Архив   Авторы  
В России трилогия Стига Ларссона продается так же хорошо, как и во всем мире. Ее суммарный тираж уже перевалил за 400 000 экземпляров

Книжка на севере
Искусство и культураИскусство

Армия российских почитателей детективного романа сдалась в плен шведам, датчанам и норвежцам


 

Скандинавский детектив нынче в моде и в России, и во всем мире: писатели из северной Европы уверенно теснят своих англоязычных конкурентов, а на отечественном рынке буквально наступают на пятки Устиновой и Донцовой. В десятке остросюжетных бестселлеров интернет-магазина OZON.ru на прошлой неделе сразу три книжки родом из Швеции и Норвегии. В двадцатке лидеров сайта Amazon.com четыре текста принадлежат перу скандинавских авторов.

Разумеется, для столь бурного и всемирного всплеска интереса к детективам с cевера потребовался мощный катализатор — им стал феноменальный успех шведа Стига Ларссона. Его трилогия «Миллениум» разошлась в мире общим тиражом свыше 40 миллионов экземпляров, заставив издателей (а вместе с ними и читателей) лихорадочно искать на книжных полках нечто похожее. Результат превзошел самые смелые ожидания: в странах Скандинавии обнаружились богатейшие залежи качественной и самобытной детективной литературы.

О ужас!

В своем нынешнем виде традиция детектива в Скандинавии сравнительно молода — она возникла в 60-е годы ХХ века. Первопроходцами жанра стали супруги из Швеции Пер Вале и Май Шеваль. Самые знаменитые их книги — успешно экранизированная «Гибель 31-го отдела» и «Полиция, полиция, картофельное пюре!» — многократно издавались в Советском Союзе, а потом и в России. Именно Вале и Шеваль заложили основы скандинавского детектива в его нынешнем виде — мрачного, как природа севера, густо замешанного на социальных проблемах, порой откровенно пугающего и погружающего читателя в темные недра человеческой натуры.

Однако, по мнению переводчика и специалиста по древнеисландской литературе Ильи Свердлова, корни скандинавского детектива уходят в глубь веков — напрямую к исландским сагам. «Как и в современной благополучной Скандинавии, в Исландии эпохи саг по большому счету ничего не происходило, жизнь была размеренная и спокойная — следовательно, и рассказать было особо не о чем, — полагает Свердлов. — А значит, каждое из ряда вон выходящее событие — убийство, изнасилование, похищение, ограбление — вызывало ажиотаж. Сегодня в детективном жанре срабатывает тот же принцип. Именно поэтому мир, который рисуют и саги, и современные скандинавские детективы, кажется реально чудовищным. Но это, конечно, не отражение действительности, а специфика «информационного фильтра» — так же, как, например, в новостях, где будут рассказывать не о том, как замечательно учится ваш ребенок, а о том, как бомбят Ливию».

В самом деле, образы северных детективов трудно назвать иначе как чернушными. Жуткие серийные убийцы бродят по страницам романов норвежца Ю Несбе (его роман «Снеговик» стал лидером продаж в России минувшим летом) и шведа Арне Даля (автора нашумевшего триллера «Мистериозо», повествующего о цепочке загадочных убийств стокгольмских богачей). Инцест, семейное насилие и тотальное угнетение женщин царят в книгах исландца Арнальда Индридасона (на русском опубликованы два самых популярных его романа — «Трясина» и «Каменный мешок»). Коррупция, произвол и — опять же — семейное насилие обнаруживаются по ту сторону глянцевого фасада «шведского рая» в текстах Стига Ларссона.

Под стать тематике и герои: следователи в скандинавском детективе ничуть не напоминают обаятельных и харизматичных мисс Марпл из романов Агаты Кристи или Ниро Вульфа, созданного воображением Рекса Стаута. Преступников тут ловят люди, зачастую сами балансирующие на грани патологии. Амбивалентные личности, нервные, порой асоциальные, с заметной «достоевщинкой» — именно таковы самые запоминающиеся герои северных триллеров. Среди них аутичная бисексуалка Лисбет Саландер из трилогии Стига Ларссона, неврастеничный детектив Эрленд из книг Арнальда Индридасона, тяжело пьющий инспектор Холе, живущий в состоянии вечного полубреда (любимый персонаж норвежца Ю Несбе), и многие-многие другие столь же удивительные типажи.

Складывается впечатление, что некая незримая субстанция, разлитая в самом воздухе Скандинавии, позволяет детективщикам из Швеции, Норвегии и Исландии генерировать в своих романах атмосферу чистого ужаса — завораживающего, сладостного и (если судить по неуклонному росту мировых продаж) вызывающего нешуточное привыкание.

Вскормленный и воспетый

Даже если не обращаться к седой древности саг, придется признать, что детектив в Скандинавии расцвел не на пустом месте. «Популярность скандинавского детектива — это производная от устойчивой популярности скандинавской литературы в целом, — считает филолог-скандинавист и переводчик Ольга Дробот. — Такие авторы, как Пер Петтерсон, Юстейн Гордер и Ларс Соби Кристенсен входят в списки лучших писателей нового века. Скандинавы постоянно номинируются на снобскую Дублинскую литературную премию и получают ее. Транстрёмер, Лу, Хёг, Энквист, Аскильдсен переводятся на все языки. Не говоря уже о детских книгах — Астрид Линдгрен, Свен Нурдквист, Анне-Кат. Вестли... Все это создает стабильный интерес к скандинавской словесности в мире». На протяжении последних тридцати лет вся литература Дании, Исландии, Норвегии и Швеции в самом деле переживает устойчивый подъем. И — беспрецедентный случай! — огромную роль в этом играет правительственная поддержка, оказываемая писателям, издателям, книготорговцам и библиотекам.

«В первую очередь государственные субсидии получают конкретные издательства на публикацию конкретных книг, — рассказывает Мария Огрен из Совета по культуре Швеции. — Это касается художественной, документальной литературы, книг для детей и подростков, электронных изданий, а также комиксов, графических романов и художественных альбомов. Все книги, на которые издательство получило государственную выплату (а их очень много), автоматически закупаются для главных библиотек Швеции. Эта практика не уникальна — то же самое происходит и в других странах нашего региона».

Государственная забота и общее «тепличное» положение литературы в Скандинавских странах приводят к тому, что издатели и писатели там гораздо меньше зависят от капризов рынка, а значит, более свободны в поиске новых форм и направлений. И это касается в том числе остросюжетной литературы. «Издательства в Скандинавии стремятся к тому, чтобы детектив обладал высокими литературно-художественными достоинствами, — объясняет Ольга Дробот. — Они не пекут детективы по шаблону, боясь не угодить устоявшимся пристрастиям публики, а могут позволить себе экспериментировать с новыми именами и очень необычными формами. Например, датская писательница Пиа Йуль написала прекрасный детектив о безрезультатном расследовании. Курт Ауст пишет исторические детективы о средневековой Скандинавии. А недавно я прочитала детектив Фруде Грануса «Мальстрем», и это престранная, но чарующая книга о жизни на севере и чудаковатых северянах. Действие ее разворачивается в родных местах великого Кнута Гамсуна и, на мой взгляд, немало прибавляет к его романам».

Из варяг в греки

Сегодня Россия — третья страна в мире (после Германии и Голландии) по количеству переводимых скандинавских книг. И значительную часть этого объема составляет остросюжетная проза. Менее консервативная и старомодная, чем традиционный британский детектив, и менее оторванная от нас по реалиям, чем американские полицейские боевики, она в России пользуется устойчивым и, более того, постоянно возрастающим спросом. Да и социальные проблемы — алкоголизм, бытовое и семейное насилие, разница в уровне жизни между столицей и провинцией, а также слабость и коррумпированность властей, о которых постоянно пишут детективщики Швеции, Норвегии или Исландии, находят в наших сердцах самый горячий отклик.

Еще одна особенность, заставляющая российского читателя благоволить к детективам с севера, — это высокое качество их переводов. «Переводчиков со скандинавских языков очень мало, поэтому со скандинавскими детективами часто работают мастера высочайшего уровня, — говорит Ольга Дробот. — Именно это произошло со Стигом Ларссоном, Шеваль — Вале и многими книгами Ю Несбе. И уже одно это отличает эти переводы от массовой волны переводов с английского».

Словом, гибкий, пластичный, открытый к новациям, но в то же время базирующийся на мощной культурной традиции скандинавский детектив сегодня переживает время небывалого подъема. Так что, похоже, все самое интересное в сфере криминального жанра в ближайшее время будет происходить именно на европейском севере. И нам остается только надеяться, что отечественные издатели смогут угнаться за происходящими там событиями, российские переводчики со шведского, норвежского, датского и исландского сумеют справиться с растущими объемами, не растеряв при этом своего мастерства.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера