Архив   Авторы  
На съемках фильма "Фонтан"

Львиная доля
Искусство и культураСпецпроект

Режиссер Даррен Аронофски: "Бюджет фильма совершенно не имеет значения для режиссера. Это всего лишь некие условия, в которых надо делать свое дело"

 

На наши экраны выходит фильм Даррена Аронофски "Рестлер", в котором Микки Рурк сыграл главную роль после очень долгого перерыва. Эта картина справедливо считается триумфом актера. Он получил массу призов и, принимая поздравления, объехал полмира, включая Москву. А то, что Рурку не вручили на недавней церемонии заслуженный "Оскар", войдет в списки самых вопиющих ошибок Американской киноакадемии. Однако не меньшей ошибкой было то, что они проигнорировали режиссера "Рестлера". Впрочем, у него уже есть за этот фильм приз, который в табели о рангах весит не меньше, чем "Оскар" - "Золотой лев" Венецианского кинофестиваля.

Даррен Аронофски рассказал "Итогам" об учебе в Гарварде, ошибках критиков и о том, что скрывается за развязными манерами Микки Рурка.

- Когда смотришь кино, то понимаешь, что вся эта затея имеет смысл, только если в ней участвует Микки Рурк. Вы задумывали фильм как его возвращение на экран?

- Нет, конечно, нет. У этой картины очень длинная история. Еще в начале 90-х, окончив киношколу, я составил список фильмов, которые хотел бы снять. И "Рестлер" уже был там. Но без какой-то внятной истории и героя.

- Неужели вы поклонник подобных шоу?

- Ни в коем случае. Но и фильм не совсем про это. Борцы были очень ярким феноменом определенной эпохи, и на сломе времен, на рубеже 80-х и 90-х, они пережили резкую перемену участи. А это серьезная тема. Мне хотелось рассказать о них не как в так называемых фильмах о боевых искусствах. Знаменитые рестлеры, которые собирали забитый битком "Мэдисон-сквер-гарден" и получали большие гонорары, всего через десять лет стали работать за 200-500 долларов в жалких зальчиках перед полусотней зевак. Некоторые зарабатывают тем, что дают автографы за восемь долларов - на дисках, фотографиях. Я был на таком мероприятии, угнетающее впечатление осталось. Это же готовая драматургия, которую пишет сама жизнь.

- А Микки Рурк разыграл похожий сюжет со своей карьерой. Так что совпадение роли и исполнителя идеальное, без зазоров.

- Ну да, оглядываясь назад, можно сказать, что выбор Рурка на роль был настолько очевиден, что для этого большого ума иметь не надо. Однако что-то предсказать на этапе кастинга невозможно, поверьте. Тут нужен был актер, который из зрителя вышибет слезу, но не потеряет юмора. И при этом он будет занят в физически очень сложных сценах, значит, должен иметь определенную подготовку. Конечно, что скрывать, когда писался и переписывался сценарий - а у нас было 25 вариантов, не меньше, - мы знали, что героем будет Микки. Но, извините, никто из продюсеров не хотел делать такое кино, особенно с Микки Рурком - это к вопросу об их проницательности. Мы просто элементарно потратили два года на поиски денег. Все шарахались от меня как от чумы: "Фильм о состарившемся рестлере с Микки Рурком? Ты с ума сошел. И зачем тебе сдалось кино о рестлерах?" Любой, кто имел отношение к финансам, тут же говорил "нет": голливудские студии отказались, независимые студии тоже, международные инвесторы слышать об этом не хотели. Знаете, что мне говорили? Микки Рурк ужасно несимпатичный, ему никто сочувствовать не будет. Вот так. Кто бы мог подумать, что деньги найдутся во Франции? Давали они мало, но при этом давали и полную творческую свободу. А это тоже чего-нибудь да стоит.

- Так, значит, никакого Николаса Кейджа в проекте не было?

- Он возник в какой-то момент, когда я и все продюсеры были в отчаянии. Мы решили, что нужна безусловная звезда, и Кейдж то, что надо - хороший актер с хорошей репутацией и хорошей физической формой. Нику очень понравился сценарий, но он давний друг Микки, поэтому понял, что это та ситуация, когда участвовать в кастинге - предательство. Если бы в "Рест­лере" играл он, был бы совершенно другой фильм: и сюжетно, и колористически. Не лучше или хуже, а другой.

- Вы ни разу не пожалели, что связались с Рурком? Все-таки он весьма своеобразный человек.

- Не то слово. Но я не пожалел ни секунды. Я всегда думал о нем, как о человеке, с которым очень хочется поработать - с того момента, как увидел еще в конце 80-х "Сердце ангела" Алана Паркера и "Пьянь" Барбета Шредера.

- Рурк назвал вас жестким режиссером. Почему?

- Наверное, удивился, увидев, что осталось после монтажа - за монтажным столом я безжалостный тиран. А вообще-то жесть - единственное, что может заставить Рурка прислушаться! Иначе улетит без тормозов так далеко, что не поймаешь. Он сам понимает, что ему нужны жесткие рамки. Да он и прожил в них жизнь. Ведь половину своей карьеры Микки был боксером. Да, наверное, я жесткий режиссер. В том смысле, что сделал большую ставку на Микки Рурка и был намерен вылепить из него свой фильм. А он - как ребенок, талантливый, но ленивый, который не учит уроки, но выезжает на своей сообразительности. Его обаятельная органика так велика, что я решил сделать из нее стиль картины - мы просто следили за Микки и прилаживали к нему камеру, сценарий, партнеров, чтобы ему было удобно.

- То есть ни в чем не отказывали?

- О, мое большое достижение в том, что я не позволил ему сниматься в солнечных очках. Это было как ритуал. Каждый день - каждый! - он приносил на площадку какое-нибудь из этих изделий, будто найденное на помойке в 70-х, ну как он любит. Вертел их в руках и говорил: "А как вам эти, босс? По-моему, очень даже ничего". И каждый день я ему отвечал: "Никаких очков. Зрители платят деньги за билет, чтобы видеть глаза главного героя". Он вздыхал, но сдавался. Впрочем, все сказанное нисколько не отменяет того, что Микки серьезно работал над этой ролью. Тренировки заняли несколько месяцев и были такими тяжелыми, что он едва не заболел. Тренер рассказывал, что был вынужден иногда помогать ему подниматься по лестнице, толкая в спину, так сильно у Микки болели ноги. Слушайте, ведь никто толком и не знает, сколько ему лет - от слегка за пятьдесят до сильно за шесть­десят. А то, что он демонстрировал на съемочной площадке, это реально круто. В жизни его игра с очками, всякими фенечками, кричащим пошловатым имиджем - это толстенные доспехи, за которыми ему необходимо прятаться.

- Что продиктовало полудокументальную стилистику картины - уникальное совпадение актера и роли или неудача с вашим предыдущим фильмом "Фонтан", снятым в эстетике высокой философской притчи?

- Что касается документалистики, то я с нее, собственно, начинал, она у меня в крови. В Гарвардской киношколе моим профессором был Росс Макэлви, великий документалист, тот, который "Марш Шермана" снял. Программа обучения была основана на полной свободе - делай что хочешь. Тебе дают камеру, определяют бюджет и говорят: "Иди получай удовольствие". Так что первые мои фильмы были чем-то вроде документальных. Причем мне кажется, что некоторые из них были комедиями. Приемы документального кино мне всегда казались плодотворными и для игрового. Впрочем, сегодня это уже какое-то общее место. Конечно, картинка в "Рест­лере" - это заслуга оператора Маризе Альберти. Она успешно работала и в игровом кино - снимала фильмы Тодда Хейнса, и в документальном - работала с Алексом Гибни на картине "Такси на темную сторону", получившей "Оскара". У меня с ней не было проблем вообще… А что касается "Фонтана", то я не считаю этот фильм неудачей. Да, он не собрал большую кассу в прокате, что, безусловно, несколько охладило продюсеров к моим проектам. Были плохие – нет, что я говорю, убийственные рецензии. Однако критика была разной, и позитивной в том числе.

- Знаете, зрителям часто наплевать на критику.

- Мне кажется, проблема в том, что "Фонтан" просто слишком не похож на ту продукцию, что выставлена на текущем кинорынке. Парадокс - люди с удовольствием смотрят кино, в котором убивают, но не готовы к фильму о смерти. Но я уверен, его однажды станут пересматривать другими глазами - уже пересматривают. В принципе я не понимаю, когда пишут: "Вот "Реквием по мечте" был великим фильмом, а это…" Но почему же тогда, когда вышел "Реквием", его убивали рецензиями точно так же? А когда я с ним только запускался, все говорили, что это безумие - давать работу парню, снявшему "Пи". Так что…

- Вы ждали, что у "Рестлера" будет такой оглушительный успех и "Золотой лев" в Венеции?

- Нет. Но у меня и не было времени размышлять над этим. Мы закончили картину за два дня до показа - в среду закончили, в четверг прилетели в Венецию, в пятницу показали, в субботу получили главный приз. Я не успел отдышаться. Честно говоря, я-то подумывал о том, что если не успеем закончить к фестивалю, то и слава богу. Мне казалось, что в Венеции такое кино не воспримут. Европейская пресса более придирчивая. Да еще фильм такой… очень американский, и шутки в нем чисто американские. Так что овацию на пресс-конференции я списал на Микки Рурка. Все-таки его любят.

- Что он вам сказал, увидев все это?

- Что, видимо, теперь не сможет, как прежде, спокойно выйти из дома и купить себе сэндвич.

- То, что вы стали режиссером возрождаемого "Робокопа", результат успеха "Рестлера"?

- Ну, так мыслят боссы больших студий. После "Фонтана" мне этот проект вряд ли предложили бы.

- Не боитесь диктата большого бюджета?

- Бюджет совершенно не имеет значения для режиссера. Это всего лишь некие условия, в которых надо делать свое дело.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера