Архив   Авторы  
Слева направо: секретарь Совбеза Николай Патрушев, председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, генпрокурор Юрий Чайка, президент Дмитрий Медведев и председатель Конституционного суда Валерий Зорькин

Право налево
Политика и экономикаВ России

Почему в России никак не начнется "экономическая амнистия"


 

Суровость российских законов компенсируется, как всем давно известно, необязательностью их исполнения. Но оказывается, тому же родовому проклятию подвержено и недавно гуманизированное уголовное законодательство, касающееся экономических преступлений. Депутаты, адвокаты и правозащитники бьют тревогу: инициированная президентом "экономическая амнистия" под угрозой. Подобно снежному кому нарастает статистика игнорирования обновленных норм Налогового и Уголовно-процессуального кодексов. Блюстители закона, впрочем, тоже не молчат, отстаивая свою интерпретацию нововведений: президентские поправки, мол, не столь радикальны и либеральны, как видится иным романтикам.

Что ж, как гласит еще одна народная мудрость, два юриста - три мнения. В этой ситуации важно, чье мнение более близко позиции главы государства. Ответ на этот вопрос, который, будем надеяться, последует в самое ближайшее время, и поставит точку в дискуссии.

Как это работает

"Запросить в Верховном суде информацию по вопросам правоприменительной практики в части применения мер пресечения", - гласит проект протокольного поручения Госдумы комитету по законодательству. Авторами инициативы выступил ряд членов указанного думского комитета во главе с его председателем - Павлом Крашенинниковым. Цель - выяснить, что именно изменилось в судебной практике после вступления в силу Закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" от 7 апреля 2010 года.

Напомним, что закон, инициированный президентом, внес знаковые поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. В частности, одна "экономическая" статья УК - 173-я, "лжепредпринимательство" - была вообще упразднена, а еще семь существенно смягчены. Радикально расширялась практика применения залога. Но самой революционной была поправка в статью 108 УПК. Новая ее версия запрещает такую меру пресечения, как заключение под стражу, в отношении подозреваемых и обвиняемых по 30 "экономическим" статьям.

Думское поручение, правда, пребывает в "замороженном" состоянии. Проект должен был быть представлен на утверждение нижней палаты 21 мая, но в последний момент снят с рассмотрения. По словам авторов инициативы, причина чисто техническая. Так случилось, что на момент голосования никого из них не было в зале, а по новому думскому регламенту это означает автоматическое "гашение" проекта. Впрочем, как заверил обозревателя "Итогов" первый зам-председателя комитета по законодательству Владимир Груздев, комитет непременно - возможно, уже на этой неделе - вернется к этой теме. "Нас интересует, как выполняется инициатива президента", - поясняет депутат. Уж слишком много, по его словам, "спекуляций вокруг этого".

Одновременно один из авторов проекта, зампред того же комитета Андрей Назаров, обратился с персональным депутатским запросом на имя председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева. Объектом внимания парламентария являются в первую очередь те лица, кому уже вынесен приговор: запрашивается информация о числе осужденных по "либерализованным" статьям УК и о количестве обратившихся с заявлениями о пересмотре вынесенных ранее судебных вердиктов. По оценке Назарова, примерно треть из общего числа лиц, находящихся сегодня в местах лишения свободы, сидит за экономические преступления. Но о том, кого именно затронула "экономическая амнистия", пока ничего не известно.

Однако и в том, что касается досудебных арестов, проблем не меньше. Андрей Назаров обращает внимание на оговорку, сопутствующую запрету арестовывать лиц, проходящих по статьям "мошенничество", "присвоение и растрата" и "причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием". Арестовывать нельзя, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. "В уголовном законодательстве нет определения, что такое "сфера предпринимательской деятельности", - отмечает парламентарий. - В результате у судей возникают определенные сомнения".

Между тем согласно милицейской статистике указанные статьи являются самыми распространенными среди экономических преступлений. Скажем, в прошлом году было выявлено 78 с лишним тысяч случаев мошенничества и 40 тысяч присвоений или растрат. Для сравнения: незаконное предпринимательство - 2521 случай; неправомерные действия при банкротстве - 548; производство, приобретение, хранение перевозка и сбыт немаркированных товаров - 50...

Кстати, именно "присвоение и растрата" - а также "отмывание денежных средств" - вменяются Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, процесс над которыми идет в Хамовническом суде Москвы. Очередной скандал в Хамовниках был вызван тем, что, несмотря на поправки в УПК, судья продлил подсудимым срок содержания под стражей. Жест сугубо ритуальный: "юкосовцы" все равно не вышли бы на свободу, поскольку не истек срок их заключения по первому делу. Но тем не менее весьма символичный. "Дело "ЮКОСа" является в общественном сознании индикатором готовности государства к движению по пути модернизации правоохранительной системы. И пока этот "светофор" горит красным.

Кассационное определение Мосгорсуда на жалобу Ходорковского, оспорившего вердикт суда первой инстанции, гласит: "Суд пришел к правильному выводу о необходимости продления подсудимым Ходорковскому М. Б. и Лебедеву П. Л. срока содержания под стражей, поскольку преступления, инкриминируемые подсудимым... не относятся к сфере предпринимательской деятельности в том смысле, который законодатель предусмотрел в ч. 1.1. ст. 108 УПК РФ".

По мнению адвоката Ходорковского Вадима Клювганта, у судей не было ни малейшего простора для толкования: четкое определение предпринимательской деятельности содержится в ст. 2 Гражданского кодекса. Для справки: предпринимательством, согласно ГК, является "самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг".

Короче говоря, "высший пилотаж юридической казуистики"...

Кошмарить подано

"Проблема не в законе, а в правоприменительной практике", - убежден депутат Госдумы Андрей Макаров. Парламентарий обращает особое внимание на ситуацию с исполнением так называемого закона о декриминализации налоговой сферы, принятого под занавес прошлого года. Поправки, внесенные в Налоговый кодекс, запрещают милицейским и прочим правоохранительным структурам самостоятельно возбуждать налоговые дела. В криминальную стадию они могут переходить только с подачи фискальных органов. И то только в том случае, если недоимки не будут погашены в течение двух месяцев.

По крайней мере, так казалось до середины марта этого года, когда в прессу просочились отрывки из информационного письма замгенпрокурора Виктора Гриня, направленного в региональные прокуратуры с целью "формирования единой правоприменительной практики". Содержание письма ставило с ног на голову всю концепцию революционного закона. Оказывается, он ничуть не препятствует милиции и прочим компетентным органам "патрулировать", как и прежде, бизнес-среду, выявляя тут и там налоговые правонарушения и возбуждая по этому поводу уголовные дела. Короче говоря, кошмарь не хочу.

Обнародованные цитаты настолько не согласовывались с тем, что говорилось до сих пор в Думе и Кремле, что вызывали подозрение: не является ли все это всего лишь газетной уткой? Разрешить сомнения мы попросили саму Генпрокуратуру, направив туда соответствующий запрос. Как ни странно, все подтвердилось. Новые правила "распространяются только на действия налоговых и иных уполномоченных органов, осуществляющих налоговый контроль, - гласил ответ ГП. - Эти правила не могут ограничивать процессуальную самостоятельность должностных лиц органов дознания, следствия и оперативных подразделений".

"Это прямое указание игнорировать закон", - возмущается Андрей Макаров. По словам депутата, прокуратура и МВД изо всех сил препятствовали его принятию: последняя попытка "снести" документ была предпринята буквально в ночь перед его утверждением в Госдуме. Когда же это не удалось, тактика изменилась. "Идет саботаж", - мрачно констатирует Макаров. Точно так же, по мнению депутата, обстоят дела и с президентским законом, меняющим меры пресечения по экономическим статьям. Сопротивление неизбежно, поскольку "за этим вопросом стоят колоссальные деньги".

"МВД и прокуратура бросают вызов президенту", - делает вывод Макаров. Конечно, далеко не все из коллег парламентария согласны с такой трактовкой событий. "Вряд ли кто-то сегодня в стране готов открыто саботировать действия президента", - сомневается Андрей Назаров, предлагая куда более оптимистичную версию. Все дело, по его мнению, в том, что "некоторые отдельные работники правоохранительных органов" неправильно понимают суть президентских новаций. А письмо Гриня - всего лишь "недоразумение", которое вскоре должно разрешиться.

Заметим в скобках: чем раньше, тем лучше. Ввиду скорости, с которой в последнее время из России утекают капиталы и тикают бизнесмены, поговорка "Время - деньги" приобретает новый и в этом контексте не самый жизнеутверждающий смысл.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера