Архив   Авторы  
На фасаде Одесской киностудии ее знаменитая эмблема — парусник на полном ходу

Верните рынду!
Искусство и культураКино

У Одесской киностудии есть славное прошлое, зыбкое настоящее и надежда на светлое будущее








 

Звонкий удар корабельной рынды и парусник, летящий по волнам, — эту заставку Одесской киностудии помнят миллионы зрителей не хуже, чем мосфильмовских «Рабочего и Колхозницу» или ленфильмовского «Медного всадника». С нее начинались легендарные советские фильмы — от «Весны на Заречной улице» Марлена Хуциева до «Военно-полевого романа» Петра Тодоровского. Здесь работали Кира Муратова, Станислав Говорухин, Георгий Юнгвальд-Хилькевич, не раз снимался Владимир Высоцкий, которому теперь поставили памятник рядом со студией. Одесса всегда отстаивала свою независимость от любой власти. Здесь, вдали от большого начальства, часто делали кино дерзкое, яркое, приключенческое, неоднозначное. Мэтры, ставшие столичными жителями, возвращались сюда, чтобы снова рискнуть и поиграть с жанром. В Одессе были созданы сотни кинокартин, многие из которых вошли в золотой фонд отечественного кино: «Приходите завтра», «Верность», «Два Федора», «Вертикаль», «В поисках капитана Гранта», «Короткие встречи», «Городской романс», «Долгие проводы», «Капитан Немо», «Красные дипкурьеры», «Д'Артаньян и три мушкетера», «Каникулы Петрова и Васечкина», «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», «Приключения Электроника», «Место встречи изменить нельзя», «Десять негритят», «Дежа вю». Сегодня Одесса — в другом государстве. У самой же студии осталось славное прошлое, зыбкое настоящее и, вполне возможно, светлое будущее.

Настоящее: перезагрузка

Пока мы разговаривали с новым руководителем студии Андреем Зверевым, к нему подлетела радостная дама: «Класс! Юзебл! Будем работать!» Что она собирается «юзать», спрашиваю. «Да наш новый звукоцех», — довольно отвечает Андрей Вадимович. — Она певица, будет у нас записывать свой новый альбом. И клип тоже снимет. Московская, кстати, певица». Да, москвичи здесь в почете: они поддерживали студию на плаву все эти трудные годы съемками сериалов — от «Ликвидации», шесть лет назад вернувшей моду на Одессу, до прошлогодней «Одессы-мамы». Да и Станислав Говорухин свой новый фильм «Лифт на эшафот» сделал по старой памяти здесь. Никита Михалков часть сцен для «Солнечного удара» снял в Одессе, брал на студии реквизит, костюмы.

Сейчас на студии делается все, чтобы заказы поставить на поток. Фасад реставрировали и покрасили. Сделали новое тон-ателье, оснастив современным звукозаписывающим оборудованием. Отремонтировали наконец отопление, о котором студийцы давно забыли мечтать, включили электричество и телефонную связь, отключенные за долги. Открылся при студии кинотеатр U-Сinema. Да что там, туалеты нормальные сделали: кто был в Одессе, знает, что эта проблема висит дамокловым мечом над всем городом.

Честно говоря, я так и не смогла понять, в чем заслуга нового руководителя, который здесь меньше года, а что было сделано предыдущей администрацией. Увы, за последние годы славная история Одесской киностудии наполнилась дрязгами и судебными делами, в сути которых черт ногу сломит. Судя по публикациям в местной прессе, инвесторы появлялись и исчезали, арендаторы поджигали помещения, чтобы уйти от аудита, городские власти то требовали перевести студию в муниципальную собственность, то самоустранялись от решения самых насущных проблем. Так что ремонт здесь ведется в минуты затишья между тактическими боями. Но главное достижение новой дирекции в том, что студии открыли валютные счета. Нет, не в расчете на то, что Голливуд прилетит, как волшебник в голубом вертолете, и начнет платить за кино. Главной ходовой валютой на Украине является наш российский рубль.

Новый руководитель родом из Киева, так что к нему отнеслись как к варягу, который хочет все захватить, «распилить» и продать. Скандалы, слухи, интриги разъедали студию, да и сейчас наверняка тлеют где-то под спудом. Действительно, комплекс с обширной территорией и роскошным видом на море, стоящий на знаменитом Французском бульваре, является невероятно лакомым объектом недвижимости. Памятником всем попыткам ее «прихватизации» высится недостроенная многоэтажка, куда должны были селиться то ли заезжие съемочные группы, то ли работники студии, то ли те, кому продаст завидные квартиры инвестор. Сегодня она выглядит декорацией для фильма-катастрофы. А ведь совсем недавно для Одесской киностудии писался совсем другой сценарий — чисто бендеровская идея эпохи дикого госкапитализма сделать здесь Голливуд на Черном море. Прожектерство, конечно, сгубило не одно предприятие. И тут все закончилось примерно как в истории с Нью-Васюками: планов громадье осталось только в разыгравшемся воображении, а студия, пережившая разруху и пару пожаров, обнищала до предела.

Андрей Зверев признается, что ему в этой затянувшейся командировке не раз становилось неуютно: «Я не кинематографист. Я антикризисный управляющий, который был сюда послан, чтобы понять, можно ли спасти ситуацию. Для меня это что-то вроде самурайского рейда, цель которого — полностью заткнуть фонтан негатива по отношению к студии и свести к минимуму разговоры о том, что здесь кино уже никогда не будет сниматься. Работа сама по себе совсем не романтическая, ведь предприятие было арестовано за долги. Начали с того, что закрыли задолженность по налогам. Потом стали разбираться с огромным числом фирм-прокладок, кормившихся на том, что у студии не было нормальной современной бухгалтерии: они брали от заказчиков рубли, а студии переводили гривны, получая с этого процент. Конечно, для кого-то я стал после этого вражиной страшным. Но, признаюсь, я увлекся».

Понимаю его. С одной стороны, положение студии точно описывается в одесском анекдоте. В аэропорту таможенник спрашивает старого еврея: «Откуда прибыли?» — «Какие прибыли, что вы? Одни убытки». С другой — увлечься Одессой и этой киностудией несложно. Сам город воспет неоднократно и навечно вписан в историю мирового кинематографа «Броненосцем «Потемкиным» Эйзенштейна — кадры расстрела на Потемкинской лестнице считаются хрестоматийными. А одна из старейших кинофабрик СССР овеяна волшебным именем Веры Холодной, здесь снимал свои первые фильмы Александр Довженко — снял четыре картины и стал всемирно известным режиссером. Да что там — даже, возможно, первый киноаппарат был создан здесь, в Одессе, а не во Франции.

Прошлое: легенды

Изобретатель Иосиф Тимченко был самоучкой и происходил из крепостных крестьян. Его имя не очень громкое, но считается, что один из первых в мире киноаппаратов смастерил именно он. Причем раньше, чем братья Люмьер. В 1893 году в Одессе показали два фильма — «Копьеметатель» и «Скачущий всадник», а в Париже первый сеанс прошел в конце 1895-го. Кинетоскоп Тимченко долго хранился в запасниках Московского университета, а при советской власти как курьез был передан в Политехнический музей. В этом году по чертежам изобретателя аппарат был воссоздан на Украине и передан в Музей кино на Одесской киностудии.

Музей расположен в историческом здании приморской виллы Сан-Донато, принадлежавшей вдове одного из представителей могучего клана тагильских промышленников Демидовых, купивших в Италии титул князей Сан-Донато. В начале ХХ века в этом районе стали строить дачи и одесские купцы, и богатые горожане. Кинематограф уже был частью быта, поэтому на одном из участков в 1914 году возникло киноателье «Мирограф», где снимались драмы с волнующими названиями «Око за око», «Рожденные от скорби и разврата», «Голгофа человеческих страданий». Спустя два года по соседству с Сан-Донато Дмитрий Харитонов построил стеклянный павильон для своей кинофабрики, где снимались фильмы Веры Холодной. Датой рождения Одесской киностудии считается 23 мая 1919 года, когда безымянный красный комиссар отдал приказ о национализации кинофабрики Харитонова. После слияния с другими частными кинофирмами территория всей усадьбы стала принадлежать Одесской киностудии.

Одно из самых заметных ее строений — павильон Веры Холодной, посвященный легендарной актрисе эпохи Великого немого. В ее судьбе все не похоже на биографии теперешних звезд. Девушка из хорошей семьи вышла замуж сразу после окончания гимназии по большой любви — фамилию мужа многие считают ее псевдонимом. В кино, которое любила страстно, пошла подзаработать, потому что муж был на фронте и ей надо было растить двух дочек. Вскоре она стала королевой экрана, ее любила камера и боготворила публика. Но судьба ей отпустила всего четыре года славы и 26 лет жизни. Будто не заметив революции, она летом 1918-го приехала в Одессу на досъемки «Княжны Таракановой». Одесса была оккупирована, здесь толклись иностранные войска, действовало большевистское подполье. Сюжет «Рабы любви» Никиты Михалкова весьма вольно обыгрывает версию о связи Холодной и подпольщиков. Действительно, кино, разведка и контрразведка были здесь перемешаны, а киноателье «Мирограф» использовалось как явочная квартира. Считается, что актриса была завербована большевиками, красный шпион ее подставил и сдал французскому генералу, а причиной быстрой смерти стало отравление с помощью губной помады, а вовсе не скоротечная испанка.

Директор Музея кино Вадим Костроменко рассказывает, что советская власть будто взялась уничтожить память о Вере Холодной. Однажды дочь актрисы Нонна, уже пожилая женщина, прилетала в Одессу из Америки, чтобы поклониться могиле матери: «Люди из горсовета хорошо ее встретили, угощают, развлекают, а на могилку не ведут — вести-то некуда! Еще в 30-е годы кладбище вместе со склепом Веры Холодной сровняли с землей. А на его месте разбили парк. Мне поручили открыть дочери великой актрисы правду. А я не смог. Взял грех на душу и повел ее на Второе христианское кладбище. Там похоронен Петр Чардынин, который снимал ее в своем фильме «Молчи, грусть, молчи». А рядом с его могилой Союз кинематографистов поставил Вере Васильевне памятную доску с изваянием белого мрамора. Вот к нему я и привел Нонну...» На прощание она подарила музею бесценный экспонат — малиновую перчатку Веры Холодной.

Будущее: мечты

Павильон во времена Веры Холодной был весь сделан из стекла, чтобы использовать яркое южное солнце — ведь искусственного освещения не было. Внутри был поворотный круг, чтобы декорацию можно было вращать вслед за светилом. Сегодня павильон обшит кирпичом и оштукатурен, съемки в нем не ведутся, да и света не было предыдущие десять лет. На днях в нем открыли Арт-центр имени Веры Холодной, где предполагается проводить концерты, презентации, показывать спектакли, выставки, устраивать мастер-классы и прочие мероприятия. Возможно, когда-нибудь сюда вернется и кино. Но пока самым живым департаментом выглядит Музей кино. Студии нужны деньги, а торговля историей и ностальгией нестыдное занятие. Пусть прошлое поработает на будущее. В идеально разобранных и систематизированных хранилищах костюмов и реквизита мне показывали, какие вещи чаще всего берут в аренду на кооперативы, свадьбы, дни рождения — ничего исторически ценного не дают, конечно, берегут для съемочных групп.

Попасть на экскурсию в курортный сезон достаточно сложно, надо записываться за несколько дней. Любое закулисье манит, а здесь гости могут пощупать кожаный плащ Глеба Жеглова, пройтись пальцами по перьям на шляпах, которыми пока-пока-покачивали мушкетеры, увидеть запыленный красный мопед Электроника, съемочную технику разных эпох, ретроавтомобили, настоящий классический ветродуй с пропеллером от самолета. Музей сегодня подчинен маркетинговой стратегии привлечь к студии внимание, поэтому состоит из тематических экспозиционных залов — конечно, Веры Холодной и посвященных зрелищным фильмам «Д'Артаньян и три мушкетера», «Узник замка Иф», «Дети капитана Гранта». Валерий Тодоровский, сам одессит, считает, что аттракцион и станет реальным будущим Одесской киностудии: «Я с родителями жил напротив, на Французском бульваре. Когда им некуда было меня девать, брали с собой. Эти коридоры я изучил от и до. И вот что я вам скажу: раз эта студия является объектом истории культуры, то из нее вполне возможно сделать музей, а возродить ее нереально. Если я приеду в Одессу снимать, нужна ли мне большая дорогая студия? Нет, так как здесь уже открылись десятки маленьких фирм, готовых обеспечить техникой, людьми, юридическим обслуживанием. Мое предложение: если вам нужна память, продайте часть земли, на заработанные деньги реставрируйте павильон Веры Холодной и сделайте из него конфету».

Новый руководитель как трезвый управленец тоже понимает, что содержать студию полного цикла нереально, но можно раскрутить ее как технически привлекательную площадку для обслуживания киногрупп и поспорить на этом поле с конкурентами. Он с энтузиазмом говорит о том, как отчистили мраморного Нарцисса в демидовском фонтане от покрывавшей его краски, но не меньше гордится тем, как рады костюмерши, что у них теперь есть стиральные машины и кондиционер. А все остальное — вопрос будущего. И должно происходить ровно по одесскому анекдоту: «Я слышал, ваша Сарочка замуж выходит». — «Да. Выходит понемногу».

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера