Архив   Авторы  
Военная авантюра в Южной Осетии дорого обойдется грузинскому руководству, считают большинство политиков и экспертов. На фото: разрушенный Дом Правительства Южной Осетии

Война и мир
Политика и экономикаГлавная тема

Какими будут политические и правовые последствия кавказской войны?

 

"Итоги" обратились к ведущим политикам и общественным деятелям России и зарубежных стран с двумя вопросами:

1. Каким должен быть международно-правовой статус Абхазии и Южной Осетии?

2. Какой, по вашему мнению, будет дальнейшая политическая судьба Михаила Саакашвили?

Сергей Миронов, спикер Совета Федерации

1. Для меня очевидно, что обратной дороги для этих двух республик после того, что совершил Саакашвили, нет. Я не говорю о немедленном включении Абхазии и Южной Осетии в состав России. Так вопрос не стоит. Сами для себя они определили задачу так: первый этап - независимость. Если мы их признаем, наши войска по просьбе этих республик могут остаться там в качестве гаранта от нападения. Но я не исключаю, что Абхазия и Южная Осетия могут попроситься в состав России. На этот счет в российском законодательстве предусмотрена соответствующая процедура. Будет она запущена или нет, я сказать не готов. Политическое решение - за президентом России. Если поступит сигнал, Совет Федерации способен собраться в течение шести часов.

2. Я не сомневаюсь, что агрессор приговорен к политической смерти. Он должен быть осужден за преступления против человечности и геноцид. Я видел в телевизионных новостях митинг в Тбилиси, где все праздновали "победу" Грузии. Это напоминало истерику, массовый психоз. Гораздо больше меня впечатлил другой эпизод - очень хорошо, что его увидел весь мир, - когда Саакашвили, испугавшись мнимого обстрела, струсил и побежал. Это позор для мужчины, для политика, наконец, для грузина. Даже если была угроза, будь мужчиной, веди себя достойно или умри как герой. Вся сущность этого человека отразилась в этом эпизоде. Да и мог ли здравомыслящий политик ввергнуть свою страну в такую авантюру? И сейчас счет потерям только начинается. Когда в грузинские села и города начнет поступать страшный "груз 200" - а потери с той стороны были немалые, - матери Грузии спросят его, за что погибли их сыновья. Пусть Саакашвили им ответит! Думаю, что конец его политической карьеры близок: сколько бы веревочке ни виться...

Дмитрий Песков, пресс-секретарь председателя­правительства РФ

1. Последующий статус двух республик - вопрос сложный. В первую очередь он должен решаться самими этими республиками, и, по идее, в результате их переговорного процесса с участием Грузии. При этом Российская Федерация, безусловно, должна продолжать оставаться гарантом любых договоренностей, которые могут быть достигнуты между ними в будущем. Это вариант развития событий, основанный на международном праве и общечеловеческой логике. Однако после того, что натворила в Южной Осетии Грузия, трудно себе представить осетин за одним столом переговоров с грузинами. Кроме того, сейчас уже невозможно не прислушиваться к заявлениям представителей Южной Осетии о невозможности дальнейшего пребывания республики в составе Грузии. Из этого и надо исходить.

2. Безусловно, согласно распоряжению президента России, соответствующие органы будут продолжать сбор доказательств преступлений против человечности (геноцид, этнические чистки и так далее), которые совершили в ходе недавнего нападения на Южную Осетию грузинские военные. Нет также сомнений, что рано или поздно появятся доказательства в отношении того, кто именно отдал приказ о начале этой бесчеловечной авантюры.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы

1. Сейчас нужно вернуться к статус- кво, но в перспективе в Грузии должны пройти выборы, и уже новый президент встретится с руководителями Южной Осетии и Абхазии, с представителями России и договорится о будущем этих территорий. Можно добиться ситуации, когда русские войска будут стоять в Сухуми, в Гудауте и в Цхинвали, что полностью обезопасит осетин и абхазов. И при этом, чтобы грузины были довольны, будет сохраняться территориальная целостность Грузии.

2. Саакашвили надо уехать, пока его не растерзали грузинские политические силы, там тоже много вооруженных группировок, и не все им контролируются. Не надо пугать его трибуналом, любые угрозы возможного возмездия только создают нервозную обстановку, он и так как загнанный зверь, мы же видели, как он бросился на землю, увидев какой-то самолет.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ

1. Мы предлагали в Думе признать итоги референдумов в Южной Осетии и Абхазии. На этих референдумах они приняли решение по сути о вхождении в Россию или по крайней мере о признании их самостоятельными республиками. После того что натворил Саакашвили, никогда Южная Осетия и Абхазия вместе с Грузией жить не будут, что бы ни делали и какие бы решения ни принимали, поэтому нужно смотреть на реалии.

2. Что касается политического трупа Саакашвили, то это стопроцентный преступник. И его необходимо судить. Международных инстанций, которые могут заняться его преступлениями, хватает. И еще, надо заставить Саакашвили и его клику заплатить компенсацию за ущерб, который они нанесли.

Ариэль Коэн, руководитель российских и евро­азиатских программ "Хэритидж фаундэйшн"

1. У меня совершенно однозначное мнение относительно статуса Южной Осетии, как, впрочем, и Абхазии - путем переговоров и в рамках суверенитета Грузии они должны стать полными автономиями, как это им и предлагал Тбилиси. Возможно, под какими-то международными гарантиями. При этом, разумеется, должно быть обеспечено право на возвращение грузинских беженцев туда, откуда они были изгнаны.

2. Я сильно сомневаюсь, что Соединенные Штаты или Западная Европа станут поддерживать какие-либо обвинения, тянущие на военные преступления, против президента Саакашвили. И вообще, где может быть создан такой трибунал? В Цхинвали, что ли? В этом случае у него не будет никакой международной легитимности. В Москве? Так это будет прямой демонстрацией, что Россия стала одной из сторон в конфликте. Если же Россию в самом деле что-то беспокоит в правомерности действий грузинского руководства, так она может обратиться в Международный суд в Гааге, и пусть он решает, есть ли состав преступления в действиях Михаила Саакашвили.

Рональд Суни, профессор социальной и политической истории Мичиганского университета, специалист по Кавказу

1. Можно предвидеть усиление позиций России на Кавказе. Очевидно, она будет стремиться удержать в зоне своих интересов и Южную Осетию, и Абхазию. Я не думаю, что российское правительство намерено выходить за рамки этих целей. Продолжение агрессии против Грузии лишит Россию даже малейших признаков легитимности ее действий. Вместе с тем после атаки грузинских войск на Цхинвали очень трудно представить себе Южную Осетию и Абхазию составной частью Грузии. Что касается официального признания их независимости, то для России оно нежелательно, потому что воскрешает драму Чечни. На примере Косово Россия продемонстрировала свое принципиальное неприятие попыток этнических анклавов добиваться независимости.

2. Дни Саакашвили как лидера Грузии сочтены. Хотя в настоящее время оппозиция приостановила критику, она, безусловно, возобновится. Неизбежны вопросы: а зачем надо было атаковать Цхинвали? Такой ли лидер нам нужен? Что касается предания Саакашвили суду, то на это недостаточно оснований. К тому же международное общественное мнение симпатизирует Грузии.

Рене Андре, член Счетной палаты Франции

1. Будущий правовой статус Южной Осетии и Абхазии может быть определен после проведения нового референдума в этих республиках. Прецедентом международное сообщество вполне может считать Косово. Сохранять же статус-кво, существовавший до грузинских бомбежек, мне кажется сегодня нереальным.

2. Саакашвили ведет свою страну в пучину тяжелых испытаний. Он стал игрушкой в руках американцев, которые захотели протестировать огнем россиян, - и вот что из этого получилось. Уверен, со временем Саакашвили и его окружение ответят за развязанную ими агрессию. Решать же их судьбу должны их соотечественники, никто более.

Александр Горелик, директор Информационного центра ООН в Москве

1. Статус непризнанных республик по логике должен быть таков, о каком договорятся Россия и Грузия при под­держке мирового сообщества.

2. Что касается судьбы Михаила Саакашвили, то в подобном случае решение принимается международным органом - либо это Совет Безопасности ООН, либо с такой инициативой может выступить, условно говоря, Международный уголовный суд.

В СБ вопрос об ответственности того или иного лидера может поднять любое государство.

В правовом поле

Объединенные нации

На вопросы "Итогов" ответил постпред России в ООН Виталий Чуркин .

- Насколько реально предполагать, что СБ ООН достигнет консенсуса по ситуации вокруг Осетии и Абхазии?

- Вполне реалистично ожидать, что Совет Безопасности придет к единому решению. Нужно только принять договоренности Медведева - Саркози по шести принципам урегулирования. В них четко зафиксированы главная суть проблемы и пути ее решения. Конечно, резолюция может обрасти дополнениями. Например, мы будем добиваться, чтобы в нее был включен пункт об осуждении курса грузинского руководства, которое развязало военную авантюру в Южной Осетии. Когда убивают мирных жителей и миротворцев, нарушают соглашения, нельзя принимать резолюцию, в которой на это не было бы прямо указано. Мы понимаем, что такие формулировки вряд ли вызовут энтузиазм у западных партнеров. Удивляться не будем. Выработка решений СБ в кризисных ситуациях всегда сопряжена со сложностями. Но мы начали эту работу, и я исхожу из того, что она может быть успешно завершена.

- Пресса в последние дни озвучивает предложения по замене российских миротворцев в регионе на "голубые каски" ООН...

- А зачем их менять? Российские миротворцы обладают необходимым статусом и достаточной правовой базой для выполнения возложенной на них миссии. Хочу напомнить, что они были направлены туда после известных международных соглашений 1992 года. Российские миротворцы там останутся, поскольку только Россия может гарантировать безопасность жителей Южной Осетии. Что касается ООН и других международных организаций, то речь может идти об усилении наблюдательной функции в этом регионе. В настоящее время в Южной Осетии находятся наблюдатели от ОБСЕ. Почему-то так исторически сложилось, что Абхазией больше занимается ООН, а Южной Осетией - ОБСЕ. Но наблюдателей ОБСЕ там мало, и численность их может быть увеличена. Кстати, и ЕС проявляет к этому интерес. Но нам предстоит совместно выработать новый формат наблюдательного процесса. Между прочим, не надо забывать, что соглашения начала 90-х никто не отменял.

- Какую роль может сыграть ООН в привлечении к ответственности, в том числе судебной, Михаила Саакашвили?

- Мы сделали ряд заявлений на этот счет. Действия Саакашвили в Южной Осетии можно охарактеризовать как геноцид и этническую чистку. Полагаю, это весомый материал для Международного уголовного суда в Гааге. Сейчас началась серьезная работа по сбору соответствующей доказательной базы.


Олег Сулькин

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера