Архив   Авторы  
Дмитрий Медведев отправил ревизоров в госкорпорации. В частности, разобраться с их статусом поручено генпрокурору Юрию Чайке

Операция "Трест"
Дело

Госкорпорациям предложат сменить вывески




 

Пренеприятное известие, полученное руководителями российских госкорпораций, выдержано в гоголевском стиле: к ним едет ревизор. Дмитрий Медведев поручил генпрокурору Юрию Чайке и начальнику Контрольного управления президента Константину Чуйченко провести до 10 ноября комплексную проверку означенных структур. По итогам "тестирования" ревизоры должны доложить главе государства свои соображения о "целесообразности дальнейшего использования такой организационно-правовой формы". Как показывает наш богатый исторический опыт, поручения подобного свойства даются обычно в случае, когда судьба проверяемых уже решена, и она, увы, печальна. Однако в данном случае запятую в вердикте "казнить нельзя помиловать" ставить пока рано. Госкорпорации - ключевой элемент выстроенной в последние годы в России экономической модели, и без боя они сдаваться явно не собираются.

Неподдающиеся

О том, что у президента не лежит душа к "институтам развития", как называют свое детище сами отцы-основатели госкорпораций, было известно давно. В феврале 2008 года в интервью "Итогам" Дмитрий Медведев предостерегал: "Корпорации не должны превращаться в кормушку для нечистых на руку чиновников... Умельцев пилить бюджеты у нас, увы, хватает. Нужен глаз да глаз. И четкие временные рамки, отпущенные на решение поставленных задач". Затем последовала почти годичная пауза в публичных высказываниях на эту тему, но весной президент вернулся на тропу войны с "экономикой директив".

Совет при главе государства по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства не оставил никакой лазейки для госкорпораций. Речь идет о подготовленном советом проекте концепции развития законодательства о юридических лицах, прямо указывающем на несовместимость этих структур с Гражданским кодексом. Главная претензия к "институтам развития" - они не поддаются общепринятой правовой классификации. Госкорпорации не являются ни корпорациями в привычном смысле, поскольку не имеют членства, ни государственными организациями, поскольку являются частными собственниками. Да-да, имущество, переданное им Российской Федерацией, становится имуществом госкорпораций, иначе говоря, приватизируется. Не подпадают они в полной мере и под определение некоммерческой организации (хотя само понятие "госкорпорация" впервые появилось именно в законе об НКО).

Но госкорпорации - исключение не только из этого, но и вообще из каких бы то ни было правил, регулирующих деятельность юрлиц. Законы о них, предупреждают правоведы, могут попросту парализовать некоторые статьи ГК, в частности положения о последствиях признания юрлица несостоятельным. Ведь сколько бы "плохих" долгов ни набрали госкорпорации, обанкротить их нельзя (при этом государство не отвечает по их обязательствам). Они изъяты также из сферы финансового, налогового контроля, неподнадзорны госрегуляторам. Яркий пример - ВЭБ. Как отмечают разработчики концепции, эта госкорпорация не подвержена процедуре лицензирования, применимой ко всем банкам, и, кроме того, обладает специальными правами в том, что касается деятельности на рынке ценных бумаг. Все это "создает условия для нарушения равноправия субъектов соответствующего рынка и нарушения конкуренции".

По косточкам разобрав каждую госкорпорацию и не найдя ни малейшего юридического оправдания ни для одной, президентские эксперты делают недвусмысленный вывод: "Представляется целесообразным упразднение организационно-правовой формы госкорпорации". В качестве первого шага предлагается запретить создание новых "институтов развития". Что же касается действующих, то их следует преобразовать "в юридические лица тех форм, которыми они по сути и являются". А именно: в органы власти ("Росатом" и "Олимпстрой"), фонды (Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства), хозяйственные общества со стопроцентным госучастием - РОСНАНО, "Ростехнологии", Внешэкономбанк и Агентство по страхованию вкладов.

Нанотехнологика

Госкорпорации достаточно активно, можно даже сказать, боевито прореагировали на выводы правоведов. Пожалуй, наиболее яркую отповедь дали "Ростехнологии". "Документ могли написать люди, которые не разбираются в правовой природе госкорпораций", - заключил, не оглядываясь на регалии оппонентов, первый замглавы госкорпорации Алексей Алешин. Иная организационно-правовая форма, по его словам, не позволила бы "Рос­техно­логиям" решать ее "специфические задачи". В частности, статус коммерческой структуры не допускает использования "возможности посольств и постпредств для продвижения продукции". Кроме того, в этом случае госкорпорациям пришлось бы закрыть нерентабельные предприятия, а "с учетом их значимости для обороноспособности страны это совершенно исключено".

Однако последовавшее за этим сообщение о начале прокурорско-кремлевской проверки подобного всплеска эмоций уже почему-то не вызвало. Руководство госкорпораций либо промолчало, либо ограничилось фаталистичными заявлениями в духе "на все воля Кремля". Пожалуй, наибольшую толерантность продемонстрировал Анатолий Чубайс: "К проверкам и преобразованиям любым мы готовы, - заявил глава РОСНАНО. - Для меня предельно малозначима наша организационно-правовая форма. Преобразуют нас завтра в 100-процентное АО - будем работать как АО, сделают некоммерческим партнерством - будем некоммерческим партнерством. Хоть горшком назови - это значения не имеет. Значение имеют содержательная стратегия и финансовые ресурсы". Тем не менее, поделился своими ощущениями Чубайс, шансы стать горшком у РОСНАНО все-таки невелики: изменения в статусе, считает он, не произойдут.

По словам директора департамента внешних коммуникаций РОСНАНО Елены Ковалевой, "логика созданий госкорпораций вполне понятна": а) каждая из них является "системообразующим инструментом проведения государственной политики в своей сфере"; б) функции этого инструмента не укладываются ни в одну из существующих правовых форм. Чисто коммерческая структура, пусть даже со стопроцентным госучастием, как ни крути, ставит своей целью извлечение прибыли. А это зачастую противоречит крупным инфраструктурным и не всегда имеющим под собой жесткую бизнес-прагматику задачам госкорпораций. Одновременно их деятельность сильно выбивается и за рамки, отведенные для госорганов. Упреки в "непрозрачности" РОСНАНО Ковалева категорически отметает: госкорпорации нечего скрывать от государства. В ноябре прошлого года РОСНАНО по собственной инициативе подписала соглашение со Счетной палатой "об обмене информацией". То есть сама распахнула перед контролерами дверь, закрытую до тех пор особым статусом госкорпорации.

Для справки: подобные "договоры о дружбе" со Счетной палатой, дающие ей право проверять госкорпорации, заключили также фонд ЖКХ, Агентство по страхованию вкладов, "Росатом" и "Ростехнологии".

Корсчет

В общем, не такие уж они и страшные, эти "корпорации-монстры". Кстати, РОСНАНО и "Росатом" кажутся либеральной части экспертного сообщества гораздо симпатичнее остальных. Но дело тут, пожалуй, не в их особой эффективности. Первые экономические результаты РОСНАНО станут известны не ранее 2011–2013 годов - когда начнут (или не начнут) давать отдачу проинвестированные проекты. Ну а мирный атом, послушно крутящий турбины АЭС, был укрощен задолго до создания соответствующей госкорпорации и принципиальных изменений в своем строении с тех времен не претерпел. Решающую роль, похоже, играет личность руководителя: во главе двух вышеуказанных гигантов индустрии стоят столпы либеральной мысли - Анатолий Чубайс и Сергей Кириенко. А эксперт-либерал либералу-директору, пусть и несколько поступившемуся принципами, глаз не выклюет.

Что с прочими "институтами развития"? Полагаться целиком и полностью на показания самих "потерпевших" вряд ли стоит. Конституция, как известно, позволяет не свидетельствовать против себя, а ситуация для "госкорпорантов" складывается настолько непростая, что этим правом не грех и воспользоваться. Критики в их адрес - а тон ей, надо заметить, задает сам Кремль - так много, что возникает отчетливое ощущение накопленной критической массы, делающей неотвратимой административный "взрыв".

Роль катализатора может сыграть обостряющаяся ситуация в "Ростехнологиях": по признанию главы ГК Сергея Чемезова, из 439 предприятий, входящих в суперхолдинг, около трети имеют признаки банкротства. Признание, кстати, было сделано еще в феврале. С тех пор ситуация явно изменилась, и, как свидетельствует августовская остановка "АВТОВАЗа", не в лучшую сторону. Кстати, по "АВТОВАЗу", получившему в начале года многомиллиардную дотацию из бюджета, прокуратура начала работать еще весной.

Была и другая очень показательная ревизия. Весной генпрокуратура проверила "исполнение федерального законодательства" в госкорпорации Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства. И обнаружила массу интересных фактов. Административно-хозяйственные расходы фонда, численность аппарата которого составляет 97 человек, превысили в 2008 году 340 миллионов рублей. Только на оплату труда его сотрудников было потрачено 234,9 миллиона рублей, что "сопоставимо с расходами на содержание центральных аппаратов Рос­недр, Росархива, Роспатента, Росинформтехнологии и Роскартографии вместе взятых". Общая сумма премиальных членам правления фонда - семь человек - за 2008 год составила 55 миллионов рублей. При этом непосредственно председателю правления Константину Цицину в качестве бонуса выплачено 16,5 миллиона. "Это в несколько раз превышает размер доходов за год высших должностных лиц государства", - возмутились прокуроры. ГП потребовала от наблюдательного совета фонда, возглавляемого вице-премьером Дмитрием Козаком, рассмотреть вопрос о расторжении трудового договора с гендиректором. Но Цицин добровольно вернул всю премию, его замы - частично, и скандал рассосался. Самое любопытное в этой истории, впрочем, даже не размеры "прогрессивки", а то, как объясняли случившееся сами "реформаторы ЖКХ". По их версии "эти суммы являются среднерыночными среди госкорпораций", а на фоне некоторых "мы вообще выглядим скромно".

Стоит вспомнить афоризм, приписываемый Михаилу Фрадкову: "Работать в госкорпорации - все равно что в правительстве. Только взятки брать нет необходимости, потому что зарплаты немереные".

Политкоррекция

Однако ряд экспертов считают впечатление о скором конце госкорпораций обманчивым. "Причин для оптимизма по поводу этих странных организационно-правовых форм я пока не вижу, - заявил "Итогам" один из наиболее последовательных борцов с "институтами развития" глава Комитета СФ по промышленной политике Валентин Завадников. - Хорошо, конечно, что президент что-то сказал о судьбе госкорпораций. Но посмотрите, например, на недавно созданную госкомпанию "Российские автомобильные дороги" или на планы создания "Росрыбфлота". Госкорпорации по-прежнему пытаются расширять свои права, снижая зависимость от государства".

Автодорожная госкомпания - пожалуй, самый веский аргумент в пользу версии о живучести корпоративных "монстров". Закон о ней президент подписал, а концепцию о юрлицах, призывающую упразднить госкорпорации, пока нет. Конечно, госкомпания - это не совсем госкорпорация. Главное отличие состоит в том, что первой государственное имущество передается не в собственность, а в доверительное управление. Но, утверждая закон, президент уже знал мнение на сей счет авторов концепции. Ознакомившись с тогда еще законопроектом об "Автодоре", они отметили, что принципиальной разницы между этими формами нет: подобно госкорпорациям госкомпания "никоим образом не укладывается в установленную ГК систему юрлиц".

Отчасти положение выровняло президентское поручение прокуратуре и Контрольному управлению. Но тут последовал еще один удар по идее "раскорпорачивания". На этот раз - со стороны Минфина. 10 августа министр финансов заявил, что говорить о возможности упразднения госкорпораций преждевременно. А всего через несколько дней его заместитель Дмитрий Панкин сообщил о скором появлении еще одной - Российского финансового агентства. Ситуация стремительно приобретала скандальный оттенок: столь серьезного расхождения в позициях между Кремлем и Белым домом давно не наблюдалось. Дабы разрядить обстановку, Алексею Кудрину пришлось сдать назад. Спустя какие-то сутки после появления информации о "Росфинагентстве" министр заявил, что оно не будет госкорпорацией: "Мы найдем более удобную организационно-правовую форму".

То есть, по сути, законопроект отправлен на "переплавку". Маловероятно, правда, что законотворчество минфиновцев далеко уйдет от "базы". Похоже, как и в случае с "Автодором", на-гора будет выдана версия "госкорпорации light".

По мнению члена научного совета Московского центра Карнеги Андрея Рябова, события, разворачивающиеся вокруг ГК, свидетельствуют "о нарастающих разногласиях в российских верхах". Дрожжами процесса эксперт считает кризис, опустошивший бюджет и заставивший власти всерьез задуматься над тем, насколько рационально расходуются средства, выделяемые на модернизацию страны: "Назрело время сложных решений. Это не просто вопрос о судьбе конкретных хозяйствующих субъектов, а в значительной степени вопрос о стратегии развития страны - либо гос­капита­лизм, либо либерализация, создание настоящей конкурентной среды".

С этой точки зрения последние решения президента - попытка ревизии прежней линии на построение госкапитализма. Однако, по мнению экспертов, серьезного столкновения в "верхах" по этому вопросу ожидать все-таки не приходится. Так, Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития, считающегося "мозговым трестом" Дмитрия Медведева, убежден в том, что прокурорская проверка - "решение, безусловно, тандемное". Тем не менее предрешенной судьбу госкорпораций не считает и он: "В каком-то виде какие-то из них будут нужны".

В число нужных и не нуждающихся в серьезных переделках Юргенс заносит РОСНАНО, "Росатом" и "Олимпстрой" ("обречен на успех" в силу самой поставленной перед ним задачи). Что же касается остальных госкорпораций, "нужно будет смотреть и думать после получения результатов проверок". Некоторые из них "нуждаются в сильной встряске", прежде всего те, которые, "судя по прессе, потратили государственные средства неизвестно куда".

Весьма вероятно, что стороны "корпоративной" дискуссии придут к компромиссу. Госкорпорации скорее всего сменят юридические вывески, сохранив свои позиции в экономике страны. При этом ручное управление будет в очередной раз объявлено исключительной, ситуативной, антикризисной мерой, время которой вот-вот подойдет к концу. Что ж, такой подход в принципе тоже имеет право на существование. Нужно только иметь в виду, что нет ничего более постоянного, чем временное...

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера