артистов и до ста тысяч за выступление доходит".

Возьмем легендарного DJ Цветкова. Пообтершись в клубе "Птюч" в 90-е, он записывает техно-микс Crac Juliet's Song из образчиков американского хаус. Этот опус замечает Иван Салмаксов - автор первого рейва Гагарин-пати. Следует приглашение на "профильную" радиостанцию 106.8. Еще один цветковский микс - DJ's Phone - попадает в ротации. Цветков популярен, к нему становятся в очередь музыканты, жаждущие ремиксов, - Ветлицкая, "Моральный кодекс"... Кстати! Такие диджеи, как знаменитый Грув или Триплекс, пошли именно по пути обслуживания попсовиков. А вот упомянутый выше Фонарь куда более разборчив: "Мне это не слишком интересно. Если, к примеру, обратится Филипп Киркоров, я, безусловно, ему откажу. Он мне как музыкант не очень интересен. И не важно, какова цена вопроса. Зато сейчас мы работаем со старой группой "Альянс", делали ремикс на композицию Ильи Лагутенко "Я буду". Вот так, сердцу не прикажешь...

Что касается самого Цветкова, его карьера сложилась как нельзя лучше. В 1999 году он едет во Францию, знакомится с легендарным Laurent Garnier и супермодным ремейкером Laurent Wolf, делающим продукт для Мадонны. С тех пор наш человек в Париже - постоянный резидент клуба Queen. Диджей Tstvetkov состоялся.

...Есть у революции конец?

Звезда танцпола от обычного поп-идола отличается, как живая Клеопатра от египетской мумии. Равно как и клубная сцена - от поп-эстрады. Последняя сегодня на сто процентов монополизирована, и технологии раскрутки вытесняют тягу к творческим свершениям. Публика будет потреблять то, что ей дадут. С диджеями ситуация пока принципиально иная. Со слушателем у них прямая связь. Встал за пульт, делаешь микс. Десять минут - и уже понятно: или ты герой, или публика тебя затопчет. Всяческие "нравится - не нравится", "хорошо - плохо" рождаются прямо во время сета. Одно выступление может быть провальным, другое - триумфальным. Одно хорошо пройдет в Famous или "Опере", другое - в питерском подвале. Впрочем, сегодня всемогущие музыкальные коммерсанты, коих у нас до сих пор принято именовать "продюсерами", все чаще заказывают музыку в столичных клубах. Они ориентируются на наименее просвещенную и наиболее всеядную часть публики. Ту, которой просто "приносят потанцевать". Понятно, что это отражается на репертуаре. В этом случае в стенах какого-нибудь "Шоколадного Джо" звучит хорошо еще если просто затертый американ хаус. Но недолго скатиться и до электропопа. Электронные лабухи готовы играть и такое. Разве что блатной шансон в этих стенах не звучал, но прогресс не стоит на месте.

Забавно, но на культуре клабберства сказывается извечный спор двух культурных столиц. В Питере популярны транс и техно. В Златоглавой больше предпочитают легкий хаус и электро. Вообще в Москве в 2000-е оказалась размытой грань между стильным танцполом и "танцульками", искушенными мастерами - и шоуменами-затейниками. Впрочем, супермодные DJ's Грув и Смэш, почтенный Коля, таинственный Лист, остроумный и непредсказуемый Кубиков, беспощадный к публике Фашист, наконец, патриарх движения Фонарь - это все тоже в пределах Садового кольца. Именно к ним идут звезды за ремиксами, предлагая увековечить свои хиты в памяти народной. А те вольны выбирать. Вот как DJ Смэш (Андрей Ширман), удостоивший вниманием антоновскую "Летящей походкой" и "Музыка нас связала" (группа "Мираж"). Король закрытых и полузакрытых ночных клубов, кумир столичного гламура, проведший годы упорного труда за пультами "Шамбалы", "Зимы Проджект" и, конечно, пафосного "Дягилева". В Москве капитализация - лозунг дня. Но зато питерский DJ Фил (Филипп Беликов) получает престижное звание DJ № 1 in Russia за 2007 год по версии независимого dj.ru и имеет собственный лейбл "Трансмиссия". А также выступает с самими гуру - англичанином Paul Oakenfold, одним из отцов-основателей эйсид-хауса, и - да, да! - с великим Tiesto из Голландии, чье слово сегодня - закон для европейской сцены. А артистичный Косинус ко всему прочему носит звание fashion-персонажа, имеет собственную линию одежды ("by Косинус") и работает стилистом-парикмахером. В общем, каждому свое. Поэтический Питер и купеческая Москва, творчество - и умение хорошо "лабать". Два мира - две системы.

Западный диджеинг, безусловно, более разнообразен. Сейчас ему тесно не только в стенах клуба, но и на просторах open-air`ов, с их музыкой и забавами. Многие начинают вторгаться на территорию художников, скульпторов, кинорежиссеров. Существует и вовсю развивается так называемый виджеинг - сочетание музыки и произведений изобразительного искусства, своеобразное ответвление от видеоарта. Клуб обтягивается экранами, на которые проецируются образы - хочешь, танцуй, поглядывая на картины, хочешь - просто сиди, смотри и слушай. Главным апологетом виджеинга, между прочим, считается кинорежиссер Питер Гринуэй, не слишком лестно отзывающийся о коллегах: "Большинство виджеев, которых я знаю, занимаются бессмысленной демонстрацией бесталанных картин под дурацкое музыкальное сопровождение. Настоящий виджей - это великий мастер, умеющий оперировать музыкой и образами, создавать цельные произведения". Сам Гринуэй "оперирует" классическими полотнами и азиатской каллиграфией.

В России ситуация несколько иная. По крайней мере в Москве, где в 90-е имел место невиданный бум техно-хаус-бум, сейчас наблюдается определенный регресс. Искусство "звукового инжениринга" все чаще заменяется банальным обслуживанием примитивных танцевальных потребностей. Диджеинг скатывается до уровня банальной дискотеки, откуда он, собственно, и вышел. Между искушенной частью тусовки, поднимающей на щит диджейские таланты и выносящей на щите неудачников, все чаще вклиниваются продюсеры и владельцы клубов. Они предпочитают ублажать простыми и знакомыми ритмами неквалифицированное большинство – тех, кто пришел "чисто подвигаться".

Весьма показательно открытие клуба "Дягилев" в 2006 году - проект Синеши Лазаревича и Алексея Горобия, названный в честь знаменитого создателя "Русских сезонов", стал продолжением популярных сезонных клубных проектов "Лето", "Осень", "Зима". "Дягилев" стал важной точкой для московской гламурной публики. Для диджея участие в "дягилевских" вечеринках заведомо означало хороший гонорар и востребованность у промоутеров. Меж тем творческий диджеинг все более сходил на нет. А потому очень символично выглядит пожар в "Дягилеве", случившийся в этом году.

Патриарх тусовки DJ Фонарь уверен, что отечественная клубная культура сейчас переживает глубокий кризис. "Мы постепенно возвращаемся к уровню обычных дискотек. Львиная доля аудитории приходит посидеть в баре, пообщаться. А развитие электроники происходит на фестивалях, которые задают новые тенденции и позволяют жокеям быть на уровне. Особенно это заметно на open air`ах в Питере".

Так стоит ли удивляться тому, что великий и ужасный Global Gathering не в Златоглавой, а под Северной Венецией? Но, быть может, хотя бы питерский фестиваль всколыхнет Москву. А в том, что перемены назрели, нет никаких сомнений. Недавно, покопавшись в Сети, наткнулся вот на такой крик души: "Люблю "Птюч" до сих пор, но то время уже не вернешь. Хочу то время! Я старая клабберша, психоделистка того поколения. Сейчас все не то. Может, я и говорю, как старуха на скамейке, но это вот мое такое мнение! Кто хочет пообщаться со мной в асе на эту тему?" Да, клабберская и диджейская тусовки в Москве полиняли. Но не умерли. Активная часть публики и сейчас желает раствориться под звуки качественных миксов в стенах модного клуба. Москва, Питер, Амстердам, Лондон, далее везде. Стало быть - вперед, "девяностые".

ПРОФИ

Трек за треком

Слово "диск-жокей" (disc jockey) впервые прозвучало в 1934 году от американского комментатора Уолтера Винчелла, в шутку окрестившего так радиоведущего Мартина Блока. Слово это означало музыкального затейника, знающего, когда надо вовремя "сменить пластинку" (в прямом и переносном смысле, дабы публика не скучала). Превратившись в профессию, "диск-жокей" сократился до диджея (DJ). Первые советские DJ's - тогда они назывались еще по старинке, "диск-жокеями", использовали два катушечных магнитофона с бобинами, которые придерживали и толкали пальцем. Ох и морока была с этим хозяйством! Впрочем, и требования к "выступлениям" тогда были нулевыми. Просто в момент окончания композиции ей в хвост требовалось встроить новую, звучащую в том же ритме. Нечего сказать, творческий подход к делу. Большинство шедевров являли собой всего лишь "колбасу" из танцевальных номеров. В крайнем случае два трека слегка наезжали один на другой, рождая либо забавные ассонансы, либо какофонию. О настоящем "сведЕнии" речи не шло. Скорее DJ's были официантами от музыки, составлявшими программу и менявшими ее на ходу. Сегодня все, конечно, выглядит не так.

Пальцы используются совсем по-другому (для так называемых скретчей). Функцию же переключателя скоростей выполняет пич (pitch) - главная деталь диджейского хозяйства, позволяющая управлять движениями винилки или диска. Пич - это и есть, строго говоря, главный элемент, отличающий DJ-вертушку от "п росто проигрывателя". И наконец, современный диджеинг был бы невозможен без пульта управления процессом. Этот пульт называется "микшер". Он собирает воедино и позволяет "свести" музыкальные отрезки.

С начала 90-х годов центром притяжения любого модного клуба стали этакие добры молодцы, потряхивающие ежиками, скачущие и кидающие демонические взгляды на датчики. И одновременно трущие пальцем диски, отчего те проворачиваются туда-сюда и слегка повизгивают. Такое звукоизвлечение называется "скретчами" (от scratch - "царапина"). Этот прием игры старинный и почтенный. Он - яблоко раздора у архаистов и новаторов диджеинга. Одни считают, что без скретчей диджей - не диджей, а звуковик. Другие настаивают на том, что на дворе время mp3-файлов, и акробатика с пластиночками - прошлый век. У каждого своя правда. С точки зрения шоу "скретчер" даст сто очков вперед компьютерно-звуковым гениям. С другой стороны, верно и то, что сводить файлы легче, чем крутить диски. Однако и при таком раскладе трехчасовой сет (set - "выступление") требует немалого творческого и физического напряжения.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера