Архив   Авторы  
Строительство депозитарно-реставрационного комплекса заморожено. Теперь архитекторам предстоит решать заново, каким станет свободный пятачок земли у стен Кремля

Творцовый переворот
Общество и наукаExclusive

Депозитарий «по-московски» отменяется. С кремлевскими музеями предстоит разбираться федеральным властям

 

На прошлой неделе во время общественного совета при мэре Москвы, где в очередной раз решалась судьба депозитария Музеев Кремля на Боровицкой площади, случилась сенсация: временно исполняющий обязанности мэра города Владимир Ресин признал, что обсуждаемый проект — ошибка, и предложил аннулировать результаты конкурса, в результате которого он появился. А поскольку объект этот федеральный, строится на федеральные деньги и хранить в нем намереваются национальное достояние страны, то временный глава столицы дипломатично дал понять: надо проводить новый, более солидный конкурс силами Союза архитекторов России и Российской академии архитектуры и строительных наук. Логика безупречна: раз местные органы власти не справились, вызвали лишь гнев горожан и экспертов, значит, не их уровня это дело. Есть подозрение, что и в нескончаемых общественных скандалах участвовать мэрии тоже надоело — запал уже не тот.

Холм преткновения

Не секрет, что истории обустройства Боровицкой площади уже больше десяти лет, проектам потеряли счет и многие маститые архитекторы потерпели здесь фиаско. Впрочем, от этого не застрахованы и те зодчие, которые рискнут поучаствовать в новом конкурсе. Итак, какие подводные камни им придется обойти, чтобы не повторить ошибок предшественников?

Самая крупная скала, которая давно видна на поверхности, — это масштабы будущего депозитария. Эксперты считают, что новое здание не должно мешать людям любоваться на Кремль. «Главным объектом у нас в городе является Кремль, — поделилась своим мнением заслуженный архитектор России Зоя Харитонова. — Само строительство депозитария на Боровицком холме — очередной пример того, что мы опять бездумно развиваем пространство около Кремля». По мнению экспертов, на фоне главного памятника Москвы уже были совершены непоправимые градостроительные ошибки: Манежная площадь, гостиницы... Самое главное, что пугает экспертов, — кремлевские стены визуально потеряют масштаб. «Если высота стен составляет от 5 до 19 метров, то здание более 20 метров, да еще и перекрывающее визуальные связи с Кремлем, просто поглотит эти стены и башни. Кремль держится за счет воздушного пространства, существующего вокруг, — это Васильевский спуск, Красная и Манежная площади, Александровский сад и пока еще сохранившийся простор Боровицкой площади», — говорит Харитонова. Похоже, что в условиях нового конкурса придется особо тщательно оговорить максимальную высоту депозитария.

Впрочем, изменение параметров комплекса — это не только проблема эстетического свойства, но и юридическая необходимость, обозначенная в заключении экспертов из Москомархитектуры. «Мы подняли архивные материалы за 2005 год, в которых сказано, что максимально допустимая высота комплекса может составлять 16,5 метра с понижением восточного крыла здания до 8 метров, — огорошил своим заявлением руководитель Комитета по культурному наследию города Москвы Валерий Шевчук. — Тогда специалисты указали на необходимость проведения компьютерной и видеовизуализации для уточнения архитектурного вида проектируемого комплекса. Данных об этой визуализации до сих пор нет». Что означает это заявление, не очень ясно: даже в прессе публиковались панорамные виды площади с разных точек вместе с депозитарием. Впрочем, это могли быть недостаточно проработанные виды, так что для нового конкурса придется сформулировать еще и требования к ним.

К тому же, как выяснилось, показатели высотности здания — вещь довольно лукавая. Высота 22 метра, которая фигурировала в «зарубленном» проекте, получалась при измерении от основания холма, а 16 метров — от его вершины. Игра цифрами стала понятна, когда уже после совета главный архитектор обмолвился в кулуарах, что «теперь взгляд на историческое наследие немного поменялся, он стал соответствовать охранному законодательству». Кстати, не все участники совета поддержали пересмотр масштабов комплекса. Так, например, главный архитектор Центра историко-градостроительных исследований Борис Пастернак уверен, что для этого объекта подойдет как раз тот масштаб, который был.

На Боровицких высотах

Вторая проблема, все эти годы не позволявшая экспертам достигнуть единого мнения, — архитектурный стиль будущего здания. Еще в 1997 году, когда был объявлен конкурс на лучшую архитектурно-пространственную организацию этой территории, победил архитектор Евгений Розанов, который решил здание депозитария в классическом стиле, с полуротондой, с колоннами практически во всю длину фасада. Тогда этот вариант был принят условно — ротонда накладывалась на вид Дома Пашкова с некоторых точек, а потому требовалась некоторая переработка в процессе создания реального проекта. Дефолт 98-го года заставил градостроителей перевести идею обустройства уникальной территории в режим вялотекущей работы. Результаты, достигнутые группой по доработке проекта, которую долгое время возглавлял сам Розанов вместе с Михаилом Посохиным, обсуждались на общественном совете только в 2006 году. Накануне было представлено несколько десятков архитектурных решений: от неоклассики до модернизма и даже авангарда. Внимание экспертного сообщества было обращено на три работы: в духе помпезной классики, в минималистской манере (то самое «стекло, в котором отражаются облака и окружающая застройка» — о нем недавно упоминала директор музея-заповедника «Московский Кремль» Елена Гагарина) и очень современный проект с чертами органической архитектуры. Все три вышли «из-под пера» архитектора Владимира Колосницина, когда тот работал над розановским проектом. Тогда он говорил: «Возникла мысль о том, что в этом месте могло бы появиться здание современной архитектуры: плавные линии, создающие новый ландшафт». Интересно, что именно современный вариант был на ура воспринят экспертами и заказчиком. Журнал «Итоги» тогда провел свой независимый опрос, показавший, что москвичам этот проект пришелся по душе. Но власти отправили проект на доработку (теперь уже никто не стесняется говорить, что это было решение Юрия Лужкова). К тому времени основным архитектурным приемом, окончательно утвердившимся в столице, стало копирование классики. Псевдоклассику стали выдавать за архитектурный облик, востребованный обществом. На прошлой неделе внешний вид, который в результате этой доработки приняло здание, удостоился самых колких комментариев. В тот вечер в выражениях не стеснялся не только врио мэра Ресин. «Сундук», «безобразие», «санаторный корпус» и даже «ужас Кагановича» — это всего лишь часть хлестких эпитетов, которыми публика наградила обсуждаемый проект. Конечно, надо учесть, что это произносилось людьми, у которых наболело. Но если говорить серьезно, то вопрос о внешнем облике любого объекта — архитектурного, художественного и т. п. — лежит в поле экспертного обсуждения и компромисса. Ведь сколько людей, столько и мнений: в прекрасном Лондоне «яйцо» Фостера одни и по сей день считают уродством, другие — шедевром. Это все к тому, что судить будущий конкурс надо не только российским академикам архитектуры (результаты всех наших внутренних конкурсов известны — почти каждый заканчивался скандалом), придется приглашать экспертов с мировым именем. Правда, надо быть готовым к тому, что они выберут какой-нибудь жесткий хай-тек, и заранее смириться с этим авторитетным мнением.

Чистый «функционал»

Третья и тоже немаловажная составляющая, при обсуждении которой страсти всегда накалялись до предела, — функциональность комплекса. Согласно замыслам 1997 года культурный центр должен был включить в себя Российскую государственную библиотеку с Домом Пашкова, Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и новые здания, где планировали разместить выставки Музеев Кремля и его вспомогательные помещения. Сегодня мнения разделились: одни говорят, что депозитарий должен быть исключительно «функционалом», то есть иметь реставрационные мастерские, фондохранилища и прочие служебные составляющие Музеев Московского Кремля. Другие уверены, что это создаст еще одну мертвую зону в историческом центре, и так закрытом для большинства москвичей. «Жители города ожидают, что это место станет доступным и публичным, а наличие всего лишь двух небольших выставочных залов на сегодняшний день эту задачу не решает, — поделился своим мнением архитектор Борис Пастернак. — Стоило бы пересмотреть функциональность здания. Комплекс отдать под залы, а реставрационные мастерские задвинуть в помещения Музеев Кремля в Лебяжий переулок».

Чтобы не перебрать с объемом и сохранить сразу две функции, некоторые специалисты предложили «зарыться» под землю. «Именно подземные пространства позволяют спасти исторический центр в современных условиях, — считает архитектор Никита Шангин. — Можно сделать так, чтобы сам холм стал искусственным и в то же время продолжал оставаться зеленым, а все функциональные помещения при этом разместились бы внизу». Идея неплохая, жаль, что малоперспективная. Так, например, подземную часть самого депозитария (согласно прежнему проекту —12 тысяч квадратных метров) с трудом удалось втиснуть на рабочих планах в восьми метрах от перегона между станциями метрополитена «Кропоткинская» и «Библиотека имени Ленина». Говорить об увеличении подземных объемов в таких условиях не приходится.

Звучали и более оригинальные решения. Так, например, архитектор Зоя Харитонова предложила переселить фонды в здание ГУМа, перестав использовать его как магазин. В свою очередь координатор общественной организации «Архнадзор» Наталья Самовер считает, что лучше перевести национальное достояние в Средние торговые ряды, потеснив Федеральную службу охраны.

Еще один острый камень, о который могут споткнуться авторы будущих проектов, — транспортное обоснование. До сих пор никому из проектировщиков не удалось добиться решения вопроса автомобильной и пешеходной доступности. «Нет ни одного подземного перехода, который вел бы к этому объекту, — говорит Борис Пастернак, — попасть сюда можно, разве что пройдя через Александровский сад или от станции метро «Библиотека имени Ленина», а это недопустимо». Врио мэра четко дал понять, что строительство депозитарно-реставрационного комплекса в этом месте вообще не имеет смысла без подземных переходов. Главный архитектор со знанием дела парировал: в районе Боровицкой площади слишком тесный клубок из подземных объектов и коммуникаций, и идея с переходами может не найти своего воплощения. Видимо, к решению этого вопроса в будущих конкурсных проектах будет приковано особое внимание.

Всемирный минкульт

Никуда не исчезла и проблема с охранной и буферной зонами архитектурного ансамбля Московского Кремля. В 1990-х годах Кремль, Красная площадь и Александровский сад попали в список особо ценных объектов России, а затем в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Одна печаль: Московский Кремль внесли в охранный лист с несформированной буферной зоной. Зачем нужна буферная зона? Об этом говорится в Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия: «В целях эффективной защиты номинированного объекта буферная зона — это окружающая номинированный объект территория, которая имеет дополнительные юридические и/или основанные на обычае ограничения на ее использование и развитие, дающие дополнительный уровень защиты объекта».

Любые изменения в буферной зоне должны быть согласованы с ЮНЕСКО. Иначе организация может выразить недовольство, как это было, например, в случае со Средними торговыми рядами, где разрушили внутренние корпуса здания. Хранители высказали претензию российскому правительству, и корпуса восстановили. Зона, впрочем, с тех пор более четких границ не приобрела. Во время сессии Комитета всемирного наследия, прошедшей летом этого года в Бразилии, появился меморандум следующего характера: «Глубоко сожалеем, что государственные органы не предоставили ни доклад о состоянии и сохранности объекта, ни дополнительную информацию о плановом управлении, созданных буферных зонах, о совершенствовании правовых и организационных механизмов...» Тогда комитет в очередной раз обратился с просьбой к российским государственным органам представить к 1 февраля 2011 года доклад о планах развития этого района. Значит, без плана просто не будет возможности даже формировать конкурсное задание. Или ЮНЕСКО посчитает любой новый проект незаконным и поставит вопрос о снятии Кремля со всемирной охраны.

А будет ли депозитарий?

В конце общественного совета, когда стало ясно, что в истории с депозитарием будет поставлено жирное многоточие, а в участии в этом деле московских властей — точка, с лица главного архитектора города не сходила улыбка: «Пусть федеральные академики проводят конкурс, мне денег на его проведение на этот год искать негде».

Директор музея-заповедника «Московский Кремль» вышла из зала, не прокомментировав решение чиновников. Это и неудивительно, потому что бюджетные средства на строительство нового здания Елена Гагарина выбивала на протяжении десяти лет. Музеям Кремля очень-очень нужен депозитарий. А теперь, как сообщили в мэрии, ордер на вторую очередь строительства отобрали, госконтракт будет аннулирован и претензии строительной фирмы, реализующей проект, будут рассматриваться в суде. История снова затянется на месяцы, а может, и на годы.

Справедливости ради надо сказать, что дискуссия вокруг строительства в районе Боровицкой площади возникла не вчера. Ее можно смело назвать историей с бородой. В этом сюжете отчетливо проступают основные вехи развития архитектуры города или тенденции градостроения «по-лужковски». Теперь ревнители старины могут вздохнуть спокойно: в ближайшее время у стен Кремля вряд ли появится новодел. Академикам от архитектуры тоже больше не придется пенять на чью-то злую волю и дурной вкус. Сейчас появилась возможность сделать все как надо: правильно и в соответствии с законом сформулировать задание на новый проект, провести честный конкурс. Хочется верить, что у них получится. Может быть, в результате этой работы станет наконец понятно, нужно ли вообще у стен Кремля новое строительство. Ведь для хорошего музея, по словам Владимира Ресина, участок земли в городе всегда найдется.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера