Архив   Авторы  

Страна глухих
Общество и наукаКультурно выражаясь

Почему власть и граждане почти не слышат друг друга? Может ли общество реально влиять на решения, принимаемые государством? Этот вопрос стал главным на встрече президента Дмитрия Медведева со своими сторонниками. Историк и публицист Николай Сванидзе попытался предложить свои ответы...

 

Идея создания «большого правительства», выдвинутая президентом Дмитрием Медведевым на встрече со своими сторонниками, лично мне пока не до конца понятна. Да, это словосочетание часто употребляют, говоря о системе общественных, муниципальных и профессиональных организаций в США, работающей в качестве связки между рядовыми гражданами и государством.

Формально у нас имеются те же организации и институты, но сама связка так и не заработала.

Беда в том, что все эти организации по большей части существуют лишь номинально, являясь рычагами воздействия государства на общество, а не мостом между ними. И наши профсоюзы, и все наши общественные организации, кроме некоторых правозащитных, работают либо на государство, либо на свой карман. При этом все устроено так, что без тесного общения с государством, то есть чиновниками, свой карман никому наполнить не удается. Государство — это частная собственность бюрократии, говорил Карл Маркс. Наше нынешнее государство подтверждает правоту этого афоризма.

У нас множатся различные, иногда полезные, иногда не очень, но, как правило, искусственные, необязательные и не вполне легитимные институты. Поскольку не работают обязательные, конституционные и жизненно необходимые.

Из всех ветвей государственной власти работает лишь одна — исполнительная. У нас нет парламента с нормальным механизмом выборов и реальной, а не продиктованной сверху законодательной повесткой.

У нас отсутствует независимый суд. Это оборачивается недоверием граждан к государству, неверием в неприкосновенность собственности, неуверенностью бизнеса в защищенности своего капитала и в конечном счете ростом коррупции.

У нас почти нет действительно независимых от государства средств массовой информации. А этот гражданский институт наряду с независимым судом должен страховать страну от коррупции, обеспечивая публичность и общественный контроль.

Вместо суда, вместо прессы, вместо парламента идет бесконтрольный рост чиновничества, причем не только количественный. Растут его прерогативы и возможности. И нет института и законной силы, способной окоротить представителя вертикали власти, кроме его собственного начальника. С начальником же он решает все проблемы известным способом — по понятиям. Так что рост коррупции у нас не случаен — он системен.

Когда я на той самой встрече задавал вопрос Дмитрию Анатольевичу о том, какие ресурсы имеются для решения этих проблем, мне было интересно, в какой мере он согласится с этими формулировками. Конечно, я не рассчитывал на полновесный ответ. Президент страны вообще не обязан отвечать на такие вопросы словами — он может ответить на них делами. Когда я сказал, что коррупция и чиновничий беспредел растут, то имел в виду, что ни ему, ни Путину, ни им вместе не удалось с этим справиться. Надо отдать должное, Дмитрий Анатольевич в принципе с этим согласился, из чего следует, что президент адекватно представляет ситуацию в стране.

Другое дело, что следует из этого понимания. Мягко говоря, никаких гарантий того, что ситуация начнет выправляться, нет. Если до сих пор ничего на этом направлении толком не делалось, то откуда взяться уверенности, что прорывы в борьбе с коррупцией будут осуществляться теми самыми людьми, которые до сих пор рвения на этом поприще не проявляли?

На мой взгляд, очень важно, как это ни банально звучит, не изобретать очередной велосипед, а приступить к системному, глубокому реформированию страны. Как сказал водопроводчик в известном анекдоте советских времен, систему надо менять.

Нам нужен парламент, который будет свободно избираться и издавать законы не по указке исполнительной власти.

Нам нужен суд, который будет действовать не по телефонному праву или праву денежного мешка, а по закону.

У нас должны быть средства информации, полностью независимые от власти. Пусть они будут принадлежать каким-то бизнес-группам, но разным. Пусть при этом будут и государственные СМИ, но в числе многих других. Вместе они будут создавать полифонию, которая даст обществу реальную информацию о состоянии дел в стране.

И еще одна мысль под занавес — о рецепте «не отдавать власть 10—15 лет», который на той встрече я услышал от Дмитрия Медведева в ответ на мой вопрос.

Конечно, было бы странно услышать иной ответ от действующего президента, от политика, идущего на выборы в качестве одного из лидеров партии власти. Медведев сказал главное, о чем они думают с Путиным, — это гвоздь их совместной политической программы.

Жаль только, Дмитрий Анатольевич не пояснил, что это значит — «не отдавать власть», и в какой момент или при наличии каких обстоятельств может возникнуть готовность ее отдать.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера