Архив   Авторы  

Рука качающего
ДелоКапитал

«Единственное, что интересует Китай в России, — это ее необъятные природные ресурсы»

 

На прошлой неделе завершилось «великое посольство» почти полного состава российского правительства и руководителей крупнейших отечественных компаний в Поднебесную. По его итогам Китай буквально прорубил «окно в Россию»: приобрел 12,5 процента в многострадальном «Уралкалии»; в обмен на договор о ежегодной закупке трех миллионов тонн российского сжиженного газа был допущен в капитал газового проекта «Ямал СПГ»; получил 49 процентов в нефтедобывающем СП с «Роснефтью». Кричать ли барышням ура по этому случаю? Бросать ли в воздух чепчики? Вряд ли. Как видим, практически единственное, что интересует Китай в России, — это ее необъятные природные ресурсы.

С другой стороны, что еще может интересовать «мастерскую мира» в «природной кладовой мира»? Имея миллиард с лишним собственного населения, вы бы стали инвестировать в чужое машиностроение? В чужую автомобильную отрасль? Вам свои сотни миллионов пар рук надо занимать работой. Россия для Китая — природные ресурсы и рынок сбыта собственных товаров, сделанных, в частности, из этих же природных ресурсов.

Но и природные ресурсы Китай не готов покупать за любые деньги. «Газпром» который год бодается с неподатливыми китайскими чиновниками из-за цены. И понятно почему: Россия взяла курс на наращивание собственного потребления газа, замену им топлива, являющегося продуктом перегонки нефти. А это значит, что руководство страны, ожидая сокращения экспорта газа, предполагает размещать значительные объемы высвободившегося газа на внутреннем рынке России. Что с учетом уже заявленного начала экспорта североамериканского СПГ в Европу неудивительно. Спрос на газ в Европе в лучшем случае стагнирует, а значит, газ из США и Канады будет вытеснять чей-то другой. Памятуя о декларируемом Европой курсе на сокращение зависимости от российского газа, ясно чей. Это знаем мы, это знают и китайцы. Потому и упираются.

Выходит, что экспорт российского газа в Китай лишь компенсирует сокращение экспорта на европейском направлении. При этом надо понимать, что одновременно встанет вопрос, куда девать объемы нефти, высвободившиеся при замене бензина на газ. В условиях роста нефтедобычи в США и вытеснения импортируемой ранее в эту страну нефти на мировой рынок это будет непросто. Конкуренция на рынках углеводородов грозит возвращением «рынка покупателя». Европе больше, чем сегодня, российской нефти не продашь, США стремятся к самообеспечению, остаются Япония и Китай. Потому Россия туда и стремится.

По сути, Китай — единственный рынок, где в силу только начинающейся автомобилизации и увеличения доходов возможен крупный рост потребления нефти. Собственная добыча в Китае практически не растет, весь новый спрос удовлетворяется за счет наращивания импорта нефти. Кричим ура и в воздух чепчики бросаем? Вряд ли. Потому что даже в Китае становится тесновато от обилия продавцов нефти. Туда стремится Иран, туда лезет Саудовская Аравия. А если случится прогнозируемое российскими властями долговременное падение цены на нефть, то физическое увеличение экспорта в лучшем случае компенсирует сокращение цены.

То есть альтернатива для нас — либо сокращение экспортной выручки, либо «нулевой вариант», где рост на одном направлении компенсирует падение на другом. Рост ВВП России от увеличения экспорта в Китай мы вряд ли увидим. Но без Поднебесной было бы куда как хуже, потому что отсутствие роста все же предпочтительнее падения.

Но так хочется получить рост экономики без всяких изменений в экономической политике — только за счет новых экспортных контрактов. По принципу «день простоять да ночь продержаться», а структурные проблемы мы будем решать завтра или послезавтра, если позволит ситуация, а если очень повезет — то и никогда. Но на «очень повезет» можно было рассчитывать в 2003 году. В 2013-м ситуация принципиально другая. Экономика России уже не на «низком старте», впереди не рост цены на нефть в разы, а скорее снижение таковой, пусть и до относительно комфортных 60—80 долларов за баррель. По крайней мере, именно так видит наше будущее Минфин, а судя по росту налогов и сокращению расходов бюджета — и верховная власть.

С другой стороны, наращивание экспорта углеводородов в Китай никак не помогает в решении основной проблемы российской экономики, заключающейся в ее сырьевом характере. Впрочем, российская власть ничего для решения этой проблемы и не предпринимает. В том числе и потому, что диверсифицированная экономика требует иного уровня компетенции. И «царствовать лежа на печи» при ней невозможно.

Наращивание сырьевого экспорта в Китай — тактическое, а не стратегическое решение. Оно не снижает зависимости экономики страны от цены на нефть, устанавливаемой, к сожалению, вовсе не в Москве. Можно начать продавать нефть в Индию, где когда-нибудь тоже случится своя автомобилизация. И это будет хорошей иллюстрацией к словам о том, что можно выиграть все сражения и все же проиграть войну.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера