Архив   Авторы  
Фейерверком потрясающей красоты на фестивале в Тоге завершился спектакль "Сираноде бержерак"

Деревня восходящего солнца
Искусство и культураСпецпроект

В японской глубинке актеры Тадаси Судзуки живут коммуной, там жеи проводят ежегодный международный театральный фестиваль




 

Чтобы было понятно, о чем речь, представьте такую картину. Какой-нибудь очень известный наш режиссер (например, Ефремов, Фоменко или Васильев) увозит своих на все согласных актеров от городской суеты и тотальной коммерциализации в глухую деревню, затерянную, допустим, в горах Алтая. Каждый день проводит физически сложнейший тренинг, давно идущие спектакли репетирует, время от времени их играет в старых деревенских домах, превращенных фантазией сценографа в театральные площадки, куда на встречу с прекрасным устремляются со всей России завзятые театралы. Живут коммуной, сами себя всем необходимым обеспечивают. Развлечений никаких, пища простая, без излишеств, магазинов нет, и до ближайшего города только на машине можно добраться. Представили? Вот и у меня не получается. Но только в Японии мы именно так и жили в горной деревне Тога, бог знает в скольких километрах от Токио. Те, кто постарше, тут же вспомнили давние пионерские лагеря. Общежития в деревянных домах - мальчики отдельно, девочки отдельно. И полное самообслуживание: сам мусоришь, сам убираешь. Три раза в день дружной толпой ходили в столовую. Еда, мягко говоря, скромная (никаких тебе суши или сашими), зато, говорят, очень полезная. Многие весьма удачно похудели. Жара невозможная, горная речка мало что холодная, так еще и очень мелкая, толком не окунешься. И озверелые насекомые вокруг тебя настойчиво и агрессивно вьются, кусают до крови. При этом воздух чистейший, тишина, горы, леса, удивительным образом подсвеченные. Красота, короче.

Здесь всемирно известный режиссер Тадаси Судзуки 32 года назад разместил свою компанию актеров. За эти годы, говорит он, в Японии сменилось 18 премьер-министров, а мы по-прежнему тут. Из ныне живущих японских театральных деятелей Судзуки самый известный. По всему миру ставит, в Москву едва ли не на каждый Чеховский фестиваль его спектакли привозят, в МХТ им. Чехова играют им поставленного "Короля Лира", а в Театре на Таганке - "Электру". Кембриджский университет в серии "Ведущие театральные режиссеры XX века" поставил Судзуки в один ряд со Станиславским, Мейерхольдом, Стрелером и Бруком. Одним словом, мэтр, что тут говорить.

Так вот, в брошенных фермерами домиках мэтр и его помощники соорудили три закрытых театрика, добавив к ним еще один, под открытым небом. Там же общежития для актеров, приезжающих гостей и коллег со всех стран мира. Недалеко кемпинг и небольшая гостиница для публики, которая - хотите верьте, хотите нет - приезжает на спектакли из окрестных городов и даже из Токио. Сумасшедших театралов, конечно, не так уж много, но они в Японии есть, Судзуки хватает. В разговоре с обозревателем "Итогов" он сказал, что предпочитает не ездить по стране с гастролями, "пусть лучше они к нам ездят, те, кому интересно". А с 1982 года он проводит в Тоге летний международный театральный фестиваль.

На обратном пути все мы вырядились в подаренные майки, на которых написано: Suzuki Company of Toga (SCOT), и сидящий сзади пожилой японец - сразу видно, не театрал - страшно интересовался, что такое Тога. Всю жизнь в Токио живет, ни разу не слышал. Так вот сообщаю. Тога - маленькая деревенька, подведомст­венная префектуре города Тояма (час лету от Токио), на туристических картах ни Тояма, ни Сидзуока, город, где Судзуки создал Центр исполнительских искусств, не обозначены. Там у него тоже будь здоров помещений - крытый театр, театр под открытым небом, гостиница, студии для тренинга, офисы, общежитие. Короче, умеет человек с властями общий язык находить, немаловажное качество. Не заискивает и даже не просит ничего, уверяет, что "сами приходят на спектакли, восторгаются и предлагают помощь". Так или иначе, а все это удивительно. На спектакле "Сирано де Бержерак", который Судзуки показал на открытии нынешнего фестиваля, все это начальство торжественно присутствовало. Префект пафосно выкрикнул что-то явно восторженное и "откупорил" кувалдой бочку с саке, которое всем зрителям предложили отведать. Центром в Сидзуоке Судзуки больше не руководит, передал это дело своим ученикам, а Тогу оставил за собой, как он говорит, до победного конца. На афишах его ежегодно проводимого фестиваля написан слоган, который нам любезно перевели: "Япония - это еще не весь мир. Токио - это еще не вся Япония. Деревня Тога - частица мира". Верные слова, хорошо бы и нам запомнить.

Фестиваль в Тоге не совсем то, что всем тут же представляется. Помимо спектаклей там и симпозиумы проводятся, и конкурс молодых режиссеров, которым Судзуки считает своим долгом помогать. Отбирают человек 15 по присланным резюме, дают им четыре пьесы на выбор, а через какое-то время они привозят готовый спектакль. Из них отбирают двух лучших, и потом члены жюри решают, кому присудить Гран-при (30 тысяч долларов), а кому отдать второе место (на порядок меньше денег и 30 килограммов риса). На вопрос обозревателя "Итогов", что дальше будут делать победители, Судзуки пожал плечами: "Что хотят. Я дал им шанс".

Знаменитый тренинг Судзуки, который помогает ему и его актерам победить любую пьесу мирового репертуара, - один из обязательных ритуалов фестиваля. Он мобилизует, поднимает боевой дух, концентрирует внимание. Из разных стран люди приезжают, деньги платят за возможность заниматься. Каждый день часа по полтора у Судзуки тренировались японские актеры, артисты нашего Театра на Таганке, которые привезли на фестиваль поставленную им "Электру", и прочие, специально отобранные энтузиасты. Отдельный тренинг для начинающих вела американская ученица Судзуки, и в нем, кстати, принимала участие Рузанна Мовсесян, молодой режиссер, ученица Камы Гинкаса, которой предстоит к очередному Чеховскому фестивалю поставить с японскими актерами "Дом с мезонином".

Что касается спектаклей, то их было не так уж много. "Сирано" самого Судзуки, к концу месяца ждут спектакль из Италии, ну и из России привезли уже упомянутую "Электру" (прошла с успехом) и семейный театр "Тень", маленькое ответвление от генеральной линии уже знакомого японцам русского театра. Илья Эпельбаум и Майя Краснопольская показали спектакль "Метаморфозы" - изящные графические рисунки на стекле, а в довесок - опера "Лебединое озеро", которой, как известно, у Чайковского нет. Создатели спектакля просто пошутили. И если рисунки приняли на ура, то милый капустник на тему "Лебединого", легко догадаться, поняли не все. Судзуки, похоже, не понравилось. Импровизации и шутки на сцене он не любит. И это не страшно. В конце концов, любимое им направление в театре - еще не весь театр.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера