Архив   Авторы  
По словам Олега Морозова, политическая конструкция зиждется на «трех китах» - президент, премьер и «Единая Россия», - страхующих друг друга от «экзотики и самодурства». На фото: Дмитрий Медведев, Владимир Путин и Борис Грызлов на съезде «ЕР»

Золото партии
Политика и экономикаВ России

«Если спросить нашу оппозицию, чем же вам не нравятся Путин и Медведев, они ответят примерно следующее: «И тот, и другой из золота, это правда. Но этого золота маловато», - говорит член Бюро Высшего совета «Единой России» Олег Морозов


 

«Единая Россия» на пике политического успеха: партия имеет конституционное большинство в парламенте, ее лидер возглавляет правительство. Но почивать на лаврах не приходится - новой властной конструкции предстоит пройти проверку на прочность. Как будут складываться отношения в треугольнике президент - премьер - партия? В интервью «Итогам» на эту тему размышляет политик, имеющий неофициальный статус главного идеолога партии власти, член Бюро Высшего совета «ЕР», первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов.

- Олег Викторович, с момента создания «Единой России» ее главный лозунг был «Вместе с президентом». Остается ли он в силе сегодня, после смены власти в Кремле?

- Лозунг «Вместе с президентом» можно толковать в двух смыслах. В одном случае он играл роль предвыборного слогана - каждая партия должна давать какой-то важный сигнал избирателю. Но он по-прежнему актуален как отражение политической стратегии «Единой России». Президент Медведев является главным действующим лицом того курса, который начат Путиным и который рассчитан еще на двенадцать лет - в рамках «Стратегии-2020».

- Известно, однако, что Дмитрий Медведев критически относится к краеугольному камню идеологии «ЕР» - термину «суверенная демократия». Можно ли говорить об идеологических расхождениях между партией и президентом?

- Я никогда не слышал из уст Медведева, что он категорически не согласен с этим понятием. Более того, когда Дмитрий Анатольевич был выдвинут кандидатом в президенты, он должен был опубликовать свою предвыборную программу. Так вот, он опубликовал программу партии «Единая Россия» - ту, с которой мы шли на выборы 2007 года, не изменив ни единой строчки! Если вы откроете ее, то легко обнаружите термин «суверенная демократия».

- То есть вам удалось переубедить президента?

- Точнее было бы сказать, что в мировоззрении Дмитрия Анатольевича нет ничего такого, что диктовало бы ему несогласие с трактовкой политической системы России как суверенной демократии.

- Насколько устойчивой представляется вам получившаяся властная конструкция? И каким видит свое место в ней «ЕР»?

- Эта конструкция традиционна с точки зрения, скажем, послевоенных европейских политсистем. В ней есть авторитетный глава государства, правительство, сформированное по итогам парламентских выборов, и глава этого правительства, который одновременно является лидером победившей партии. «Единая Россия» доминирует сегодня в обеих палатах Федерального собрания и практически во всех органах законодательной власти субъектов Федерации. Наша партия является элементом, скрепляющим всю политсистему снизу доверху. Это, если хотите, ее политический и идеологический стержень.

- Понятно: руководящая и направляющая сила.

- Нет, не руководящая и направляющая. Разница с КПСС в том, что, во-первых, идеология «Единой России» не является общегосударственной. А во-вторых, это партия, которая конкурирует с другими на выборах. Меня умиляли, кстати, крики, которые раздавались в 2003 году со стороны оппозиции: «Ой, ой, ой, победило пропрезидентское большинство». Помилуйте, до 2003 года за все время существования новой России никогда не побеждала партия, которая ассоциировалась с действующей властью...

- Зато после 2003-го перестали побеждать какие-либо другие.

- В этом, вновь подчеркиваю, нет ничего специфически российского. Такой же расклад был характерен, например, для послевоенной Германии, где долгие годы доминировал блок ХДС-ХСС, для определенного этапа развития Великобритании, для Франции эпохи де Голля, для Японии. Я называю это ответственной властью. Власть безответственна тогда, когда формально и неформально не отвечает за то, что она делает. «Неформально» потому, что сама ничего сделать не может, а «формально» потому, что в оправдание говорит: «Меня не любит Дума, меня не слушаются губернаторы. Так что, извините, как есть, так и рулим». А сегодня мы имеем другую конструкцию, когда все понимают, кто «рулит».

- Не скажите, это тоже является предметом горячих споров. Гарантировать полное единство взглядов президента и премьера, очевидно, невозможно.

- Да, сегодня часто можно слышать: как представить, что между Медведевым и Путиным не будет разногласий? Да никак нельзя представить! Наверное, между ними будут разногласия, наверное, между ними будут споры.

- И какой в этом случае будет позиция партии?

- Есть такой убийственный - своей клинической глупостью - вопрос, который задают ребенку: «Кого ты больше любишь - папу или маму?» Примерно так и здесь. Один по Конституции - президент, другой - глава правительства, полномочия обоих строго очерчены. Если у них возникают разногласия, то они должны решаться: а) в рамках процедур, предусмотренных Конституцией и законом, б) в рамках мало известной мне системы личных отношений этих двух людей. Как уж они это будут делать - их личное дело. Могу представить себе некую сложность этой ситуации, потому что, во-первых, Путин был восемь лет президентом, во-вторых, он старше по возрасту, в-третьих, у него огромный политический опыт, в-четвертых, он очень популярен и авторитетен. Тем не менее уверен, что как разумные люди они всегда смогут договориться. Вмешательства в это «Единой России», какого-либо решения о том, на чью сторону встать, на мой взгляд, просто не может быть. У политической партии, пусть даже доминирующей, нет задачи быть арбитром в диалоге между президентом и премьером.

- В общем, будете придерживаться нейтралитета.

- Нет, будем выполнять функции партии, у которой есть свои задачи. Кроме того, я просто не могу представить себе ситуацию, когда Путин и Медведев не по каким-то частным вопросам, а идеологически и политически в части стратегии развития России окажутся по разные стороны баррикад.

- Тем не менее выходит, что прочность получившейся конструкции зависит главным образом от хороших отношений между лидерами страны. Не слишком велика роль личностей в истории?

- Все ровно наоборот. Как раз до того, как возникла нынешняя модель, и можно было говорить о необъятном, а в каких-то случаях катастрофическом, влиянии личности на ход исторического процесса. Борис Николаевич Ельцин - во второй половине своей политической карьеры - не имел и сотой части той политической поддержки, которую имеют сегодня Медведев и Путин. Но при этом он был совершенно самовластным сувереном, мог, извините за термин, вытворять все, что угодно, - раздавать должности, собственность. И никто с ним ничего не мог сделать - ни парламент, ни губернаторы, ни пресса. Сегодняшняя конструкция, напротив, очень устойчива и абсолютно прозрачна. Три ее кита - это Медведев, Путин и «Единая Россия». И как бы ни велика была роль личностей - а она действительно колоссальна, - в этом треугольнике невозможна никакая политическая экзотика, никакое самодурство. Другие части конструкции никогда этого не позволят. Если хотите, это была гениальная задумка Путина.

- Ваши оппоненты оспаривают регистрацию нового устава «ЕР». Одна из главных претензий - партию не может возглавлять беспартийный госслужащий. Не проще ли было Владимиру Путину и в самом деле обзавестись партбилетом?

- Противозаконного тут ничего нет, а все остальное - дело Владимира Владимировича. У нас уже были прецеденты по этой части. Высший совет «Единой России» специально создавался как конструкция, позволяющая участвовать в ее работе людям, которые в силу объективных причин не могут быть членами партии. Но если бы было партийное голосование, от которого зависело, иметь Путину билет или нет, я бы, конечно, проголосовал за то, чтобы он вступил в партию.

- Формальных препятствий для этого у Владимира Путина сегодня нет. И многие видят в отсутствии у него партбилета попытку несколько дистанцироваться от «Единой России».

- Если это так, то цель, увы, недостижима: «отвязаться» от партии Владимир Владимирович не сможет. По той простой причине, что любой школьник скажет, что Путин возглавляет «Единую Россию». И понять глубокий смысл вашего вопроса, не хочет ли Путин тем или иным образом дистанцироваться от партии, он будет просто не в состоянии.

- Одно из различий между президентской и парламентской формами правления состоит в том, что в первом случае глава государства может в любой момент сменить главу правительства, а во втором - нет. Судя по этому критерию, Россия по факту становится парламентской республикой. Некоторые ваши коллеги по Думе предлагают закрепить этот факт юридически. Поддержите инициативу?

- Инициативу по формированию партийного правительства выдвинул некоторое время назад ваш покорный слуга. Смысл законопроекта был в том, что партия, получившая 226 мандатов и более, имеет право выдвинуть кандидатуру председателя правительства. Президент, конечно, может внести другую кандидатуру, но изначально получает ее все-таки от победившей партии. Однако сложившаяся де-факто модель даже более явственно фиксирует наличие партийного правительства, чем мой законопроект. Необходимо некоторое время пожить, поработать в получившейся конструкции, которая существенно повысила роль парламента, сохранив в неприкосновенности Конституцию. Менять пока ничего не надо.

- Пока?

- Нет ничего вечного. Если мы почувствуем, что в этой конструкции имеются сбои, что она неэффективна, то тогда, наверное, надо вмешаться. Но сейчас к этому нет никаких предпосылок.

- Еще одна активно обсуждаемая идея - повышение вдвое минимальной численности партий. По утверждению КПРФ, в Кремле уже готов соответствующий законопроект. По другой версии автором инициативы является «ЕР». А что думают по этому поводу в самой «Единой России»?

- Какой-то специальной дискуссии на эту тему в партии не было. Могу высказать свою точку зрения. Для сколько-либо серьезных политических организаций подобные изменения в законах не будут иметь никакого значения. Для того чтобы пройти нынешний 50-тысячный барьер, партии нужно иметь в среднем примерно 700 членов в одном субъекте Федерации. Ну хорошо, с учетом двукратного увеличения потребуется 1500. Но если ты претендуешь на роль серьезной политической силы, то найти 1500 человек в регионе - не проблема. Либо, извините, вы не политическая организация. Хотя и для повышения планки, если честно, не вижу серьезных оснований. Политическая система уже сложилась. Уже понятно, кто реальные игроки, всю политическую пыль сдуло с этой поляны.

- Как говорил товарищ Сталин, важно не только как голосуют, но и как считают. В нашем случае - как считает Минюст.

- Здесь есть проблемы, вы правы. В Минюсте, наверное, есть люди, которые могут быть не в ладах с арифметикой. Но если, допустим, в ваших рядах состоит 50 тысяч 125 членов, у вас в любом случае возникнут проблемы с регистрацией. Кто-то, не дай бог, умрет, кто-то возьмет и напишет заявление о переходе в другую партию. Поэтому совет начинающим партстроителям: несите в Минюст заявок тысяч примерно так на восемьдесят. И не будет никаких проблем.

- Численность самой «Единой России» перевалила между тем за два миллиона. Если дело пойдет так и дальше, то, хоть вы и отвергаете подобные аналогии, «ЕР» скоро сравняется в объемах с КПСС. Намерено руководство партии противодействовать такой тенденции или, напротив, поощрять ее?

- КПСС в лучшие свои годы насчитывала, если не ошибаюсь, девятнадцать с лишним миллионов членов. Нам еще до этого расти и расти. Шутка, конечно! Когда формируется партия, претендующая на доминирующую роль, всегда возникают проблемы с регулированием ее численности. Есть, кстати, затасканная цитата из Ленина, где он говорит, что к большевикам непременно будут цепляться всякие проходимцы. Так что это процесс естественный. Но по закону о партиях у нас заявительный принцип вступления. Считал бы не лишним, кстати, внести поправку: заявительный принцип, может быть, он хорош для Америки, но не для российской действительности. Допустим, человек с сомнительным прошлым вступил в партию, но ничего предосудительного не сделал, повода для исключения вроде бы нет. Тем не менее у нас нет никакого желания видеть его в своих рядах. Бывает такое? Сплошь и рядом. Что делать? Думаем над тем, как решить эту проблему законно и этически безупречно.

- Очень сложно регулировать численность рядов, когда наличие партбилета «ЕР» становится инструментом карьерного роста.

- Ну и здорово. Если у человека в кармане билет «Единой России», а он толковый, сильный, стремящийся к карьерному росту, да если еще это ему удается, - браво!

- А если он как раз проходимец?

- В первую очередь нужно смотреть не на партбилет, а на то, что и как человек умеет делать. «Единая Россия» не будет поддерживать бездарных менеджеров, бездарных мэров и губернаторов только потому, что они члены партии.

- Олег Викторович, недавно состоялось юбилейное, тысячное заседание Госдумы. Вас, кстати, можно назвать старожилом депутатского корпуса.

- Да, я стал депутатом 13 марта 1994 года. Пятнадцать лет будет в следующем году.

- За эти годы, по вашим словам, резко вырос профессионализм парламента. Но нельзя не видеть и другой перемены - от созыва к созыву уменьшается доля оппозиции.

- Никакой опасности в этом не вижу. Это же не конъюнктурная ситуация, а системная конструкция, отражающая волю избирателя. Это избиратель хочет, чтобы в парламенте доминировала «Единая Россия».

- На волю избирателя ссылаются и в среднеазиатских «однопартийных демократиях».

- Мы все-таки себя «офлажковали» в этой части законодательством. У нас по закону в парламенте должно быть представлено не меньше двух партий.

- Но необязательно одна из них должна быть оппозиционной.

- Раз не у нее большинство, раз не ее президент и правительство - значит она оппозиционна. Смотрите: независимо от того, кто победит в США в ноябре, ничего по большому счету в стране не изменится. Но если побеждают демократы, республиканцы переходят в оппозицию, если республиканцы - в оппозиции демократы. Таковы правила игры. Те же законы жанра действуют в принципе и у нас. Если спросить нашу оппозицию, чем же вам, друзья, не нравятся Путин и Медведев, они ответят примерно следующее: «И тот, и другой из золота, это правда. Но этого золота маловато». Вот их логика, но с этим надо смириться. В обозримом будущем, думаю, в парламенте сохранится нынешнее соотношение сил. Доминировать, нравится это кому-то или нет, по-прежнему будет «Единая Россия», но останутся и остальные партии, каждая из которых имеет устойчивого избирателя.

- И какой век вы отмериваете «эпохе «ЕР»?

- Она закончится позже, чем я уйду из политики по возрасту.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера