Архив   Авторы  

Бизнесмен-оркестр
Общество и наукаПрофиль

На французском финансовом небосклоне вновь засияла звезда Бернара Тапи - ни тюрьма, ни банкротство не сломили скандально известного бизнесмена



 

Он возвращается, как граф Монте-Кристо, обуреваемый жаждой мести. С шумом и гамом, в свете телевизионных софитов. И мгновенно ожила Парижская биржа, пребывавшая в застое из-за финансового кризиса. И расправили плечи папарацци, уставшие от эфемерных звезд кинофестивалей. И боязливо вздрогнули политики, почуявшие потенциального конкурента... На финансовом небосклоне Пятой республики вновь появился Бернар Тапи. Таков уж феномен этого человека-оркестра, одной из самых ярких фигур европейского делового мира конца прошлого столетия. Сегодня он снова стал главным возмутителем спокойствия парижского бизнес-сообщества. Французское государство решило не обжаловать приговор частного арбитражного суда по делу Тапи и согласилось выплатить опальному бизнесмену и политику 285 миллионов евро. С таким "призом" Тапи, прозванный "самым большим авантюристом конца столетия", вполне может вернуться в число самых богатых людей Европы.

Универсал

Фамилия Тапи созвучна французскому слову "ковер". Это, естественно, не раз обыгрывали в массмедиа. Предпринимателя изображали летящим на сказочном ковре-самолете: этакий халиф на час взбаламучивает деловой мир Пятой республики, а заодно и политический со спортивным. И в самом деле: Бернар Тапи - это человек-снаряд, способный пробить любые стены. Беда была только в том, что он не всегда умел вовремя ­остановиться.

Говорят, будто для того, чтобы сделать карьеру, надо оказаться в нужное время в нужном месте. Бернар Тапи вступил в активную жизнь накануне так называемой эры Франсуа Миттерана, окончательно разрушившей кастовые предрассудки и утвердившей в "нежной Франции" диктат денег, а "нужное место" в социалистическом обществе а-ля франсез он себе подготовил сам.

Сын испанских иммигрантов родился в 1943 году в простонародном Двадцатом округе Парижа. С таким происхождением да и с более чем средними достижениями в лицее рассчитывать на поступление в престижную парижскую высшую школу не приходилось, и юный месье пошел учиться на инженера-электрика. Впрочем, в ту пору его больше интересовала другая "энергетика"...

Шестидесятые годы родили плеяду новых кумиров французской молодежи: под горячечные заокеанские ритмы принялись развинчивать свои тазобедренные суставы Джонни Холлидей, Сильви Вартан, Ришар Антони... Бернар Тапи, никогда не страдавший комплексом неполноценности, жаждал быть одним из идолов нового поколения. И записал маленький диск-сорокопятку, на котором исполнял хиты той романтической эпохи, в том числе шлягер Люка Пламондона и Мишеля Берже из рок-оперы "Стармания". Сейчас, по прошествии почти полувека, становится понятным символический посыл той пластинки. Точнее, целая жизненная программа: "Я хотел бы показывать смертельный номер под куполом шапито. Хотел бы выходить на арену под аплодисменты и при этом жить, как анархист или миллионер, никому не подчиняясь". Название тоже было характерным: "Блюз бизнесмена"... Впрочем, Бернар Тапи стал не просто бизнесменом, а в полном смысле слова циркачом от бизнеса.

Диск, на обложке которого Тапи был почему-то представлен автогонщиком, благополучно провалился, и парень вынужден был заняться менее творческим трудом - устроился продавцом в магазин телевизоров. Стоили они дорого, и честные буржуа не торопились раскошеливаться. Тут-то и сыграл юный Тапи свой "блюз бизнесмена"! Парень принялся объезжать на фургончике парижские пригороды и предлагать их обитателям... нет, не купить телевизор, это грубо и банально. А просто взять бесплатно телеприемник на одну-две недели якобы для участия в социологическом опросе: дескать, некую компанию интересовало мнение зрителей о телепрограммах. Само собой разумеется, абсолютное большинство обывателей не захотело расставаться с такой игрушкой, и телевизоры расходились как горячие круассаны. Не прошло и года, как Бернар Тапи сделался владельцем того самого магазина, куда недавно пришел стажером-учеником. И началась карьера не миллионера, а миллиардера.

"Главное в жизни не быть, а казаться", - втолковывал мне как-то Бернар Тапи. Мне довелось встретиться с ним в конце 90-х, в золотые для него годы. Аудиенцию я получил благодаря протекции автора "финансовых бестселлеров" Поля-Лу Сулицера. О нем Тапи отозвался так: "Любой знает, что за Сулицера книги пишут "негры". Ну и что из того? Хороший писатель может даже и не знать содержания своих романов, зато он должен уметь их хорошо продавать. Вот, смотри! (Тапи звал всех на ты с легкостью советского партноменклатурщика. - ­"Итоги".) Мне на днях предложили купить газету. Зачем она мне нужна, когда легче купить журналиста! Я не нуждаюсь в рекламе. Люди сами ко мне идут потому, что я уже стал торговой маркой".

Bernard Tapie Finances (BTF) - так называлась компания, в штаб-квартире которой у Елисейских Полей происходил тот достопамятный разговор. Специфика BTF состояла в том, что она за символическую плату - порой это был всего один франк - выкупала обанкротившиеся предприятия, а затем перепродавала их. Техника, казалось бы, несложная, но требующая определенной ловкости. Прежде всего Тапи требовал, чтобы предприятие провело перед продажей увольнение персонала - нет смысла вступать в конфликт с профсоюзами или с министерством труда. Затем бизнесмен делал компанию прибыльной, чаще всего - только в отчетах, на бумаге. Но поди потом докажи, пусть проигравший платит! То самое рейдерское "кидалово", которое стало сегодня классикой жанра, Бернар Тапи успешно внедрил в практику французских бизнес-буден еще четверть века назад.

Перебираю в памяти компании, с жирным наваром перепроданные месье Тапи, и со счета сбиваюсь. Это фирма Leclanche/Wonder, занимавшаяся производством батареек (перепродана с прибылью в 470 миллионов франков), фирма Donnay, делавшая теннисные ракетки (перепродана с прибылью в 100 миллионов франков), производитель экологически чистых продуктов La Vie Claire, компании Teraillon, Manufrance, Look Cycle (навар - 260 миллионов франков)… И каждая сделка сопровождалась невероятным шумом. Так, под маркой La Vie Claire возникла одна из лучших команд велогонщиков на Тур де Франс, которую возглавили знаменитые атлеты Бернар Ино и Грег Лемонд. Президент-социалист Франсуа Миттеран, мечтавший создать бизнес-оппозицию голлистским "баронам" угля и стали, предоставлял привилегии поколению левых бизнесменов, лицом которых сделался Бернар Тапи - большой, вечно загорелый, острый на язык. Гарантом финансовых операций Тапи стал банк Credit Lyоnnais, бывший в те годы государственным. Тонтон (Дядюшка - так прозвали французы Миттерана) обожал своих фаворитов и фавориток, и Тапи был в их числе.

"Если хочешь стать знаменитостью, преврати свою жизнь в легенду, - поучал меня во время нашей встречи Бернар Тапи. Он картинно витийствовал, посасывая сигару, корешок которой изредка макал в бокал с коньяком. "Я, например, рождаю по одной гениальной идее каждый божий день... Скажем, как-то приезжают ко мне австралийцы. Говорят: у нас невероятные урожаи винограда. Вина - хоть залейся! Киснет. Что делать?.. А я им - ищите нестандартные ходы. Начинайте выпускать из виноградных косточек масло! Так эти корнишоны и поступили, теперь залили Европу виноградным маслом, и все благодаря мне".

Он не умрет от скромности, месье Тапи. Впрочем, все как один его биографы утверждают, что его авторство на масло из виноградных косточек не более чем выдумка в стиле барона Мюнхгаузена. Чего никак не скажешь о сделке с Adidas.

"До покупки Adidas я был миллионером, после его приобретения стал миллиардером", - скажет Бернар Тапи. И в самом деле, операция была невероятно соблазнительной. В 1987 году после смерти Хорста Дасслера, сына основателя концерна, Adidas был продан французу сравнительно дешево - за 390 миллионов долларов, значительная часть которых поступила в качестве кредитов от французских госбанков. Француз обещал вложить в компанию как минимум 100 миллионов долларов, но делать это не спешил. В 1993 году по просьбе Тапи банк Credit Lyonnais начал искать покупателя для Adidas. И нашел его в лице своей "дочки" - Sociеte de Banque Occidentale. Тот заплатил Бернару Тапи требуемую им сумму, и после всех необходимых выплат по сделке в кассовых книгах BTF образовалась прибыль в 320 миллионов евро на современные деньги. Казалось бы, все хорошо, прекрасная маркиза… Однако не пройдет и двух полных лет, как уже банк уступит концерн французскому миллиардеру Роберу-Луи Дрейфусу почти в два раза дороже - за 710 миллионов евро. "Да это же заведомый обман! - возмутится месье Тапи. - Рейдерство, тайный сговор, спекуляция..." С пеной у рта он выступит против того, чем всю жизнь ранее занимался сам. В конечном итоге Тапи удалось отсудить у государства 285 миллионов евро, те самые, с которыми он теперь начинает новую жизнь.

Футбольный король

Однако в памяти потомков Бернар Тапи останется не только благодаря своим ловким операциям с разными компаниями. На вопрос: "Кто он, месье Тапи?" - каждый второй француз скажет: "Создатель "Олимпик" из Марселя". И правда: став в 1986 году владельцем заурядного футбольного клуба, Бернар Тапи сделал из него лучшую французскую клубную команду. Говорят, что торговец телевизорами приобрел "Олимпик" не по своей воле - так хотел всемогущий Гастон Дефер, мэр-социалист Марселя и главный соратник Франсуа Миттерана. Но, так или иначе, в команду Тапи вложил не только 35 миллионов долларов, но и свое сердце. Благодаря ему в Марселе выступали сильнейшие футболисты мира: Жан-Пьер Папен, Эрик Кантона, Дидье Дешам, Марсель Десайи, Крис Уоддл, Фабьен Бартез, Абеди Пеле… В период с 1989 по 1992 год "Марсель" неизменно становился чемпионом Франции, а в 1993 году выиграл в финале Лиги чемпионов у самого "Милана". Франция пережила взрыв восторга, триумф! И Бернар Тапи, навсегда оставшийся в памяти французских болельщиков как главный организатор той самой победы, стал олицетворением этой народной любви к кожаному мячу. Как вполне серьезно пошутил один мой французский коллега: "Если бы Тапи захотел тогда стать президентом Франции, он бы им стал". И тут случилось то, что рано или поздно должно было произойти, учитывая, мягко говоря, своеобразные методы управления Бернара Тапи.

В конце сезона 1993 года игроки слабенького провинциального клуба из города Валансьен заявили, что им предложили деньги за благоприятный результат матча с марсельцами. Следователи без труда обнаружили пакет с деньгами под грушевым деревом на участке, принадлежавшем родственнице футболиста "Валансьена" Жака Глассмана, и разоблачили целую систему подкупа соперников, созданную под руководством месье Тапи. К слову, "Олимпик" играл тогда и с московским "Спартаком" и выиграл у россиян со счетом 3:1. Ясное дело, парижские газеты тут же заговорили о договорном матче и о связях Тапи с "русской мафией"... Бизнесмен отбивался как мог, давая противоречивые показания. Позже он сказал по этому поводу свою знаменитую фразу: "Да, я врал, но при этом руководствовался исключительно благими намерениями". Финал известен: Тапи заплатил штраф в 200 тысяч франков и отправился на восемь месяцев за решетку, у "Марселя" отобрали чемпионство и сбросили клуб во второй дивизион.

Не спасли Бернара Тапи ни его бывшие друзья-социалисты, ни пост министра по вопросам городского хозяйства в правительстве Пьера Береговуа. Вся его империя рухнула в одночасье, как карточный домик. Уже в 1994 году супругов Тапи объявили банкротами и выставили их собственность на продажу. В числе прочего была продана и 74-метровая яхта "Фосеа", одна из самых шикарных в Европе. Кстати, именно за неуплату налогов, полагающихся за это судно, в 1997 году против Тапи возбудят еще одно шумное дело, которое обернется для экс-миллиардера тюремным заключением в шесть месяцев.

Какого-нибудь другого человека подобные испытания сломили бы, но только не Бернара Тапи. Он отсидел срок, вышел на волю и... пошел на сцену, заделался актером. Особенно популярен он был в Марселе, ставшем его "малой родиной". Юмор ситуации кроется в том, что самой известной ролью этого циркача от бизнеса, всю сознательную жизнь уклонявшегося от налогов и прибегавшего ко всяким сомнительным уловкам, стал образ полицейского комиссара Валенса в популярном телесериале. Этот героический следователь-мститель твердо стоял на страже закона, правда, при этом не особо деликатничал со своими противниками. Что, как известно, вполне в духе самого Тапи. И если верить прессе, получив от французского государства "приз" весом почти в 300 тысяч евро, Бернар Тапи нацелился приобрести знамeнитую туркомпанию Club Mediterranee. "Одно мое имя - залог успеха. У меня достаточно союзников, чтобы совершить еще одну революцию", - грозится шестидесятишестилетний экс-олигарх. Только ли "экс"?

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера