Архив   Авторы  
Нынешняя подруга Клементин Игу годится Депардье в младшие дочери

В темпе вальса
Искусство и культураСпецпроект

К своим шестидесяти годам Жерар Депардье пережил немало потерь, но не потерял вкуса к жизни. Один из самых высокооплачиваемых актеров Европы, сегодня он  такое же национальное достояние и символ страны, как Эйфелева башня, коньяк и камамбер






 

Во Франции всегда хватало таких красивых актеров, как Жерар Филип или Ален Делон. Еще здесь умеют ценить комический дар, превознося до уровня национальных кумиров Луи де Фюнеса и Пьера Ришара. Но больше всего Франция знает толк в мужчинах некрасивых, сильных и обаятельных. Поэтому здесь всегда ищут нового Жана Габена. В 1974 году французы нашли его в Жераре Депардье, когда фильм Бертрана Блие "Вальсирующие" произвел эффект разорвавшейся бомбы. На экране двое парней, одним из которых был 25-летний Депардье, вальсировали по жизни, отвергая какую бы то ни было мораль. Они были готовы на секс с любой женщиной любого возраста, согласны на любой автомобиль, лишь бы двигался, и на любую еду, лишь бы насыщала. Только вынужденная остановка заставляла их задавать себе вопросы, поэтому "вальсирующим" все время надо было двигаться вперед, убегая от самих себя. Это был воплощенный "дух времени" - бессмысленный и бесшабашный отголосок революционных 60-х. Картина вызвала не только шок в обществе, но и вполне законный интерес к здоровенному корявому парню с обезоруживающей кривой ухмылкой. Так Жерар Депардье стал кумиром Франции, провальсировав после этого больше тридцати лет в ее объятиях.

Простота лучше воровства

Наверняка этого актера вскоре открыли бы для широкой публики и без "Вальсирующих". Он давно уже снимался, соглашаясь на любые роли - ему надо было зарабатывать. Ведь он уже успел стать отцом, причем дважды - Гийом родился в 71-м, а Жюли через два года после него. Однако Блие стал первым, кто не стал выискивать какое-то амплуа для Депардье и губить штампами интересного парня, как это случилось с Бельмондо. Этот режиссер сделал ставку сразу на весь спектр его возможностей - и на тип настоящего мачо, и на комический дар, и на трагический, и на грубую мужицкую фактурность. Даже красавец Ален Делон однажды признался, что ему не хватило именно этой всеохватности Депардье, чтобы покорить Францию поголовно. А уж ему-то грех жаловаться.

Самая первая слава пришла к Депардье в небольшом экспериментальном театрике "Кафе де ля Гар", где собрались молодые актеры, ставшие вскоре звездами французского кино. Все они были молоды, беспечны и готовы превратить в пьесу любой подсмотренный кусочек жизни. Сильвет Арри, девчонка с парижской окраины, которая еще недавно торговала на рынке, взяла себе псевдоним Миу-Миу. Толстенький коротышка Мишель Колюччи стал знаменитым комиком Колюшем. А Жан-Мари Бурдо, сын оперного певца из Бретани, превратился в самую трагическую фигуру этой веселой компании - актера Патрика Деваэра. Может, из-за того, что они недостаточно любили жизнь как таковую, двое друзей молодости Депардье рано оставили этот свет. Нервный и изысканный Деваэр прятался в искусство от реальности и выстрелил себе прямо в ангельское лицо, когда ему было 35 лет. Амбициозный Колюш ввязался в большую политику, даже баллотировался в президенты, начал получать записки с угрозами, а потом по необъяснимой причине разбился на мотоцикле в 42 года.

Жерар был из другого теста. Интересовали его простые радости - еда, алкоголь, женщины. Даже свои роли он в этот ряд не ставит, признаваясь, что сыгранные им персонажи, включая таких титанов, как Дантон, Роден, Колумб или Бальзак, Жан Вальжан или граф Монте-Кристо, становились частью его, не задевая душу. В отличие от своих противоречивых и страдающих героев он точно как добродушный великан Обеликс всегда любил жизнь лишь за то, что она есть, не мучился депрессиями и не страдал от амбиций. Депардье, не смущаясь, играл в фильмах второго сорта, просто чтобы заработать, и использовал актерскую известность, чтобы раскрутить собственные рестораны и вино со своих виноградников. В сатирической комедии "Коварство славы" есть шутка о неразборчивости вездесущего Депардье, который должен использовать двойников, чтобы успеть повсюду. Но сам актер своей напористой простоты никогда не стеснялся, считая, что она не хуже, а лучше воровства. И он знает, о чем говорит.

Дикарь из барака

В городке Шатору все мужчины спивались. Отец Жерара, Рене Депардье, перебивался случайными заработками, дойдя до самого дна - стал мусорщиком. Его жена, сменившая длинную Анну-Жанну-Жозефу на прозвище Лиллет, рано состарилась - шесть детей не шутка, да и жизнь в бараках не украшает. Рене скоро потерял работу, и Лиллет очень боялась, что дети пьяницы будут хилыми. Но хоть в этом жизнь ее не наказала. Особенно крепким оказался Жерар, рано вытянувшийся до своих метра восьмидесяти, широкий в плечах, с кулачищами размером с тыкву. Он был грозой района, к 13 годам не раз попадался на мелких кражах. В полицейском участке его знали как парня, который может так заговорить зубы при составлении протокола, что со смеху помрешь. По Шатору толпы таких подростков слонялись без дела. Вот и Жерар после шестого класса учиться больше не захотел. Пределом его мечтаний был мотоцикл - он с ума сходил по хромированному железу, резиновым шинам и запаху бензина. Заработав немного денег, работая мойщиком на Лазурном Берегу, он вернулся в родной город без особых планов. Но прямо на перроне столкнулся с приятелем, который ждал парижского поезда, потому что уже учился на актерских курсах при Национальном театре. Слово за слово, Жерар быстро сбегал в кассу и купил билет до Парижа. Он все равно собирался туда и, как только что понял, давно хотел стать актером.

Столица встретила его не слишком приветливо. Комнатушка, которую он снял, была крошечная - вещи некуда поставить. Впрочем, вещей у Депардье не было. А еще у него не было знаний. Спонтанно решив стать актером, Жерар начал ходить по парижским театрам и каждый раз обнаруживал, что ничего не слышал о Мольере, Шекспире, Камю или Кокто. Как его приняли на курсы, непонятно. Ведь он не смог даже выучить текст для прослушивания. Но его попросили что-нибудь сымпровизировать, например изобразить пьяного. Тут Жерар немедленно вспомнил отца, как тот, напиваясь, никогда не буянил, а только неподвижно сидел на стуле, тупо следя за мухой. Это произвело впечатление на приемную комиссию, потому что обычно пьяных изображают суетливо и ненатурально, а здесь было ощущение правды жизни.

Чтобы не застрять в амплуа невежественного громилы, Депардье всего за два года учебы умудрился впихнуть в голову классику, современную литературу и курс истории. Но речь его не успевала за мозгами, поэтому он превращал в кашу любой выученный текст. В первых фильмах его даже приходилось озвучивать другим актерам. Врач-логопед, к которому его направили на консультацию, лечил заикание и косноязычие музыкой. Так что спас Депардье Моцарт, о котором он до тех пор не слышал.

Коварство славы

Однако была и другая спасительница. Элизабет Гиньо играла в спектаклях "Кафе де ля Гар" и подкармливала вечно голодного Жерара. Она была старше, уже успела окончить университет, актерскую школу и пожить в Нью-Йорке. В "Кафе де ля Гар" Гиньо пришла не ради заработка, а ради куража, с которым было плоховато в академических театрах. Беспробудное пьянство Депардье расстраивало ее до слез. Элизабет спасла его, выкупив из тюрьмы, куда он попал за драку, и отчитав тут же за дурной нрав, грязные ногти и рваные джинсы. Тогда он понял, что эта женщина верит в его талант куда больше, чем он сам. И сделал ей предложение. Хотя верность не его сильная черта, Депардье всегда помнил, чем обязан жене - Элизабет Гиньо ради него поставила на своей карьере крест. Имея за спиной такой тыл, как она, Жерар оказался готов к испытанию славой.

Испытание шло на скоростях. Спидометр его мотоцикла и автомобиля всегда зашкаливало. Каждый вечер он был готов перепить и переесть своих гостей. Он практически не спал, хватая все на лету. Роли следовали одна за одной. С молодым дикарем захотели работать лучшие режиссеры Европы: Ален Рене, снявший его в "Стависки", Бернардо Бертолуччи - в "ХХ веке", Марко Феррери - в "Последней женщине" и "Прощай, самец", Франсуа Трюффо - в "Последнем метро" и "Соседке", Анджей Вайда - в "Дантоне". Ставший лидером французского кино 70-х, открывший актера Бертран Блие снимал его почти во всех своих картинах - "Приготовьте ваши платочки" ("Оскар" за лучший иностранный фильм), "Холодные закуски", "Вечернее платье".

А самому Депардье всегда нравились комедии - жанр, в котором французы переигрывают любых соперников. Он с удовольствием дурачился в фильмах Клода Зиди и Франсиса Вебера, с самого начала карьеры сформулировав для себя философию здоровой жадности. Депардье не хотел отказывать себе ни в чем - ни в работе, ни в удовольствиях. Призрак барака в Шатору был для него главным стимулом во всех достижениях. Впрочем, по натуре Жерар оказался настоящим Портосом, которого сыграл в фильме "Человек в железной маске", - совсем не злым и благодарным. Он ни разу в жизни не помянул своих родителей дурным словом, понимая, что ему повезло вырваться из круга, в котором вертятся миллионы людей.

Зато, как ни печально, Гийом Депардье, сын обожаемого Францией кумира, разыграл в своей жизни сценарий, судьбой вроде бы предназначенный его отцу, сыну мусорщика из Шатору. Он стал наркоманом, связался с преступной компанией и угодил в тюрьму в довольно нежном возрасте. Только связи Жерара Депардье помогли выкрутиться из громогласного скандала. Став, как отец, актером, Гийом не хотел быть его тенью. Но все время именно так получалось, особенно когда они появлялись на экране вместе - в "Графе Монте-Кристо", "Отверженных", "Наполеоне", "Проклятых королях". Их лучшая совместная работа - фильм "Чти отца своего", где Гийом сыграл сына знаменитого писателя, который похищает отца, чтобы поговорить с ним. Депардье всегда жестоко корил себя за ошибки в общении с сыном, но когда Гий­ом написал о нем злую книгу, перестал с ним общаться. Однако тяжело переживал его болезнь - сын тоже гонял на мотоцикле и однажды в аварии травмировал ногу, которую спустя несколько лет мучений пришлось ампутировать. А в этом году болезни, травмы и излишества свели Гийома Депардье в могилу.

Жить, чтобы жить

Где-то подсчитано, что донжуанский список Депардье-старшего включает в себя триста подтвержденных самими обладательницами имен. Впрочем, при всех своих возможностях он никогда не был бабником в пошлом смысле слова. Просто западал на женщин, которые вызывали у него восхищение. Да и сам он умеет восхищать, поэтому ответное чувство не становилось для него проблемой.

Красивые и известные женщины в разное время по нему сходили с ума. Подруга юных дней Миу-Миу, которую он делил с Патриком Деваэром. Певица Патрисия Каас, которой он помог сделать карьеру. Изабель Аджани, которая истерзала его ревностью после романа на съемочной площадке фильма "Камила Клодель", где он сыграл любовника, наставника и "черного человека" ее героини. Фанни Ардан, из-за которой Депардье рассорился с режиссером Франсуа Трюффо. Дочь президента Франции Клод Ширак была готова сделать его главой всей французской культуры. Кароль Буке посадила его на диету. А самая недоступная с виду Катрин Денев только ему показала скрытые стороны своей натуры.

А ведь актер никогда не следил за своей внешностью, заметно толстел с каждым годом и всегда презирал дорогую "кутюрную" одежду. Скорее всего, дело в том, что женщины любят ушами. А Депардье, преодолев интеллектуальный барьер, который поставило перед ним отсутствие образования, стал блестящим собеседником. Если его приглашают в Сорбонну почитать студентам стихи, то он заражает их страстной лекцией о любимых поэтах. Если ему предлагают поучаствовать в шоу, то можно не писать сценарий - все равно он стянет одеяло на себя, красуясь, остроумничая и откровенничая, чтобы покорить всех с полпинка. Если за столом возникает исторический спор, то он может сразить всех знанием деталей эпохи, разыграть в лицах исторический анекдот, добавить к нему свое резюме и увенчать это выступление тостом за великую Францию. Журналисты знают, что ему палец в рот не клади. На опрометчивый вопрос корреспондентки, которая после премьеры "Астерикса и Обеликса" поинтересовалась, вернется ли когда-нибудь Депардье к амплуа героя-любовника, актер ответил: "Для вас могу уже сегодня ночью".

При этом Депардье эксцентричен и простодушен, как большой ребенок. Забыв о возрасте, он может не только размечтаться о роли Мити Карамазова в большом европейском проекте, но и кататься на скутере по парижским улицам с риском для жизни. Забыв о реноме великого актера, он лично жарит привезенных из Франции кур на сочинском пляже, чтобы накормить гостей "Кинотавра", и снимается на Украине в рекламе местного оператора мобильной связи, пытаясь говорить на украинском языке. Забыв об осторожности в делах, он вляпывается в скандал с сомнительным алжирским бизнесменом, которого подозревают в отмывании грязных денег, или вкладывает несколько личных миллионов в поиск нефти у берегов Кубы по просьбе своего большого друга Фиделя Кастро, хотя никаких признаков месторождения в этих местах нет.

Он очень богатый человек, владеющий домами в Париже, замками на юге Франции и виноградниками по всему Средиземноморью, и один из самых высокооплачиваемых актеров Европы. Власть почитает его, потому что Депардье является таким же национальным достоянием и символом страны, как Эйфелева башня, Лувр, шампанское, коньяк и камамбер. Но он-то знает, что слава переменчива, поэтому написал кулинарную книгу - у этого жанра всегда найдутся почитатели.

Сегодня его подруга Клементин Игу годится ему в младшие дочери. У него четверо детей от разных женщин, и последний сын Жан младше внуков. Именно для своих самых маленьких наследников Депардье сыграл балаганные роли в "Ста двух далматинцах" и эпопее про приключения Астерикса и Обеликса - чтобы они гордились им перед такими же карапузами. Но гордиться можно не только этим. Жерар Депардье по-прежнему один из лучших актеров мира, у которого работа расписана на годы вперед. Он сочетает в себе мужскую харизму героя-любовника, детское чувство юмора, здоровый аппетит и умение не только пить, но и запойно работать. После нескольких тяжелых аварий, в которых он выжил, пары инфарктов и операции на сердце Депардье и сейчас вполне может, как в молодости, оседлать свой любимый "судзуки бандит", выжать на спидометре 200 и заработать повестку в суд от дорожной полиции. Поэтому на вопрос о самом большом достижении в жизни он отвечает: "То, что я еще жив".

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера