Архив   Авторы  
Надо сказать, Михаил Прохоров дал немало поводов злопыхателям называть проект «ё-мобиля» пиар-пустышкой, которая рано или поздно канет в безвестность

Чудны дела
Дело

Чем расстроила и чем порадовала реальная российская экономика в 2012 году







 

Cвою итоговую в 2012 году пресс-конференцию Владимир Путин начал с фейерверка цифр. Да, успехи отечественной экономики скромны по сравнению с теми, которые страна показывала в лучшие годы. Но на фоне стагнирующей, а то и скатывающейся в рецессию экономики европейских стран вполне себе ничего. Но это по макропоказателям. А что в реальности? Где они, образчики русского экономического чуда? Выполнен ли план по инновациям? «Итоги» провели выборочную ревизию «проектов века».

Он сказал: «Проехали!»

«Остановка Красные Зори», — монотонно процедил машинист пригородной питерской электрички. На перрон сошли только я и мой приятель, любезно согласившийся сопровождать меня в поездке. Судя по карте, до места назначения нужно было еще пройти лесом около двух километров. Вскоре тропинка уперлась в забор с колючей проволокой. Хмурое ноябрьское утро точно не предвещало ничего хорошего. Прошли еще пару сотен метров, пока не заметили парня, который говорил по мобиле, активно жестикулируя. «Далеко ли до индустриального парка «Марьино»?» — спрашиваем. «А, так вы, наверное, на завод «ё-мобилей» хотите попасть?! — смекнул тот. — Так вы вышли к предприятию по ремонту танков. Вам еще долго идти... А ладно, садитесь, подвезу». И кивнул на видавший виды BMW.

— Сам-то купил бы себе «ё-мобиль»? — поинтересовался я.

— Не знаю, меня и «бэха» устраивает, — без энтузиазма ответствовал провожатый.

Через несколько минут подъехали к будке охраны. За ней — внушительных размеров ангар, покрашенный в бежевый и оранжевый цвета. О том, что это и есть тот самый завод, на котором будут производить современный и притом абсолютно российский автомобиль, догадаться было сложно: ни вывесок, ни даже фирменной буквы «ё». Разве что на небольшом стенде у охраны можно было прочитать листовку, что, мол, добро пожаловать в «Марьино» — родину «ё-мобиля».

Само здание недостроено, на крыше копошатся десятка два рабочих.

— Так здесь и будут собирать «ё-мобили»? — спросил я у охранника.

— Вроде так, вот только внутри еще ничего нет. Ангар стоит пустой, коммуникации тоже пока не провели. Вообще до сентября был только каркас — и все. Но как прознали, что сюда с инспекцией приедут большие люди, завод начали срочно облицовывать, — разоткровенничался служивый.

«Это не совсем так, — парирует генеральный директор «ё-АВТО» Андрей Гинзбург. — На сегодняшний момент там практически все готово. Уже установлен один из прессов по производству деталей из армированного полипропилена, поставлены краны, идет монтаж внутрицеховых коммуникаций». Судя по словам топ-менеджера, самый амбициозный проект миллиардера Прохорова скорее жив, чем мертв. Хотя еще три месяца назад акционеры «ё-АВТО» дали повод злопыхателям вновь назвать его очередной пиар-пустышкой, которая рано или поздно канет в безвестность.

В сентябре был уволен генеральный директор Андрей Бирюков, работавший на «ё-АВТО» с самого начала. Официальная формулировка — за срыв сроков реализации. Как заявил тогда гендиректор прохоровского ОНЭКСИМа Дмитрий Разумов, начало серийного производства чудо-автомобилей отодвинулось на 2—2,5 года. При этом место главы компании занял главный конструктор Андрей Гинзбург. Сам Прохоров уже в следующем месяце заявил, что оставляет бизнес и идет в политику.

А как все бодро начиналось! В начале 2010 года российский миллиардер ошарашил не только российскую, но и мировую общественность, заявив, что отныне он будет собирать российский гибридный недорогой автомобиль, способный дать фору не только «АВТОВАЗу», но и некоторым зарубежным автоконцернам. И даже цену назвал за свое передвижное средство — от 360 тысяч рублей. Помочь Прохорову в этом лихом начинании изъявила желание российско-белорусская компания «Яровит Моторс», производящая тяжелые грузовики.

Поначалу процесс пошел довольно бойко. Уже через полгода после старта на суд публике были представлены дизайнерские варианты двух типов авто — городского хетчбэка и компактного внедорожника, а спустя некоторое время появилось и само название — «ё-мобиль». Впрочем, по признанию опрошенных «Итогами» маркетологов, не совсем удачное.

Шло время, появлялись новые подробности технических характеристик будущего авто. Менялась и цена. Разумеется, в сторону повышения. В апреле 2011 года на прототипе автомобиля будущего прокатился даже Владимир Путин (без журналистов), оставаясь до недавнего времени чуть ли не единственным счастливчиком, посидевшим за рулем «ё-мобиля». Тогда же в Смольном было подписано соглашение о строительстве завода в индустриальном парке «Марьино», который располагается в Петродворцовом районе Северной столицы. Планировалось, что первая очередь будет запущена уже к сентябрю 2012 года, а ее мощность составит до 45 тысяч машин в год. Сайт «ё-АВТО» даже начал принимать ни к чему не обязывающие предзаказы, число которых быстро перевалило за 100 тысяч, а потом еще удвоилось.

Чем дальше в лес, тем больше дров, гласит русская пословица, хорошо передающая проблемы, возникшие у создателей «ё-мобиля». Постепенно, как карточный домик, рассыпался изначальный план, поскольку чуть ли не по каждому из этапов были сорваны сроки — от завершения эксплуатационно-сертификационных испытаний до реальных крэш-тестов готовых прототипов и окончания строительства и оснащения завода в «Марьино». Да и автоэксперты добавили масла в огонь, критикуя практически каждую деталь в новом авто. То тут, то там слышалось по Станиславскому: «Не верю!..»

Испугал всех и главный идеолог проекта (он же его акционер) и теперь уже бывший бизнесмен Михаил Прохоров: «ё-мобиль», по сути, остался сиротой, лишенным всякой пиаровской мотивации.

«Уход в политику основного акционера не повлияет на сам проект, — успокаивает Андрей Гинзбург. — Он не будет буксовать, поскольку сам Прохоров и не принимал участия в оперативном управлении. Он совладелец, основной инвестор, ему близки философия проекта и его цели».

Со старта проекта прошло почти три года. Так что, пациент жив? Однозначно, уверяет Гинзбург. На сегодняшний день компания состоит из завода в «Марьино» и инженерного центра, который расположился недалеко от Минска. В нем занимаются разработкой основных компонентов будущего авто: трансмиссии, кузова, подвески, силовой электроники и так далее. В целом над проектом сейчас работает порядка 150 человек, из них около 70 инженеров. Две трети персонала трудятся в белорусском инженерном центре.

«Несмотря на смещение сроков, размер инвестиций не вышел за рамки заложенных, так как деньги были вложены с запасом, чтобы перестраховаться, — говорит Гинзбург. — Увеличение сроков повлияет только на зарплатные траты, капитальные вложения не увеличились». В проект уже инвестировано порядка 100 миллионов долларов, выделенных акционерами.

Сейчас завершена стадия разработки продукта, и создатели готовятся к производству и сертификационным испытаниям, проводя «верификацию всех технических решений». Пока что на полигоне идет испытание агрегатов (некоторым журналистам посчастливилось поучаствовать), но скоро должны появиться и реальные автомобили. Виртуальные крэш-тесты уже проведены (о результатах ничего не известно), а крушение машин «в поле» должно начаться в первой половине следующего года, говорит Гинзбург.

Насколько «ё-мобиль» окажется народным, в смысле — русским? Сейчас предполагается, что отечественных комплектующих будет более чем 50 процентов (на старте проекта говорили о 90 процентах). «Мы сейчас на стадии подписания соглашения о намерениях с некоторыми поставщиками», — говорит Гинзбург. Собирать же автомобили на заводе в «Марьино» (если, конечно, дело до этого когда-нибудь дойдет) станут исключительно на немецком оборудовании.

Андрей Гинзбург сориентировал «Итоги» по срокам. Как говорит генеральный директор «ё-АВТО», начало товарного производства теперь запланировано на первый квартал 2015 года. Опять же, если у инвестора хватит интереса довести начатое до конца. Когда там у нас следующие выборы, г-н Прохоров?

В общем, по-прежнему не ладится у нас с производством конечного продукта. Может, в переработке сырья отечественные ноу-хау впереди планеты всей? За ответом на этот вопрос мы отправились намного южнее окраин Северной Пальмиры.

Не счесть сапфиров...

«Сейчас на заводе объявлена «Сталинградская битва»: поступил огромный заказ от одной из самых известных в мире компаний, поэтому производство переведено на круглосуточную работу. Все отпуска и выходные отменены», — рассказывает Владимир Поляков, президент ставропольского концерна «Энергомера». Заказчик, разумеется, не российская компания, поскольку в нашей стране на продукцию завода «Монокристалл», входящего в бизнес-империю Полякова, спроса практически нет. Слишком уж она высокотехнологичная. Зато клиенты разбросаны по всему миру — Азия, Северная Америка, Западная Европа.

«Монокристалл» выращивает синтетический сапфир и делает из него специальные подложки, которые используются в производстве светодиодов — чуть ли не главных компонентов современной потребительской электроники. В своем сегменте российское предприятие является мировым лидером, занимая 28 процентов глобального рынка. Глава «Энергомеры» объясняет все проще: «В магазине по продаже техники вы не увидите ни одного известного бренда, в продукции которого не использовался бы наш сапфир».

Продукция Полякова похожа на круглую полированную пластинку, а понять способ ее производства сможет даже школьник. Из оксида алюминия в специальных установках делается специальная затравка, которая помещается в установку для выращивания искусственного сапфира. Процесс длится более недели в глубоком вакууме при температуре около 2000 градусов, а на выходе получается так называемая буля, по виду напоминающая колокол неправильной формы. Очень тяжелый колокол: оборудование по выращиванию сапфира — к слову, разработанное инженерами концерна — позволяет вырастить булю массой до полутонны. Но в серийном производстве используют кристаллы весом около 100 килограммов.

Дальше из нее высверливаются цилиндры разных размеров, и потом они режутся, как колбаса, на сотни пластин толщиной менее миллиметра. Поскольку сапфир является вторым по твердости материалом в природе после алмаза, для его разделения используется алмазированная проволока, длина которой достигает нескольких километров. После резки продукция проходит стадию шлифования и полировки всеми возможными высокотехнологическими способами.

Казалось бы, незамысловатый процесс, но вся соль, как водится, кроется в деталях. В первую очередь — в технологиях. Практически на каждом из этапов производства контролируется бесчисленное количество параметров, а точность готовой продукции исчисляется ангстремами, то есть десятимиллиардными долями метра.

Такие требования — не прихоть заказчиков, а одно из условий выживания в жесткой конкурентной борьбе. Сейчас завод выращивает более двухсот тонн сапфира в год, из которого производится 12 миллионов двухдюймовых подложек для светодиодов. Чтобы оставаться лидером, нужно ежегодно тратить десятки миллионов долларов на закупку специального оборудования. И если сапфир выращивают установки собственного производства (стоимость — 300 тысяч долларов каждая), то уже на последующих этапах задействована техника со всего мира: из США, Японии, Швейцарии, Южной Кореи и других стран. Все — под заказ. Стоимость некоторых машин достигает полутора миллионов долларов. «В этом году мы инвестировали в завод около миллиарда рублей, а в прошлом году 60 миллионов долларов. Оборудование и технологии выращивания сапфира — наша главная военная тайна», — признается Владимир Поляков.

Вообще-то неудивительно, что ставропольский бизнесмен является мировым лидером по производству сапфировых подложек. Он один из первых 15 лет назад увидел перспективную нишу и фактически с того момента загорелся идеей построить производство мирового уровня. «Если бы вы тогда сказали, что за сапфировой продукцией будущее, вас бы просто обсмеяли», — признается бизнесмен.

Почти десять лет это направление приносило одни убытки, но Поляков не сдавался, ожидая своего звездного часа. И дождался. Буквально два-три года назад производители новомодных гаджетов стали активнее внедрять светодиоды в мониторы, спровоцировав настоящий бум в сапфировой индустрии. Выручка «Монокристалла», и без того учетверившаяся с 2004 по 2008 год, за кризисные 2009—2011 годы выросла еще почти в три раза. Если 8 лет назад направление «электронные материалы и компоненты» в концерне «Энергомера» приносили 16 миллионов долларов, то в 2011-м — уже 168 миллионов.

Конечно, кризис 2008 года не обошел стороной и ставропольский завод. Чтобы удержаться на плаву, Поляков сократил каждого третьего рабочего, законсервировал почти 50 процентов мощностей и снизил отпускные цены до 50 процентов. Это помогло не только выстоять, но даже нарастить долю на мировом рынке. Зато последовавшие 2010 и 2011 годы были очень удачными по выручке и чистой прибыли.

Одновременно в это же время в отрасли начал надуваться пузырь. Увидев клондайк в производстве сапфиров и компонентов, инвесторы от мала до велика ринулись открывать собственные производства.

И в 2011 году пузырь лопнул. Как вспоминает Поляков, первые признаки грядущего обвала появились еще в середине года, когда поползли слухи о том, что все основные мировые производители стали интенсивно наращивать свои мощности. Кроме этого, Китай поспешил вложить миллиарды долларов в строительство сапфирных заводов. Только за один год в сапфировую отрасль в Поднебесной было вложено столько денег, сколько не было инвестировано по всему миру за всю историю индустрии. Новые китайские игроки росли как грибы после дождя, буквально за считаные месяцы появилась Ассоциация производителей сапфиров, в которую вступило около сотни новоявленных компаний. Они же и обвалили цены не только на сам сапфир, но и на его производные. «Возник классический кризис перепроизводства, и отпускные цены начали резко падать. Только за этот год сапфиры подешевели почти в 5 раз, компоненты LED-индустрии — в 2—3 раза. Несмотря на то что мы в 2012-м увеличили объем производства почти в два раза в натуральном выражении, падение объемов в деньгах оказалось очень существенным», — говорит Поляков.

В итоге пришлось во второй раз отложить IPO компании до лучших времен. Глядя, как с апреля 2011 года акции основного конкурента «Монокристалла», американской компании Rubicon Technology, обвалились с 29 до 6,6 доллара за одну бумагу, то есть более чем в 4,5 раза, желание сделать компанию публичной отпадает само.

Тем не менее, несмотря на жесточайшую конкуренцию, Поляков смотрит в будущее с оптимизмом. Сейчас бурно развивается рынок смартфонов, и экраны из искусственного сапфира могут быть очень востребованы. Владелец «Монокристалла» к этому готов: на заводе уже стоит линия по производству пластин диаметром 8—10 дюймов, хотя сейчас ходовой размер — два дюйма.

Развивая свой бизнес, Владимир Поляков не ждал помощи от государства. Более того, в 2009 году у него были все основания для того, чтобы его покинуть: на предпринимателя совершили покушение. Бомба взорвалась между двумя машинами его кортежа. Заказчики до сих пор не найдены, говорит Поляков, вспоминая, что на следующий день после взрыва на него посыпались предложения о продаже бизнеса. Однако с тех пор в акционерный капитал вошел один частный инвестфонд. И «РОСНАНО». Прилетавший в начале 2011 года на Ставрополье Анатолий Чубайс был настолько удивлен увиденным на «Монокристалле», что буквально тут же купил через госкомпанию 5 процентов акций предприятия.

Сам Поляков признается, что IPO он не собирается откладывать в долгий ящик, просто ждет подходящего момента. И добавляет, что на создание такого предприятия надо положить всю свою жизнь.

Так что подтверждаем не раз уже озвученное: главное — человеческий капитал. И с ним у нас по-прежнему все хорошо. Неплохо бы этому капиталу не мешать, а еще лучше помогать. Тогда, глядишь, и отечественные гаджеты с чудо-автомобилями появятся.

Санкт-Петербург — Ставрополь — Москва

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера