Архив   Авторы  
На открытом катке в центре Минска собираются сотни отдыхающих. И поди разбери, кто из них белорус, а кто - россиянин.

Наша Белораша
Общество и наукаExclusive

Первую круглую дату отметила уникальная страна Союзное государство России и Белоруссии. Есть ли у него будущее? Ответ на этот вопрос зависит не столько от политиков и чиновников, сколько от обычных людей, живущих по обе стороны условной границы













 

Десять лет россияне и белорусы - официальные союзники. Вроде как вместе, но в то же время - порознь. Живем как в коммунальной квартире - вместе отмечаем праздники, скандалим из-за пустяков, сходимся-расходимся... Рассматривать жизнь в этой коммуналке с политической и экономической точек зрения, давать серьезную аналитику и искать виноватых - пустое дело. Поэтому корреспонденты "Итогов" отправились в Белоруссию, чтобы поговорить с соседями по душам... Не у политиков, а у людей разных профессий и взглядов мы спрашивали: что нас связывает и не променяют ли белорусы аморфный союз на конкретный Запад, до которого рукой подать?

С научной точки зрения

О юбилее союзного договора в Минске напоминает лишь одинокая рекламная растяжка на проспекте Победителей. Она выглядит сиротливо на фоне новогодних. В городе кипит предпраздничный шопинг. В минском ГУМе не протолкнуться. Прилавки завалены продукцией местных производителей, но на нее покупатели не особо смотрят, отдавая предпочтение ярким китайским игрушкам и чешскому стеклу. Среди мягких игрушек фурор производят мохнатая горилла Мальвина и красногубый бегемот. В отделе мужской одежды продавцы подталкивают клиентов к продукции белорусских швейных фабрик, но на мешковатые пиджачные пары редко обращают внимание даже люди с невысоким достатком. В центре зала, вероятно, уже не первый год висит взлохмаченная шуба - на этикетке крупными буквами выведено: "БОБР, НЕКР.". В голову приходит только одно: при жизни несчастный зверек не блистал красотой. Делать из всего увиденного вывод, что белорусская продукция не находит спроса, все же не стоит. Например, возле Дворца спорта, где любит погонять шайбу сам батька, раскинулась ярмарка. Белорусские производители выложили на прилавки съестную продукцию. Здесь, в Минске, и колбасы, и "молочку", и шоколад можно купить по цене в два, а то и в три раза дешевле, чем в Москве. Мест­ные покупают, но как-то вяло. Говорят: "Вот если бы нам зарплаты, как у вас в Москве..." Уровень жизни - вероятно, это то, что существенно отличает минчан от москвичей. Но ведь Минск - не вся Белоруссия, а Москва - не вся Россия. А если мыслить масштабами стран, то общих проблем у нас наберется с избытком.

...Профессор экономического факультета Белорусского государственного университета Валерий Байнев на встречу с нами запаздывал. Задержали дела в админи­страции президента, где он на полставки числится советником. Байнев знает, что нас реально объединит, - он докопался до истинных причин экономических проблем и потому сел за написание "Нрав­ственных начал экономического развития". Им выдвинуты три принципа госустройства. Первый: власть для служения, а не для корыстного стяжания. Второй: перед народом у власти приоритетность обязанностей, а не прав. И третий: первичность нравственного начала, а не юридического.

Мы с профессором разговариваем в кабинете, окна которого выходят на улицу Карла Маркса, и это придает беседе некую двусмысленность.

- В последние годы Россия и Белоруссия ощущают массированную идеологическую агрессию Запада, - четко, как студентам на лекции, выкладывает свои тезисы Валерий Байнев. - Цель - заменить наши традиционные, основанные на взаимовыручке и сотрудничестве идеалы на губительные для восточнославянской цивилизации ценности. Идея служения Отечеству заменяется на идею стяжательства. Следует весьма осторожно относиться к якобы "чудотворным" иностранным инвестициям. Американские, немецкие, французские, итальянские капиталисты как минимум безразличны к судьбам Белоруссии, России. Путь к нравственной экономике лежит через жесткую проверку на соответствие национальным интересам любых проектов по инвестированию и особенно приватизации с участием иностранного капитала. Не случайно в Японии в критический период 1955-1961 годов доля иностранной собственности не превышала 5 процентов, а в годы подъема экономики (1962-1970) она вообще снизилась до 3 процентов и менее.

Что же предлагает профессор? Россия и Белоруссия, вооружившись этическим кодексом, должны возглавить движение за возрождение нравственности, и тогда Союзное государство "станет могучим центром притяжения для братских народов бывшего СССР и послужит источником духовно-нравственного очищения человечества". Ни больше ни меньше... Кстати, руководителей для авангардного государства у соседей уже готовят - целенаправленно и основательно.

Кадровый резерв

Студентка Наташа Николаева из своих 17 лет 16 прожила на российском Севере - в Усинске. Туда ее, родившуюся в Могилеве, увезли родители, отправившиеся на заработки. Сейчас Наташа вернулась на родину и учится в Белорусско-Россий­ском университете по специальности "Коммерция и торговое дело". Помимо нее российских ребят в этом вузе еще 119 человек. Это немного - примерно каждый сотый студент. Свою дальнейшую судьбу они видят по-разному: кто-то собирается работать в России, а Наташа скорее всего останется в Белоруссии. Здесь с трудоустройством, в отличие от соседки России, проблем не возникнет - в белорусских вузах действует распределение чуть ли не советского образца.

Многих ли прельщает эта система? О своем желании уехать работать за рубеж, и в частности к нам, в восточной части Белоруссии заявляют всего лишь от 10 до 15 процентов студентов. В западных районах ситуация совершенно иная - там желание отправиться в Европу, как говорят специалисты, "ярко выражено".

Кстати, в университете сегодня учатся и китайцы, и туркмены, и иранцы - им русско-белорусская учебная база видится очень перспективной, ибо дает доступ на огромный российский рынок труда, да и западный оказывается недалече. На гала-концерте фестиваля творчества иностранных студентов девчонки из Туркмении воспевали великий и могучий русский язык, а парни блеснули со сцены следующей фразой: "Самое главное, ребята, что мы теперь не сможем стать настоящими гастарбайтерами". А когда китайский студент проникновенно завел: "Позови меня тихо по имени, ключевой водой напои меня" - зал чуть не плакал... Нас фраза "напои меня..." навела на мысль об объединяющей народы традиции, которую мы решили проверить.

Гори оно синим пламенем

В 1992 году на волне подъема американизма на всей постсоветской территории житель Минска Евгений Будинас задумал создать аналог американской фермы. Идея трансформировалась и вылилась к настоящему времени в музейный комплекс старинных народных ремесел и технологий "Дудутки". Самого Будинаса уже два года как нет в живых, а его дело живет. В "Дудутках" кто только не бывает. То Сергей Иванов, еще в ранге министра обороны России, кует в местной кузнице подковы, то американский посол парится в баньке так, что пожар камня на камне от нее не оставляет. Но обычные граждане едут сюда за тем, чтобы овладеть секретами ремесел и, главное, самым волнующим секретом самогоноварения - искусства, по-настоящему объединяющего два наших народа. Сегодня в "Дудутках" делают не самогон. Правильнее говорить: "традицийный алкогольный напой". Это не промышленное производство - по бутылкам не разливают. Только в вашу посуду. Не увлечься здесь трудно. Однажды сюда привезли участников международной конференции. Ее закрытие получилось скомканным... В общем, Будинас, когда задумывал все это дело, смотрел на Запад, а получилось - на Восток. Хотя в вопросах кухни все не так однозначно.

Неполитическая кухня

Антон Каленик - единственный белорусский шеф-повар, входящий в российскую Гильдию шеф-поваров. Только готовит он не русскую и не белорусскую еду. Сначала учился в Осаке правильно крутить суши, а когда научился, решил мастерство разнообразить - отправился в одну из кулинарных академий Италии. Такой разброс в кулинарных пристрастиях легко объяснить: Антон учился готовить то, что чаще всего заказывают во всех ресторанах мира. В Белоруссии японская кухня, как и итальянская, наиболее популярна. Вот и об особенностях белорусской кухни мы с Антоном рассуждали, уплетая приготовленное им ризотто с кроликом и спаржей.

- Наша национальная кухня за пределами страны известна слабо, - делится Антон, - но при этом, как ни странно, популярна в Японии. В центре Токио есть ресторан, где подают драники, от которых местные жители без ума. Кстати, с тех же самых японцев нужно брать пример в плане продвижения национальной кухни: на рейсах японских авиакомпаний пассажирам предлагают суши. Мы придумали подавать в наших самолетах пирожки. Одно время эта идея пошла, но потом заглохла.

- А национальный ресторан может быть модным?

- Еще как! Когда заведение с меню, составленным из национальных блюд, открыли в Минске, народ с удовольствием пошел. И россияне тоже.

Добавим, что после того, как по всей России закрылись казино, в Минск, где их большое число, россияне зачастили с удвоенной силой. Соответственно в местных ресторанах, особенно по выходным, можно встретить очень много наших соотечественников. Еще бы! Средний счет в самых дорогих заведениях города - около 100 долларов на двоих без спиртного. Приятный и вкусный вечер, да еще под хорошую музыку того стоит. Кстати, о музыке.

Музыка нас связала

Неформальным центром белорусского рока считался и считается Могилев. Именно здесь появились первые в Белоруссии рок-клуб и самиздатовский журнал. Было это, правда, в далеком 1988 году. Сегодня в могилевский Центр живого рока входят не менее двух десятков групп. Одна из самых известных за пределами Белоруссии и даже имеющая свой фан-клуб в Москве - группа "Сердце дурака". Ее лидер Тимофей Яровиков встречу нам назначил в местном драмтеатре, где он служит в должности завлита. В его кабинете, заваленном афишами и книгами по истории театра, нашлось место и гитаре - правда, без одной струны. Спрашиваем его:

- На каком языке сегодня надо петь, чтобы тебя услышали: русском, английском или, может, белорусском?

- В Минске сегодня многие музыканты дают крен в сторону белорусского языка. У меня нет против этого предубеждения, просто как филолог по образованию я уверен: чтобы писать тексты, нужно хорошо знать язык. Иначе все получается однообразно.

Опыта выступлений на Западе у Тимофея и его группы нет, и он совершенно не переживает по этому поводу. В Белоруссии ему часто приходится слышать, что он - москаль, потому что поет на русском. Без злобы говорят, скорее в шутку. Зато, когда приезжает в Москву, на него смотрят как на белорусского автора. Тимофей уверен: есть единое пространство славянских народов, и все, что в нем происходит, может быть понятно и понято независимо от границ.

Творческий момент

Для белорусов характерен скептицизм в отношении самих себя. Это некая, как по-местному говорят, "стиплость", то есть скромность, которая иногда вредит. На тему национального менталитета мы разговорились - так уж вышло - с заведующим кафедрой дизайна Минского института управления Яковом Ленсу. "У нас, белорусов, много общего с финнами - такая же неброскость, основательность", - говорит дизайнер. На недавно прошедшем в Москве Строгановском фестивале дизайнеров СНГ предложения Ленсу по вопросам подготовки кадров в новых экономических условиях сочли самыми интересными. Смысл их в следующем: условия развития общества требуют появления дизайнеров-универсалов. Это должен быть человек с широким кругозором, готовый работать и в машиностроении, и в культбыте.

Кстати, в России белорусскую дизайнерскую мысль - в разных ее проявлениях - признают и уважают. Живет, к примеру, в Москве самый известный из белорусских модельеров Игорь Чапурин. Правда, осесть в российской столице решаются немногие. Другой белорусский модельер Лена Цокаленко остаться в Москве не решилась, хотя ей предлагали деньги и гарантировали славу. Она уже сидела на чемоданах, а потом приехала в очередной раз в Москву, походила по улицам, все хорошенько взвесила и... вернулась к себе, в Минск. Много ли она, спросите, на этом потеряла? Лена - один из двух белорусских модельеров, принимавших участие в последней Российской неделе моды. Это весьма почетно. О деньгах, выгоде, стоимости авторской одежды Лену расспрашивать бесполезно, хотя мы и пытались это сделать, оказавшись в гостях в ее уютной мастерской в центре Минска. Эти вещи ее мало интересуют. В Москве есть бутик, где продаются ее платья. Есть магазин в Минске. Лена признается, что такое положение вещей ее устраивает. Выходить на промышленные объемы и дневать-ночевать в мастерской ее не греет. Причина проста: а когда же заниматься творчеством? Весенне-летнюю коллекцию будущего года Лена насытила ярким... серым и посвятила грусти. Но грусть эта, поверьте, уж точно не по Москве.

Будем резать

А еще в Белоруссии лечат дешевле. К примеру, любому россиянину отлично известно, что наиболее престижно лечиться в столичной ЦКБ - знаменитой "кремлевке". Ее белорусский аналог - Республиканский клинический медицинский центр (РКМЦ) управления делами президента. "Мы моложе "кремлевки", а потому многие шаги "списываем" с ЦКБ", - говорит главврач центра Ирина Абельская.

Профессор, доктор медицинских наук Сергей Стебунов, возглавляющий отделение хирургии РКМЦ, нашедший время для разговора между двумя утренними операциями и еще одной дневной, уверяет, что операции стоят у них недорого, а делаются не хуже, чем за рубежом. Для сравнения: операция по замене тазобедренного сустава в Израиле стоит 15 тысяч евро, в Санкт-Петербурге - около 3,5 тысячи евро, а в Минске - примерно 300 евро. "Когда 7 лет назад мы начали вести хозрасчетную деятельность, я поехал в Москву, в ЦКБ, чтобы понять, как формируются цены, - вспоминает Сергей Стебунов. - Пришел в бухгалтерию, попросил расчеты. Мне ответили в том смысле, что в условиях рынка цены берутся "с потолка". Полгода мы формировали цены, учитывая каждую мелочь, каждую нитку. И в конце получили расчеты, к которым с юридической стороны не подкопаешься".

В Минск сегодня активно едут на пластические операции. Но в основном с Запада. Российских клиентов в месяц бывает немного - от силы человек 10. У белорусских медиков на сей счет есть одна догадка: скорее всего, россияне по старой привычке не верят, что в "кремлевку" или ее аналог вход может быть открыт простым смертным.

Дружба народов

Как-то еще в советские времена в один из белорусских колхозов завернула американская делегация. Председатель и на комбайне гостей катал, и из колодца студеной водой поил, и шашлыками в сметане угощал. Американцы уехали, а потом председателю колхоза показали составленный ими отчет. Там было написано для всех, кто решится на поездку в Союз: "На пути между Франкфуртом-на-Майне и Москвой заверните в Белоруссию, не пожалеете". Председатель того колхоза, ныне глава крестьянско-фермерского хозяйства Сергей Лученок, вспоминая со смехом тот случай, видит будущую Белоруссию территорией, пребывающей в союзе не только с Россией, но и с самыми разными государствами. И личный вклад в это дело уже вносит: показал нам, как строит рядом с трассой Москва - Брест международную деревню, в которой частичку земли обустроят на свой лад и белорусы, и россияне, и вьетнамцы, и испанцы, да мало ли еще кто. Выгорит ли затея, сказать не беремся. Политика может смешать любые планы. Но в самой идее - вся нынешняя Белоруссия: хочется и себя показать, и на других посмотреть.

Могилев - Минск - Москва

Мнение

В ожидании Союза

Союзное государство России и Белоруссии имеет шанс из фантома превратиться в реальность только после ухода Александра Лукашенко из большой политики. В этом убежден руководитель отдела Белоруссии Института стран СНГ Александр Фадеев
 

- Проект союза России и Белоруссии принимался при Борисе Ельцине и команде Владимира Путина достался в наследство. Когда же Кремль 14 августа 2002 года предложил Александру Лукашенко пять вариантов объединения, то все они были отвергнуты. Белорусский президент рассчитывал возглавить союз, но когда увидел, что Владимир Путин набирает авторитет и вес в России, понял, что победа на выборах союзного президента ему не светит. Поэтому белорусская элита еще с осени 2002 года решила, что объединяться с Россией не будет. Москва же оказалась не готовой к такому повороту. В итоге победило мнение о том, что Лукашенко лучше не трогать. Для Кремля было важно сохранить Белоруссию как надежный транзитный коридор и не допустить появления натовских баз на ее территории.

Тем временем Лукашенко стал "уплывать" от России на ее же деньги: активно укреплять суверенитет на российские кредиты, льготы и преференции. В Москве до поры до времени смотрели на это сквозь пальцы, но при этом вырабатывали какие-то варианты воздействия на Лукашенко. Один из них состоял в том, чтобы показать, что именно из-за Александра Григорьевича пробуксовывает сближение. Кремль планировал разобраться с ним до истечения полномочий Путина, но план провалился. Лукашенко переиграл московскую команду - начал налаживать связи напрямую с российскими регионами. Сработало: у нас нашлись региональные элиты, которые стали его рьяно поддерживать.

С приходом Дмитрия Медведева стартовал новый период в отношениях, но пока все в начальной стадии. Замечу лишь, что курс Лукашенко после событий на Кавказе в августе 2008 года стал встречать понимание на Западе. В то же время в Кремле отдают себе отчет в том, что белорусский лидер не готов идти до конца по западному вектору. Он очень грамотный политик и хорошо понимает, что его может постичь судьба Слободана Милошевича. Его политика весьма примитивна: лавирование между так называемым коллективным Западом и Востоком. Лукашенко заметно активизировал и китайский внешнеполитический вектор. Но и тут дело далеко не продвинется: Пекин не станет из-за Минска портить отношения с Москвой.

Российское же руководство взяло на вооружение выжидательную тактику, отложив выработку стратегии построения Союзного государства до смены режима в Минске. У Москвы нет ресурсов его свалить: все партии и общественно-политические объединения, ориентировавшиеся на Россию, Лукашенко задушил еще в конце 90-х под флагом перерегистрации. Его команда идеологов ведет охоту на противников независимости Белоруссии, и в этой ситуации никакая пророссийская партия возникнуть не может. Все ресурсы в руках у Лукашенко, и фигуры, способной бросить ему вызов, пока не наблюдается.

Идея же Союзного государства очень плодотворная для России на будущее, и для Кремля важно ее сохранить. В этом, пожалуй, и состоит суть стратегии Москвы. Она умеренная, не предполагает никаких ускорений и прорывов. Что ж, в политике иногда приходится выжидать.

Александр Фадеев

ру­ко­во­ди­тель от­де­ла Бело­рус­сии Инсти­ту­та стран СНГ

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера