Архив   Авторы  

В России
Политика и экономикаВ России

Война миров

Внешнеполитическая осень 2008-го выдалась на редкость холодной: температура отношений России и Запада упала до самого низкого градуса с момента краха СССР. Да что там, даже в эпоху противостояния "государств с различным общественным строем" временами бывало теплее. О том, каков прогноз на завтра и для кого более опасен новый "ледниковый период", спорят президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский и ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги Лилия Шевцова

С одной стороны

Глеб Павловский: "Не надо пугаться слова "война"

 

Глеб Олегович, предыдущее противостояние с Западом закончилось для нашего государства весьма плачевно. Насколько опасной может быть новая холодная война?

- Холодная война - уникальная модель глобального противостояния двух идеократий, каждая из которых считает себя единственно правой, но не может уничтожить другую, не будучи уничтоженной сама. В этой игре разрешается все, за исключением одного - сверхдер­жавы не воюют. Они создают военные блоки, шпионские сети, расшатывают государственные устои друг друга. Все это есть и теперь, кроме главного - мир не расколот на два идеологических лагеря. Рынок для нас не идейная вера, а удобство вроде канализации. Но у нынешнего кризиса есть второй аспект, и вот он по-настоящему опасен. На поверхность вырвался нутряной западный расизм, ненависть и отторжение России. Это не грозит сегодня холодной войной. Но не обрадую вас - это может обернуться войнами горячими.

- Даже так?

- Холодная война имела свои удобства: правительства могли зверски оскорблять друг друга, но офицеры за пультами пуска баллистических ракет оставались невозмутимыми. Демократия имеет и отрицательные стороны: оскорбленное общество требует от правительства мести. Так было в Америке после 11 сентября, так же было и в России после 8 августа. Вражда в глобальном мире еще опаснее, чем в разделенном мире холодной войны. Попытки реально, не на словах изолировать Россию, отбросить ее назад вызовут шквальную реакцию масс.

- Что же, пора готовиться к третьей мировой?

- Ну, в том виде, как ее понимали в ХХ веке - в виде обмена ядерными ударами, - третья мировая никому пока не грозит. Но когда в мире нет прочных законов и общепризнанного арбитража, равновесие восстанавливается через войны. Если построение мирового правопорядка будет идти слишком медленно, то кризис мировых финансов обгонит этот процесс, и развернется серия малых войн и конфликтов, в которые один за другим будут втянуты все регионы мира. Не надо пугаться слова "война", неприятные вещи лучше называть их именами.

- За что же нас так люто ненавидят?

- Просто за то, что мы есть. Они не хотят мириться с Россией как таковой. Для расизма этническая разница не обязательна. Когда группа людей или целая страна воспринимаются как чуждое цивилизации, преступное образование - это обыкновенный расизм. А именно таково сегодня отношение к России на Западе. Это смесь ненависти, страха и брезгливости. Нам приписывают какие-то "мании", "паранойю", "имперские комплексы". Сам выход новой России на мировую сцену воспринимается значительной частью западных обществ как правонарушение.

- Нелюбовь взаимна. Мы тоже редко добрым словом поминаем Запад, а Америку в одном коллективном обращении "к людям доброй воли" и вовсе окрестили "империей зла".

- "Империя зла" - западная выдумка: так на Западе называли Советский Союз во времена холодной войны. Для русской политической культуры язык расовой вражды не родной. Даже возмущаясь, мы не станем описывать чужие страны и нации как больные и неполноценные. Западная цивилизация устроена иначе. Она может улыбаться вам широкой, приятной улыбкой Хавьера Соланы, одновременно обдумывая приказ о бомбардировках. А потом опять улыбаться. Мы так не умеем. Почти столетие жизни в разделенном мире сделало нас глубоко чуждыми цивилизациями. Но в конце концов мы должны найти способ жить в единой Большой Европе. Только воссоединенная Европа справится с расовой ненавистью Еврозапада к Евровостоку. Может быть.

- Достаточно ли у России политического, экономического, военного ресурса для того, чтобы выйти победителем из этого противостояния?

- Прежде всего нужно определиться с тем, что такое для нас "победа". Мы не хотим попасть под управление оккупационной администрации одного полюса мира, наша задача - сохранить российское государство как очаг русской цивилизации, русской культуры. И не только сохранить, а сделать его процветающим и уверенным в своей безопасности. Иными словами, победа для нас - превращение России в государство, война с которым по определению исключена. Это очень долгая игра, требующая выстраивания мирового правопорядка. Сегодня России очень важно использовать мирную передышку - я настаиваю, что мы все еще внутри относительно мирной паузы, - для резкой модернизации страны и тем самым для повышения ее безопасности. Я жду, если угодно, принуждения России к инновациям.

- Возможны ли либеральные реформы в условиях противостояния с либеральным Западом?

- Не просто возможны, они необходимы. Но у нас сложилось абсолютно превратное, санаторно-курортное представление о модернизации: вас обновят, да еще за это заплатят. Есть такие безнадежные обжоры, которые "для похудения" помимо обычных деликатесов дополнительно съедают еще и диету. Нет, модернизация - это переход всей страны на жесткую диету. Это выбор нескольких целей из многих возможных и движение в очень узком коридоре под жестким дисциплинарным контролем.

- Но это, извините, уже не совсем либеральная модернизация.

- Почему же? Вполне либеральная самодисциплина свободных людей. Политический класс страны, понимая, что вопрос ее выживания требует очень быстрого рывка в экономике и в военном строительстве, самоорганизуется на демократической основе. Над нами не стоит диктатор. Разве программу борьбы с коррупцией, например, можно назвать антилиберальной? А ведь она состоит из одних запретов и ограничений. Нам придется также отказаться от привычки "съедать за обедом" два бюджета вместо одного: следует определиться, на что есть государственные деньги, а от чего следует отказаться. При этом у нас очень мало времени на решения. Страна делает сегодня свою главную ставку и не может позволить себе проиграть.

С другой стороны

Лилия Шевцова: "Модернизация невозможна при антизападном векторе страны"

 

Лилия Федоровна, Европа вместо введения санкций говорит о вреде изоляции России. Америка выражается жестче, но дело пока словами и ограничивается. В общем, не успела начаться холодная война, как мы ее выиграли. Согласны с такой трактовкой?

- Внешне действительно может показаться, что Россия победила. Но иногда тактическая победа превращается в стратегическое поражение. Запад начинает воспринимать Россию как непредсказуемую и чуждую по своим принципам цивилизацию. У нее уже нет шансов на интеграцию в Запад, по крайней мере в ближайшей перспективе. А между тем эта интеграция является единственной гарантией превращения страны в высокоорганизованное общество. Конечно, Россия может стать самостоятельным центром силы. И, очевидно, в таком виде она и будет существовать. Но как технологически и социально менее развитая страна - страна вне ВТО, вне ОЭСР, страна, которую будут вытеснять из "восьмерки". Некоторые у нас сегодня говорят: "Ничего, у России гораздо больше средств реагировать на действия Запада…"

- Да, если что, мол, - отключим газ.

- До нас еще не дошла простая истина: страна, добывающая сырье, больше зависит от страны покупающей, чем наоборот. 64 процента российского экспорта - это нефть и газ. Причем экспортируем мы почти исключительно на Запад, превратившись в его сырьевой аппендикс. Можете себе представить, что будет, если Запад диверсифицирует свои источники энергии? Наша экономика полетит в тартарары. О каком "воздействии на Запад" может идти речь, если российский золотовалютный запас лежит в западных ценных бумагах, если наш корпоративный долг Западу составляет больше трети ВВП? Наши пропагандисты обещают: "Мы будем блокировать решения Америки и Запада в Совете Безопасности". Но в таком случае Запад будет действовать в обход ООН, и это окончательно разрушит существующий миропорядок. Другие "оптимисты" угрожают накачать оружием Иран. Однако ядерный Иран с нашими С-300 - угроза скорее для России, чем для США. Мы можем отказать НАТО в транзите грузов в Афганистан. Но умиротворение Афганистана прежде всего в российских интересах. Мы можем выйти из ДОВСЕ и из РСМД - договора о ракетах средней и меньшей дальности. Но этот шаг развяжет гонку вооружений, которая нас погребет: объединенный военный бюджет США и ЕС превышает 800 миллиардов долларов. В общем, что бы мы ни делали в ущерб Западу, все в конечном счете обернется аксиомой Черномырдина: "Хотели как лучше - получилось как всегда".

- Но Запад тоже не спешит вводить против нас санкции.

- Даже если не будет санкций, сам факт сворачивания Западом курса на интеграцию России больно бьет по нашей экономике, по планам ее модернизации. Мы уже наблюдаем падение российских фондовых индексов, бегство капиталов из России, наш бизнес встречает настороженность в западных странах. Казалось бы, ситуативные вещи. Но не будем обольщаться. Наши экономисты давно предупреждают, что возможности для роста России в рамках нынешней модели исчерпаны, что мы вступаем в период системного кризиса. Собственно, о том же говорил и Путин весной этого года: если мы не перестроим экономику, то будем выброшены из сообщества развитых государств. Но модернизация невозможна при антизападном векторе страны, невозможна без западных ноу-хау, западных "длинных" инвестиций, западных стандартов. Кстати, Китай давно это понял и модернизирует себя через партнерство с Западом. Не исключаю, впрочем, что наша внешнеполитическая агрессивность, направленная против Запада, является средством отвлечения внимания от накапливающихся экономических проблем. В таком случае мы возвращаемся в советскую парадигму. Не нужно, наверное, напоминать, чем эта парадигма кончилась в 1991 году.

- А может быть, все еще "рассосется"? Насколько необратимы произошедшие изменения?

- Думаю, мы присутствуем при конце одной исторической эпохи и начале новой, содержание которой и Россия, и Запад пока только пытаются определить. Сегодня, подойдя к обрыву, Россия и Запад, словно ужаснувшись, начинают пятиться назад. Но, к сожалению, есть вещи, которые необратимы. Прежде всего - это поворот в западном общественном мнении, которое начинает рассматривать не только Кремль, но и российское общество в целом как неспособное жить в ХХI веке, как страну, которая может натворить все что угодно. Поэтому вернуться в формат партнерства с Западом уже не получится, несмотря на вежливые улыбки Саркози и его коллег. Их уступчивость - отражение политики "мягкой силы", не допускающей ударов в челюсть. Евросоюз - крайне неповоротливая структура, которая с трудом находит консенсус. Но мы достигли невозможного - заставили их объединиться на основе поиска стратегии противостояния России. И еще. Признанием Южной Осетии и Абхазии Россия продолжила процесс демонтажа международных правил игры. Мир становится более непредсказуемым и менее безопасным.

- Как напряженная международная обстановка повлияет на нашу внутреннюю политику?

- В нынешних условиях вряд ли стоит ждать "оттепели", на которую надеялись либералы. Даже если бы Дмитрий Медведев захотел вновь распахнуть "окно в Европу", он вряд ли сможет это сделать - антизападная мобилизация имеет свою логику. Государство, которое пытается сплотить общество на основе отпора внешнему врагу, обычно начинает создавать врага внутреннего. Скорее всего у нас еще больше сузятся возможности для оппозиции. Да, сегодня мы имеем национальный консенсус. Но скоро он начнет трещать по швам. Когда? Когда раскрутится инфляция, начнется падение жизненного уровня, сократится импорт, когда наши люди начнут сталкиваться с проблемами при получении виз, когда начнет громче ворчать российский бизнес. Ведь, испорченные относительной свободой и ростом благосостояния, мы не готовы согласиться стать Кубой либо Северной Кореей. В какой-то момент губительность антизападной парадигмы осознают, наверное, и наши лидеры. Но смогут ли они из нее выйти - большой вопрос. В политике, как в бобслее: после того как сани начинают скользить по желобу, их трудно остановить.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера