Архив   Авторы  

В России
Политика и экономикаВ России

Форс-минор

 

Казус Пикалева сомнений не оставил: кризис в России есть, а правовых механизмов разрешения бизнес-конфликтов, увы, нет. У пикалевской медали две стороны. На одной - острый социальный конфликт, связанный с увольнениями работников и невыплатами зарплат. На другой - лавина взаимных неплатежей, возникшая в реальном секторе экономики.

Что делать? Единого мнения у правоведов нет. Одни считают, что кризис - это глобальный форс-мажор, требующий экстренного пересмотра всего хозяй­ственного законодательства страны. Другие уверены, что с экономическим коллапсом можно совладать, активировав "спящие" нормы действующих законов. Например, статью 451 Гражданского кодекса, позволяющую в случае форс-мажора отменять или пересматривать любые сделки.

О тонкостях "антикризисного законодательства" на страницах "Итогов" дискутируют глава Комитета Совета Федерации по финансовым рынкам Дмитрий Ананьев и директор Института государства и права РАН профессор Андрей Лисицын-Светланов.

С одной стороны

Дмитрий Ананьев: "Ссылка на форс-мажор приведет к хаосу на рынке"

 

Дмитрий Николаевич, оцениваете ли вы кризис как форс-мажорное для бизнеса обстоятельство и нужна ли России реформа экономического и финансового законодательства?

- Масштаб этого кризиса - настоящий форс-мажор, но реформа российского финансового законодательства назрела давно, так как оно не защищает ни инвесторов, ни институты. Этим отчасти объясняются масштабы потрясений, которые мы пережили в начале кризиса. Например, отток спекулятивного капитала, моментально обрушивший рынок. В нашем праве есть лишь пятая часть инструментов, которыми пользуются инвесторы на Западе.

- Кризис ускорил прохождение экономических законопроектов?

- Безусловно. В правительственной Стратегии развития финансового рынка до 2020 года предусмотрено принятие более 50 федеральных законов и сотни подзаконных актов. Многие из них обсуждаются давно, и кризис, надеюсь, ускорит их принятие.

- Эти меры - антикризисные или плановые?

- Если бы эти законы были приняты 5-10 лет назад, Россия проходила бы кризис менее болезненно. Но тогда достичь согласия между всеми сторонами не получилось. Потребовался форс-мажор, чтобы начать договариваться. Если темпы принятия этих законов останутся прежними, Россия может надолго отказаться от мечты стать страной с инновационной экономикой.

- Откуда такая неуверенность у законотворца?

- Полного согласия между разработчиками по-прежнему нет. Я, например, вижу активную работу Минэкономразвития и ФСФР, а Центробанк занят реализацией антикризисных мер, которая не исключает необходимости исполнения стратегических планов.

- Какие из законопроектов, на ваш взгляд, приоритетные?

- Сложно что-то не выделить. Есть законы, позволяющие на качественно ином уровне работать фондовому рынку. Есть масштабный и важный банковский пакет. Ведь в России зреет риск декапитализации банковской системы, пик которой придется, по прогнозам, на осень. Многие банкиры вынужденно показывают оптимистичные цифры по просрочке. И тут важно решить глобальную проблему докапитализации банковской системы и сделать это с привлечением госсредств, не дожидаясь второй волны кризиса.

- А если суды начнут активно использовать статью 451 Гражданского кодекса, позволяющую в форс-мажорных обстоятельствах расторгать договор, в том числе и кредитный, или менять его условия?

- Это приведет к хаосу на рынке. И без применения этой статьи с начала года идет нарастающая волна дефолтов по облигационным займам. На рынке уже распространяется подход: "Платят только трусы!" Кризис неплатежей приводит к тому, что многие компании выводят активы и уходят в "серую" зону экономики, откуда выхода нет. И тенденция приобретает массовый характер. Если к этому добавить коррумпированность российской судебной системы, неэффективность законодательства о банкротстве, то перспективы безрадостные.

- По-вашему, применение 451-й статьи приведет к массовому отказу от платежей?

- В том числе. Но это не решит сути проблемы. Если бы в России было такое же законодательство по банкротству, как в США, где при применении процедуры оздоровления каждый может получить мораторий на уплату долгов на 120 дней. При этом предприятие находится под бдительным наблюдением регулятора, чтобы недопустить вывода активов. Я лично - за такую передышку от кредиторов, но только если это время будет использовано для реформирования предприятия, а не для того, чтобы разворовать все и вывести активы в новую компанию с "чистого листа" со старыми лицами.

- Почему в числе первоочередных мер нет нового закона о банкротстве?

- Закон давно путешествует по Госдуме, но достичь по нему консенсуса не удается. Пока банкротство по-русски - это способ добить предприятие. На мой взгляд, самый негативный эффект от кризиса - это потеря благоприятной атмосферы для ведения бизнеса. Может, она никогда и не была столь же благоприятна, как на Западе, - всегда висела угроза репрессивных мер и проверок, словом, "кошмарили бизнес", по меткому выражению президента, - но еще летом прошлого года бизнес-климат в России был со знаком плюс. С октября эта атмосфера потеряна. И дело тут не только во внешних факторах, мы многие проблемы создали сами. Теперь уже потребуются сверхусилия, чтобы вернуть позитивную бизнес-атмосферу.

- Один из путей - реформа законодательства?

- Если подходить системно - да. На самом деле законодательные нормы, которые мы только обсуждаем, давно работают в каждой стране, радеющей о своей экономике. Мы - пассажиры старенького "Москвича", которые почему-то удивляются, когда мимо проносятся новенькие "Мерседесы". Выправить ситуацию, не дать ей скатиться вниз можно и без принятия новых законов: государству достаточно понизить стоимость денег на беззалоговых аукционах и аукционах Минфина до 8-10 процентов годовых и поставить жесткие барьеры на пути вывода активов компаний. Для дальнейшего развития потребуется принятие законов, о которых мы говорили, а это зависит, в том числе, от политической воли. Пока она есть.

С другой стороны

Андрей Лисицын-Светланов: "Необходимы меры пожарного характера"

 

Андрей Геннадьевич, кризис - событие форс-мажорное? Нужно ли в этих условиях пересматривать законодательство или достаточно на всю катушку задействовать имеющееся?

- С юридической точки зрения, даже такой силы кризис не есть нечто неординарное, что потребовало бы срочного пересмотра законодательства. У нас есть нормы, способные помочь урегулировать наиболее острые проблемы - коммерческие споры. Я говорю о статье 451 Гражданского кодекса - "Изменение и расторжение договора в связи с существенными изменениями обстоятельств". Чтобы применить норму о расторжении договора, не нужно ждать наступления в экономике апокалипсиса.

- Но апокалипсис уже у порога.

- Да, необходимы меры пожарного характера. Сегодня фирмы оказываются в тяжелейшей ситуации не потому, что что-то не продумали, а потому, что в мировой экономике случился непрогнозируемый сбой. То есть бизнес попал в полосу необычных рисков, которые он не привык учитывать. Тут не нужно изобретать велосипед - меры "пожарного порядка" уже существуют в законодательстве.

- Почему же о них мало известно?

- Есть такое понятие, как спящая норма права. То есть статья, прописанная в законе, но не имеющая постоянного применения, а то и вовсе не применявшаяся. Иногда потому, что она неудачно сформулирована, иногда по причине того, что применение статьи рассчитано на исключительные случаи. Так, например, статью 451 ГК суды не применяли, поскольку слишком придирчиво подходили к определению того, что считать "существенным изменением обстоятельств". В этом смысле хорошо, что она не применялась! Ведь ее применение связано с масштабными изменениями экономической ситуации.

- Считаете, ее время пришло?

- Да. Суд учитывает не только текст договора, но исследует и намерения сторон. Коммерческая сделка - это всегда поиск прибыли. Иначе какой смысл? Поэтому стороны, заключая соглашение (договор, контракт), изучали рынок, учитывали риски и хотели получить каждый свою выгоду. Конечно, любой может поддаться эмоциям и, например, купить ненужную вещь, но не строить же на этом бизнес?

- Но стремление получить максимальную выгоду часто приводит к необдуманным рискам. Например, в игре на бирже...

- На то она и биржевая игра! Еще совсем недавно биржевые операции получали юридическую квалификацию как пари. То есть это была легальная сделка, на которую не распространялась судебная защита. И хотя сейчас биржевые сделки уже повышены до уровня коммерческих договоров, я не думаю, что для этих операций можно будет применить 451-ю статью ГК. Как не вижу такой возможности и по ипотечным сделкам. Думаю, что поле этой статьи - все прочие коммерческие сделки. И тут ее применять нужно как можно скорее. Ведь коммерческие сделки - это часто длинная цепь участников - поставщики, субпоставщики, агентские сети... Если начать искать крайнего, требовать с него все долги или даже приводить к банкротству, от этого пострадает вся цепь. Разорятся в конечном счете все. И это одна сторона медали. Вторая в том, что правосудие медленнее изменения экономической ситуации. То есть уже и кризис пройдет, а колеса правосудия все будут крутиться. 451-я статья позволит ускорить процесс урегулирования разногласий.

- При каких условиях может быть задействована норма о расторжении коммерческих договоров?

- Во-первых, нужно доказать, что при заключении сделки стороны исходили из того, что "существенного обстоятельства", препятствующего исполнению условий договора, не произойдет. То есть потребуются данные о рынке, о деятельности фирм, о предыдущих аналогичных сделках. Во-вторых, нужно аргументировать, что преодоление новых обстоятельств оказалось невозможным, хотя были сделаны все попытки. В-третьих, что сделка в том виде, в каком она заключена, из-за изменения обстоятельств нарушит соотношение имущественных интересов и может даже нанести ущерб. Ну и, наконец, в-четвертых: доказать, что риск по изменению обстоятельств не несет заинтересованная сторона. И самое главное - все четыре условия должны быть в наличии. Не так, что "и трех достаточно"... - все четыре. И доказанные, а это ох как непросто!

- Если кому-то это удастся, сделка расторгается?

- Необязательно. Суд может и изменить условия договора. Чтобы он вновь стал выгоден обеим сторонам. В этом-то и задача - сохранить бизнес, сделку, экономику.

- Не проще ли признать себя банкротом?

- На мой взгляд, нет. Практика применения закона о банкротстве показала, что бизнес в этом случае сохранить крайне сложно. Россия - не Запад, начать после этого с нуля тут практически невозможно.

- Так, может, переделать закон о банкротстве?

- Надо бы, но на это уйдут месяцы. А нужно сейчас! Нужно было уже вчера, потому что сегодня идут споры, нарушаются контракты и разоряются фирмы. Так что нужно в пожарном порядке применять, что есть. Мы часто употребляем выражение "деловое сообщество". Но, как показала практика, в России есть деловые люди, а вот сообщества нет. Как только беда - каждый сам за себя. А нужно именно сообщество, правила, как выжить всем или почти всем в эпоху кризиса. 451-я статья ГК позволяет решить задачу цивилизованными мерами.

- И что для этого нужно?

- Только добрая воля, желание хотя бы отчасти снять напряжение. Я понимаю судей и опасаюсь того, что каждый из них побоится быть первым - ведь достаточной практики использования 451-й статьи нет. И что же? Будем и дальше бояться? Я обращаю внимание судей на то, что эта норма рассчитана не на ежедневное использование, а на исключительный случай. Если нынешний кризис не является таковым, то что же является?

- Судейское сообщество может принять решение "распаковать" норму?

- Никто не может сказать судьям: "Применяйте". Может быть, конечно, постановление пленума Высшего арбитражного суда, но, опять же, он лишь обобщает сложившуюся практику. А если ее нет? Кто-то должен был быть первым.

- Какие у судей опасения по поводу 451-й статьи ГК?

- Опасения вызывают эти четыре условия статьи и обязательность их доказательства. Тут потребуются узкоспециализированные юристы, нужен коммерческий анализ. Но сейчас время для запуска механизма пришло.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера