Архив   Авторы  

Карты, деньги, частота
Hi-techБизнес

Как разрубить гордиевы узлы в точках переплетения бизнес-интересов

 

В уходящем году российскому хай-теку удалось расставить точки над «i» в нескольких сложных ситуациях, которые имеют общие приметы — противоречивость интересов участников, немалая величина их рыночного веса и доступного ресурса для лоббирования своих интересов. Этакий высокотехнологичный вариант ситуации «слон и кит: кто кого сборет?». Правда, если в одних случаях решение данной задачки может оказаться эффективным компромиссом, то в других — убогим паллиативом.

Не прячьте ваши денежки

На финансовой улице настоящий праздник — с принятием закона «О национальной платежной системе» завершилась эпоха завоевания электронными деньгами (точнее, электронными денежными средствами — ЭДС, если следовать букве закона) своего места под российским финансовым солнцем. Отныне они на сто процентов легитимны и прозрачны и могут функционировать на базе либо банков, либо небанковских кредитных организаций, но в любом случае под бдительным всевидящим оком Центрального банка России и контролем Росфинмониторинга. Все инциденты неправомерного списания сумм со счетов теперь переходят в зону ответственности банка. Правда, указывают некоторые эксперты, особых гарантий того, что банки будут стремиться возвращать потерянные деньги, нет. Возможно, они просто перераспределят эту нагрузку среди добросовестных клиентов.

Также нет точного ответа на вопрос, стали ли теперь ЭДС более «законопослушными», чем раньше, когда порой ими пользовались преступные группировки для запутывания следов вывода денежных средств. Чтобы в корне пресечь такие возможности, говорят банкиры, необходимо установить прямой запрет на использование физлицами и организациями электронных денег для любых операций, помимо их приема, предъявления к исполнению и возврата плательщику. Закон, кстати, ввел новую важную правовую норму — институт банковских платежных агентов. С одной стороны, это хорошо, поскольку платежи теперь выходят из банков непосредственно в торговые сети — любая аптека или кофейня теперь сможет принимать платежи и осуществлять денежные переводы. А с другой стороны, возможны злоупотребления… Банкиры полагают, что имеет смысл законодательно исключить платежных агентов из числа тех субъектов, которые имеют право выдавать физлицам наличные денежные средства в рамках перевода электронных денег.

Законотворчество в сфере ЭДС не завершилось, ведь даже далеко не все едины во мнении, что же такое «электронные денежные средства»: заменитель наличных или безналичных денег? Еще предстоит дальнейшая борьба по деталям, но произошло главное — электронные деньги стали легитимными, а значит, инвестиционно привлекательными. «Думаю, скоро мы увидим массированную смену собственников систем ЭДС, — рассуждает Тимур Аитов, исполнительный директор Ассоциации российских банков (АРБ). — Этот устойчивый мировой тренд понятен: лучший рецепт для банка наладить сотрудничество с системой микроплатежей состоит в покупке бизнеса». Получается, что в конечном итоге победа все-таки осталась за банками, ведь они, став эмитентами электронных денег, окажутся и главными игроками? Нет, не все так однозначно.

Если в отношении систем ЭДС у банков — взаимодополняющие друг друга позиции, то с терминалами моментальных платежей ситуация близка к открытой конфронтации. Для банков это параллельный мир. Причем через «ящики», стоящие сегодня на каждом углу, проходит ежегодно почти триллион рублей, что сопоставимо с общей суммой платежей по международным банковским картам, выпущенным всеми российскими банками. И этот огромный поток наличности банки пропускают мимо себя! А тут еще сотовые операторы подняли головы — согласно новому закону наконец-то стали легитимными и мобильные платежи — как вариант электронных денег. Кардинально на ситуацию могло бы повлиять внедрение универсальных электронных карт (УЭК) — таким способом банки теоретически сумели бы перетянуть платежи «терминальщиков» на себя. Но вот незадача — запуск карт перенесли на год. К тому же у банкиров нет уверенности в успешности бизнеса на УЭК-клиентах. В АРБ приводят результаты расчетов рентабельности, ссылаясь на Сбербанк: банкам предлагается финансировать выпуск УЭК при условии, что средняя комиссия за информационную транзакцию составит 8,48 рубля, за финансовую транзакцию — 0,5 процента от суммы платежа, но не менее 9,91 рубля и не более 199 рублей, а средняя комиссия за зачисление социальных выплат на карту — 0,3 процента от суммы.

И банковские карты — не панацея для банковского бизнеса, это уже очевидно: граждане по-прежнему опасаются небезопасного «пластика», а торговые точки, особенно недорогие и в регионах, не стремятся устанавливать карт-ридеры — за эквайринг платить не хочется, к тому же «серым» точкам продаж не нужна прозрачность. Есть вероятность, считает Тимур Аитов, что пользователи, так и не успев привыкнуть к «карточным» платежам, сразу перейдут на бесконтактные: через интернет-банкинг, системы электронных денег. А также через мобильные телефоны — узаконен и этот метод оплаты. Приход на рынок мобильной коммерции — отличная новость. Но у сотовой связи свои специфические проблемные зоны. Наиболее известная из них — распределение частот под сети четвертого поколения мобильной связи (4G/LTE).

Все по-честному?

Вот уж где не первый год кипят нешуточные страсти, подогреваемые удивлением высших лиц страны по поводу пробуксовывания в нашей стране сетей LTE. Наконец, в сентябре состоялось заседание госкомиссии по радиочастотам (ГКРЧ). Однако его решение не только не внесло ясности в вопрос будущего LTE в России, а наоборот, подлило масла в огонь неутихающих страстей. Почему так?

На условиях конкурса выделяется полоса радиочастот в нижнем диапазоне 791—862 МГц и в качестве бонуса — полосы в верхнем диапазоне 2,5—2,7 ГГц. Это логично: чем выше частота, тем меньше радиус действия базовой станции. Стало быть, в сельской местности с низкой плотностью населения выгоднее технология в нижнем диапазоне — она позволяет охватывать большие расстояния, а для густонаселенных мегаполисов лучше подойдут высокие частоты — охват требуется меньше. Но решительное недовольство операторского сообщества и даже ФАС вызвало малое количество счастливчиков — победителей конкурса, их будет всего четверо. Конкурсная интрига, полагают недовольные, начисто отсутствует: мало кто сомневается, что ими станет «большая тройка» и национальный чемпион «Ростелеком» — символы нашей рыночной конкуренции в сфере связи. Злые языки говорят, что именно они готовили предложение, которое приняло вид решения комиссии.

Объяснить сей факт достаточно просто: ограниченного ресурса едва-едва хватает на равных претендентов и тех, кто еще «более равнее». Поясним: по решению ГКРЧ вообще без конкурса федеральные диапазоны частот получают «Основа Телеком», «дочка» «Воентелекома», и «Скартел» (торговая марка Yota). У первого в активе специальные задачи Министерства обороны, у второго — административный ресурс. Всем ведь запомнилось, как весной в присутствии премьер-министра страны сразу пять (!) операторов — «большая тройка», «Ростелеком» и «Скартел» — подписали меморандум. Его цель — создание на базе «Скартела» единого федерального владельца LTE-инфраструктуры с последующим выкупом его долей остальными участниками альянса. А еще тоже без конкурса получат отдельные полосы частот на Москву и область «МегаФон» и МТС. В качестве компенсации за то, что они добровольно сдают в общий LTE-котел частоты, на которых сейчас работают в регионах их сети WiMAX.

Остальным заинтересованным, например Tele2 или региональным операторам, которые также хотят заниматься сетями LTE, особенно рассчитывать не на что. Tele2, правда, собирается побороться на предстоящем конкурсе за себя и прочих регионалов — есть ведь теоретический шанс выигранную федеральную частоту составить из региональных «кусочков». Но это в теории, а в конкретном судьбоносном решении ГКРЧ участие регионального сегмента вообще не предполагается. Просто раздали федеральным сестрам по серьгам. Но эта простота скрывает множество опасных для рынка подводных рифов.

В распределении частот угадываются очертания того квинтета, который задумали сыграть весной в присутствии премьер-министра. Предложенная тогда идея разделения операторского сообщества на два класса — владельцев инфраструктуры и провайдеров услуг, которые, не затрачивая усилий на строительство собственной сети, присоединяются к «инфраструктурщикам» и начинают предоставлять своим клиентам разнообразные высокоскоростные услуги, — не уникальна, в этом направлении движется вся мировая индустрия связи. Вот только успех таких тесных альянсов сильно зависит от многих факторов. В первую очередь от экономически выгодных для всех сторон условий взаимодействия. А вот с этим у квинтета сегодня явные проблемы. МТС даже публично заявила о выходе из альянса.

Действительно, публичной компании весьма трудно сказать акционерам, по какой цене предлагается через пару лет выкупить пятую часть инфраструктурного «Скартела», если озвученные оценки его капитализации на уровне миллиарда долларов выглядят неубедительно для компании, обладающей на нынешнем этапе лишь несколькими небольшими сетями. А если плюс к этому придется еще в соответствии с решением ГКРЧ расчищать нижний диапазон за свой счет да еще ставить крест на бизнесе WiMAX? Если идти на это, то уж точно для себя любимого, решат акционеры, а не во имя общих интересов российской отрасли связи.

К тому же никто не сказал, что инфраструктурный оператор будет только один. Правда, в одиночку ни один из участников «тройки», ни «Ростелеком» такое федеральное строительство не потянут: «Ростелеком» так долго и мучительно собирался в единое целое из бывшего магистрального оператора и межрегиональных компаний связи, что на очередную хирургическую операцию по «вырезанию» из этого организма инфраструктурной половины он вряд ли решится. А «тройка» сегодня находится где-то в середине инвестиционного цикла по 3G. И вот уж чего точно ей не нужно, так это нового строительства, когда инвестиции в предыдущие еще не отбиты. К тому же специалисты знают, что обещанных в LTE теоретических скоростей 100 Мбит/c и выше на практике не достичь — придется удовлетворяться 34—35 Мбит/c, и то при очень грамотно спланированной сети. Но при этом никто не мешает создать нескольких «ответственных за инфраструктуру LTE», обратив энергию обиженных в совместную деятельность, скажем, с «Основой Телеком», Tele2, региональными операторскими объединениями и местными элитами, желающими заработать на перспективных технологиях связи. И дружить против «Скартела».

Конструкция квинтета рассыпается, а счетчик времени для «Скартела» уже включен — он же получил частоты под LTE вне конкурса и через год должен сдать надзорным органам работающие сети по всей территории РФ. Приходится продавать зарубежные WiMAX-активы и уговаривать согласиться на совместное пользование инфраструктуры наиболее сговорчивых коллег — «Ростелеком» и «МегаФон». Но это не спасет в разборках с региональными операторами, уже владеющими частотами в том самом диапазоне, который ГКРЧ отстегнула «Скартелу» вместе с проблемами по их очистке. Как он будет их решать? Покупать? Присоединять? Нет четкого ответа, потому что этот участок межоператорских взаимоотношений вообще никак не формализован.

В этом главная проблема регулятора: заботиться надо не столько о распределении дефицита между заинтересованными коммерческими игроками, сколько о новых прозрачных правилах взаимодействия на вновь возникающих рынках. Тем более сейчас, когда наши граждане активно устремились в Интернет — их там уже больше, чем где-либо в продвинутой Европе. Есть реальный шанс конвертировать энергию их интереса к Всемирной сети в доходные сектора хай-тек-рынка.

Завершилось ли противостояние банков и операторов электронных денег?

Противоречия традиционных банков и операторов электронных денег всегда существовали более в воображении, чем в реальности. Сегодня мы видим тенденцию к универсализации платежных сервисов в интересах клиентов: операторы ЭДC активно внедряют традиционные банковские инструменты, а банки присматриваются к электронным деньгам. Сейчас важнее не конкуренция, а кооперация, объединение усилий в построении инфраструктуры рынка.


Борис Ким

сов­ла­де­лец ком­па­нии Qiwi

Системы ЭДС и банки ориентированы на совершенно разные услуги и ниши, но сотрудничество между ними выгодно и тем и другим, что мы видим на многих примерах. В конечном итоге их совместная деятельность направлена на снижение доли наличного оборота денег, и именно это определяет главный тренд развития индустрии платежей. Причем происходит это эволюционным путем — сами пользователи предпочитают все больше платежей осуществлять безналично.


Виктор Достов

пред­се­да­тель со­ве­та ас­со­ци­ации «Элек­трон­ные день­ги»

Крупные системы ЭДС часто ориентировались на стратегическое сотрудничество с банковскими платежными системами и инструментами. А вот банки относились к этому сближению осторожно. Кроме, быть может, наиболее продвинутых в хай-теке. Сегодня же многие розничные банки имеют в своих портфелях по 5—6 предложений о покупке систем ЭДС, ведь их владельцы стараются не упустить момент, чтобы выгодно продаться вместе со всей клиентской базой.


Тимур Аитов

ви­це-пре­зи­дент Наци­ональ­но­го пла­теж­но­го со­ве­та

Свежий взгляд

Что делим?

Как ни крути, но дробление частотного ресурса приводит к тому, что строятся разные сети, c очень малым ресурсом каждая, то есть изначально неэффективные. Ни одна компания не потянет строительство LTE-сети по всей стране. Это факт. Три — пять лет минимум. Конечно, операторы научились в конкретных случаях договариваться между собой о взаимном обмене ресурсами в целях обоюдной экономии. Но есть более эффективный способ решения: сеть нужна одна, максимум две, а вот услуг должно быть много. Опять пресловутый монополизм, скажете вы. Что же получается? Один базовый оператор воспарит на облаке, зависнув в блаженной бесконкурентной нирване? Отнюдь.

Все дело в наличии мотивировочных механизмов, то есть продуманных экономических взаимоотношениях. Полагаю, нужно вообще запретить этому базовому инфраструктурному оператору предоставлять услуги конечным пользователям, а свои ресурсы продавать всем желающим, обладающим операторской лицензией, причем только на строго равных условиях.

Тогда и базовый оператор будет заинтересован в развитии сети — чем больше ресурса создано, тем больший его объем можно продать. И желающие побороться за конечного клиента будут работать в равных условиях. А инвесторы будут понимать, во что вкладывают деньги. А уж конкретные ценники грамотные телекоммуникационные маркетологи отлично умеют рассчитывать.

Кстати, сам стандарт LTE допускает разные режимы совместного использования операторских ресурсов вплоть до разделения одной базовой станции по частотному спектру.

Если бы сети 3G у нас строились по такому принципу, у нас бы в тех же самых условиях покрытие сетями 3G было гораздо лучше, чем сейчас, можно было бы использовать более широкие спектральные каналы, то есть качество связи было бы лучше и пиковые (максимальные) скорости доступа в Интернет были бы гораздо выше. Все бы хорошо, вот только это означает серьезную работу регулятора, потому что нынешнее наше законодательство никак этой модели не соответствует.


Алексей Павлюц

за­мес­ти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра «Во­ен­те­ле­ко­ма»

Тренд

Буратинам здесь не место

Российский интернет-рынок растет со скоростью снежного кома. Мы обогнали все европейские страны по размеру интернет-аудитории гораздо раньше прогноза и стали интернет-рынком № 1 в Европе. Конечно, первым следствием этого факта станет небывалый рост интернет-предпринимательства. Это очевидно позитивный тренд, ведь российский сегмент Всемирной сети — это, конечно, уже не Tabula Rasa, но еще далеко не «багдадский рынок», где можно найти все, спрос на онлайн-услуги со стороны пользователей во много раз опережает предложение. Отечественные потребители до сих пор не имеют львиной доли тех онлайн-продуктов и сервисов, которые давным-давно доступны жителям других стран в различных областях жизни — банкинга, электронной коммерции, доставки товаров, электронных платежей и т. д. То есть тех сервисах, которые радикальным образом повышают качество жизни.

Но есть и оборотная сторона медали: мощная волна интернет-предпринимательства в стране, где отсутствует должный уровень деловой культуры, может превратиться в цунами и захлестнуть тех, кто абсолютно не понимает, какой объем усилий необходимо приложить для того, чтобы построить качественный бизнес. Сегодня каждый второй интернет-предприниматель мечтает о лаврах Марка Цукерберга, но вряд ли сможет ответить на такие обязательные для любого начинающего бизнесмена вопросы: какая у вас бизнес-модель? Что делает вашу идею инвестиционно привлекательной? Каков потенциал рынка? Интернет-рынок пока больше ассоциируется с полем чудес, где можно закопать пять золотых и наутро вырастить дерево, которое принесет миллион.

Но Интернет — это не поле чудес, а еще одна среда для бизнеса, законы которого абсолютно одинаковы, независимо от того, где вы его делаете — в онлайне или офлайне. А культура предпринимательства — это в первую очередь традиции, итог многих лет практики. Ускорить накопление этой практики можно. Правда, для этого нужна комплексная работа по многим направлениям: образовательные программы для обучения специфике интернет-предпринимательства, консалтинговые компании, помогающие начинающим стартаперам в оформлении бизнес-идей и их продаже инвесторам, бизнес-акселераторы, профессионально «взращивающие» новые интернет-компании. Не факт, что решение всех этих задач обязательно должно взять на себя государство. Но вот что точно может сделать только оно — приложить максимум усилий для удержания талантливых предпринимателей в своей стране, предоставить им возможности реализовать свои идеи в России.


Марина Трещова

ге­не­раль­ный ди­рек­тор Fast Lane Ventures

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера