Архив   Авторы  
Под историческим документом стоит несколько подписей, в том числе профессора Светланы Маренниковой.

Прививка на память
Общество и наукаExclusive

Почему российские ученые, придумавшие, как уничтожить во всем мире страшное инфекционное заболевание - оспу, не празднуют тридцатилетие этой победы?





 

30 лет назад было покончено с натуральной оспой, некогда выкашивавшей целые народы: юбилей этой победы будет праздновать весь мир. 17 мая в Женеве у штаб-квартиры ВОЗ откроют монумент в честь ликвидации оспы. Всемирная ассамблея здравоохранения посвятит юбилею специальное заседание. С большой помпой проходит празднование в США. Бразилия примет у себя большой научный форум, на котором опыт борьбы с этой страшной инфекцией будут примерять к новым глобальным проектам - по миру гуляют ВИЧ и разные "свиные-птичьи" инфекции. Доклады опубликуют в авторитетных научных журналах. Одним словом - всемирный день победы, да и только. Россия на этот праздник не приглашена. Хотя, что особенно интересно, именно наша страна в свое время выступила инициатором программы глобальной ликвидации оспы. И внесла огромный вклад в ее осуществление.

"Черная смерть" в Москве

В 1958 году на XI Всемирной ассамблее здравоохранения в Женеве руководитель советской делегации профессор Виктор Жданов предложил принять программу глобальной ликвидации оспы. Готовя предложение, наши ученые исходили из опыта искоренения вируса в СССР, где с оспой официально покончили в 1936 году. Специалисты доказывали, что ликвидация болезни в эндемичных районах автоматически снимет проблему так называемых завозных вспышек - заноса инфекции в другие страны. Ассамблея поддержала предложение СССР. Так началась всемирная война с оспой.

...Профессор Светлана Маренникова сегодня работает в объединении "Микроген", сотрудничает с научным центром вирусологии и биотехнологии "Вектор". В 50-е она, молодой доктор, заведовала отделом вирусов НИИ вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова.

- В 1955 году меня направили на ликвидацию вспышки оспы в Узбекистане, куда инфекция оказалась занесена из соседнего Афганистана, - рассказывает Светлана Маренникова. - Тогда я в первый раз увидела тяжелые формы недуга, с которыми выжить нельзя. Человеческие мучения произвели на меня столь сильное впечатление, что, вернувшись из командировки, я начала интенсивно изучать проблему.

Материал, привезенный из поездки, позволил детально изучить возбудителя оспы. Никто не думал, что полученные знания пригодятся так скоро. В 1960 году по Москве поползли зловещие слухи. Говорили, что в столицу нагрянула оспа. Это оказалось правдой. Инфекцию в Москву привез художник, вернувшийся из путешествия по Индии. Он успел заразить нескольких знакомых. Над городом нависла угроза эпидемии. "Это было тяжелое испытание, - вспоминает Светлана Маренникова, - однако мы оказались к нему подготовленными. Именно тогда для лечения впервые использовали разработанный у нас в стране противооспенный иммуноглобулин. Вспышку заболевания удалось сравнительно быстро ликвидировать". О масштабах проведенной тогда работы можно судить по следующим цифрам: около 5 тысяч контактировавших с больными были помещены в карантин и около 7 миллионов человек, то есть практически все население Москвы, вакцинировано...

От Индии до Эфиопии

...Когда доктор Дональд Гендерсон, директор программы ВОЗ по ликвидации оспы, попросил Минздрав СССР предоставить специалистов для работы в Индии, ему рекомендовали Льва Ходакевича. К 1973 году у молодого врача-эпидемиолога за плечами были опыт борьбы с туберкулезом, организация медицинской детской помощи в Башкирии, спецординатура в Институте медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е. И. Марциновского. Через несколько недель Ходакевич был уже в Дели, откуда ему предстоял путь в штат Мадхья-Прадеш в центре Индии. В его обязанности входило прочесывать города и деревни, людные места - рынки, школы, больницы. Среди 70-миллионного (!) населения штата надо было не упустить ни одного случая оспы. А случаи такие не были редкостью. "Выявив больного, мы вместе с фельдшерами оцепляли очаг плотным "блокадным" кольцом, изолируя людей от новых контактов, и приступали к вакцинации, - рассказывает Лев Ходакевич. - Образцы кожных поражений отправлялись в лаборатории для подтверждения диагноза. Кстати, лаборатория доктора Маренниковой считалась на тот момент одной из самых компетентных в мире. В случаях, вызывавших споры в отношении клинического диагноза, именно московская лаборатория расставляла все точки над "i".

Через год с небольшим этот один из самых густонаселенных штатов Индии был свободен от оспы, и ВОЗ перенаправила успешно справившегося с поставленной задачей Ходакевича в другую горячую точку - в штат Западная Бенгалия. Туда в то время прибывали десятки тысяч беженцев из Бангладеш, где оспа бушевала вовсю. Да и Западная Бенгалия - то еще местечко! Грязь, толпы нищих, тяжелый климат...

- Порой приходилось прибегать к оригинальным методам изоляции больных, - вспоминает Лев Ходакевич. - Например, в трехмиллионной Калькутте однажды мы выявили больного подростка-попрошайку. Он назвал всех нищих, которых знал. Всех их пригласили в палаточный городок, разбитый в центральном городском парке. Там их и их семьи бесплатно кормили и обеспечивали всем необходимым, но с одним жестким условием: они ни на минуту не отлучатся из лагеря в течение четырех недель. Они слово сдержали, и повторных случаев оспы, к счастью, не возникло. Оспа из Индии не прорвалась.

К 1978 году Ходакевич уже исполнял обязанности руководителя отделения ликвидации оспы в Юго-Восточной и Южной Азии. У него за плечами были сотни километров дорог по Индии, Непалу, Бангладеш, Бирме, Бутану. В том же году регион с населением более миллиарда человек был объявлен свободным от натуральной оспы. Однако и после этого Ходакевичу не суждено было вернуться в Москву. Его перебросили в Африку. Он едет в качестве руководителя группы советников ВОЗ в Эфиопию. Оспы, как считалось, там уже не было, но этот факт еще требовалось официально доказать. Два года врачи отслеживали ситуацию, раз в квартал обходя каждый дом во всех городах, поселках и многотысячных поселениях, разбросанных на холмах эфиопского высокогорья. Жителям говорили: "Если увидите у соседа или приятеля на теле сыпь, немедленно сообщайте врачам". За каждый выявленный случай натуральной оспы было обещано до тысячи долларов вознаграждения - сумасшедшие деньги для местных жителей. Все это принесло свои плоды. В 1979 году Эфиопия стала одной из последних стран Африки, объявивших победу над оспой.

Наперегонки со временем

В 70-е годы еще один советский специалист оказался на передовой инфекционной войны. Руководителем противооспенной программы в Пакистане в конце 1970 года ВОЗ назначила эпидемиолога Гассана Сулейманова. Но прибыть к месту назначения он смог только весной следующего года. В стране шли боевые действия: пакистанская армия подавляла восстание в Восточном Пакистане, гибли тысячи людей. Вдобавок назревала очередная индо-пакистанская война. "Начинать работу надо было практически с нуля, - вспоминает Сулейманов. - Медицинского персонала нет, дорог и средств связи тоже. На несусветной жаре все время хотелось пить, еда не лезла в глотку. За семь месяцев я, и так не имевший лишнего веса, потерял 15 кило".

Жизнь была в разъездах - за день Сулейманов покрывал до 400 километров. Несколько раз машина советника ВОЗ случайно выскакивала прямо к линии окопов. Вообще работать в стране, которую при поддержке СССР разгромила Индия, было, мягко говоря, небезопасно. Иногда, как бы невзначай, врача из СССР провозили мимо сгоревшего поезда: "Это работа вашего МиГа, много людей погибло". Или показывали воронку метров десяти в диаметре, замечая мимоходом: "Это ваша "Сушка" ракетой долбанула..." В работе был очень важен фактор времени: оперативная (в идеале - в течение двух недель после появления первого случая) вакцинация людей в очаге вируса обеспечивала прекращение передачи инфекции. Не успеешь - разразится эпидемия. "Мы постоянно состязались со временем - кто кого, - говорит доктор Сулейманов. - И победили!" К 1974 году весь Пакистан был полностью освобожден от инфекции.

Не стоит благодарности

Светлана Маренникова показывает "Итогам" документ, который бережет как зеницу ока: это Декларация о глобальной ликвидации оспы, в которой говорится, что оспы на Земле больше нет. Под историческим документом стоят несколько подписей членов международной комиссии, две из них - советских специалистов: главного государственного санитарного врача СССР Петра Бургасова и профессора Маренниковой. Кстати говоря, единственной женщины в комиссии. С тех пор прошло 30 лет. Бывший генеральный директор ВОЗ доктор Хафдан Малер сравнил ликвидацию оспы с прорывом человечества в космос. "Если бы мы не остановили оспу, на планете умерли бы сотни тысяч человек, - говорит Гассан Сулейманов, - ведь смертность от нее в разных районах составляла в среднем 30 процентов, а в самых тяжелых случаях - до ста!" На этом фоне мы, победившие оспу, выглядим странно. "Полностью отсутствует не только желание как-то отметить знаменательное событие, но даже интерес к этой теме, - говорит Светлана Маренникова. - Подобную позицию еще можно понять, если бы речь шла о чем-то малозначительном. Но здесь - эпохальное свершение, каких за весь XX век в отечественной медицине было не так уж много. Вклад в программу такого масштаба - это вопрос престижа для любого государства, предмет его законной гордости. И поэтому мы не должны забывать, что программа была инициирована и обоснована нашей страной, которая к тому же внесла огромный вклад в ее осуществление и победное завершение". Достаточно вспомнить хотя бы бесплатные поставки 1,5 миллиарда доз высококачественной вакцины.

- Быть может, отчасти из-за нашей пассивности в зарубежной прессе и в юбилейных изданиях появляются утверждения, что программа началась только с 1967 года, когда в нее включились американцы, - говорит Светлана Маренникова. - В то время как на самом деле СССР разработал ряд противооспенных мероприятий на девять лет раньше. Не отрицая вклада США, я и мои коллеги считаем, что это никому не дает права переписывать ход программы на свой лад, искажая исторические факты.

Иногда победителей оспы спрашивают, какие награды они получили за работу. Вопрос ставит их в затруднительное положение: неловко признаваться, что им даже не сказали "спасибо".

Снова на прививку?

Враг повержен, и с того времени прививки против натуральной оспы были прекращены. Образцы вируса сохранили в некоторых вирусологических центрах: в частности, в России штаммы хранятся в Кольцове под Новосибирском. В 1999 году эксперты ВОЗ предложили вообще уничтожить штаммы вируса за ненадобностью. Кажется странным, что такая идея кому-то пришла в голову, и, к счастью, все же было решено хранить вирус бессрочно. Смысл? Поколение до 30 лет в принципе не имеет иммунитета против оспы, а те, кому больше 45, постепенно его утрачивают. К тому же в природе еще здравствует африканский вирус оспы животных, генетически близкий к побежденному. Более того, угроза биотерроризма в XXI веке заставила вернуться к разработкам новых поколений оспенных вакцин. Например, в 2002 году в США возобновились прививки для военнослужащих, отправлявшихся в Ирак. Для вакцинации использовали старые запасы иммунопрепаратов, изготовленных еще в 70-е годы. Не логично ли сегодня вообще задуматься о возобновлении массовой вакцинации? Мнения ученых на сей счет расходятся. Но большинство все же считают, что в нынешней ситуации на это идти не стоит. Еще неизвестно, как отреагирует организм: сегодня другое поколение, другая экология, и этот эксперимент мог бы стать небезопасным. Очевидно лишь одно: окончательную точку в истории взаимоотношений человека и оспы ставить рано.

История болезни

Князь Оспенный и сирота Вакцинов

Натуральная оспа многие века потрясала человеческое воображение внезапностью возникновения и огромным количеством жертв. Это острое вирусное заболевание, которое в типичных случаях характеризуется общей интоксикацией, лихорадкой, своеобразными высыпаниями на коже и слизистых оболочках. У больных в течение болезни возникают признаки токсической энцефалопатии: нарушение сознания, бред, возбуждение, у детей - судороги. Ученые предполагают, что родина болезни - древние Индия и Египет. За пределы этих стран вирус вышел в IV веке нашей эры. В продолжение веков болезнь губила без разбора солдат и паломников, королевские семьи и первобытные племена, население городов и деревень. Жертвами оспы были английские королевы Елизавета I и Мария II Стюарт, император Священной Римской империи Иосиф I, русский царь Петр II, король Франции Людовик XV...

Испанские конкистадоры завезли оспу в Америку и даже пользовались ею как бактериологическим оружием в истреблении индейцев. Захватчики специально не уничтожали одежду и одеяла умерших от оспы людей. Индейцы охотно забирали изделия из диковинных тканей. И среди аборигенов Америки вспыхивали эпидемии. Только в 1520 году оспа унесла в Мексике 3,5 миллиона жизней, а в 1576-м погубила свыше двух миллионов человек в Перу.

До России оспа добралась в XV веке. А в 1610 году ее завезли в Сибирь, и здесь она произвела настоящее опустошение, истребив около трети населения. С тех пор болезнь прочно прижилась в нашем государстве, унося в иные годы до двух миллионов человеческих жизней. Во время одной из эпидемий в России напуганная Екатерина II приказала сделать ей прививку. Придворный врач англичанин Томас Димсдель отыскал в Пскове мальчика, заболевшего легкой формой оспы, и в 1768 году сделал прививку императрице и наследнику престола Павлу. Прививка удалась, и в благодарность царица пожаловала больному мальчику княжеский титул и нарекла его князем Оспенным.

В 1796 году английский сельский врач Эдуард Дженнер доказал, что заражение человека натуральной оспой после того, как ему была привита оспа коровья, не вызывает развития "черной заразы". Он привил восьмилетнему мальчику коровью оспу, а через полтора месяца заразил его оспой человека. Мальчик не заболел. После ряда нападок со стороны скептиков и религиозно настроенных обывателей метод прививки по Дженнеру был принят повсеместно. Новый метод получил название вакцинации, от латинского слова vacca - "корова". Им пользуются и сейчас. Состоит он в том, что на кожу наносят вирус коровьей оспы. Через пять лет после своего возникновения вакцинация докатилась до России. Первую прививку сделал профессор Ефрем Мухин ребенку из сиротского дома. В честь этого события малышу были пожалованы дворянство, пожизненная пенсия и присвоена фамилия Вакцинов. Постепенно вакцинация в нашей стране стала привычным явлением, но до революции прививки получили немногим больше четверти населения страны. Лишь в годы советской власти они стали обязательными. В апреле 1919 года соответствующий декрет подписал Ленин. Менее чем через 20 лет с оспой в нашей стране было покончено.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера