Архив   Авторы  
Каково направление главного удара народного фронта, парламентские или президентские выборы, по-прежнему военная тайна. Но резервы, которыми располагает Владимир Путин, позволяют утверждать, что командовать «парадом победы» в любом случае будет он

Все для фронта
Политика и экономикаВ России

Кто будет принимать парад победы в марте 2012 года


 

«Любой разговор всегда сводится к одному и тому же: как плохо идут дела на фронте и как хорошо идут дела на фронте — одному кажется так, другому иначе...» Окажись герой Ремарка в мирной майской Москве 2011-го, он вынужден был бы повторить эти слова. Период внутриполитического затишья сменился сезоном бурь и натиска. Каково направление главного удара Общероссийского народного фронта под командованием Владимира Путина — парламентские или еще и президентские выборы? Парламентские — наверняка. И в случае успеха в декабре 2011-го не так уж важно то, что будет дальше. Людские и материальные ресурсы, которыми располагает «комфронта», позволяют предполагать, что командовать парадом победы намерен именно он — кто бы при этом ни ехал на белом коне впереди ликующих полков.

Буря и натиск

Один из главных вопросов, которые рождает путинская инициатива, — что это: импровизация или четко продуманный план? В пользу первой версии говорит невероятная спешка, с какой идет строительство новой структуры. Предложение создать «то, что в политической практике называется широким народным фронтом», и провести в Госдуму по спискам «Единой России» беспартийных, но инициативных граждан, было высказано премьером на волгоградской конференции «ЕР» 6 мая. Причем, по словам Путина, название он придумал буквально накануне вечером и тут же обсудил с коллегами: «Был поздний вечер — 23, уже 24 часа...» А на следующий день, 7 мая, в его подмосковной резиденции прошла встреча с членами фронтового координационного совета.

Буря и натиск имели некоторые издержки. Пафос встречи едва не испортил Владимир Лысаков, глава общественной организации автомобилистов «Свобода выбора», который тут же принялся крыть правительство и не преминул поделиться с журналистами маленькими организационными секретами. По его словам, мобилизация — путем телефонного обзвона — шла всю ночь с 6-го на 7-е и закончилась только ранним утром. При этом некоторые учредители новой организации, в том числе сам Лысаков, узнали о своей роли лишь по приезде в Ново-Огарево. Но есть ряд косвенных признаков того, что импровизация была далеко не случайной.

Еще в октябре 2007 года рутинный предвыборный съезд «Единой России» неожиданно разразился сенсацией: Владимир Путин внял «просьбам трудящихся» и согласился возглавить общефедеральный список «ЕР». То, что Путин не обзавелся при этом партбилетом, вопросов не вызывало: тогда еще не истек его президентский срок, а по неписаному правилу первое лицо страны не должно обременять себя партийным уставом. Но и сдав президентский пост, в партию он не вступил. Тогда, собственно, и стало понятно, что Путин намеренно сохраняет дистанцию между собой и «Единой Россией», явно не желая ограничиваться ее рамками. Что понятно: нацлидер не может быть вождем лишь одной части нации. Оставалось только узнать, какой именно формат Путина устроит.

Пищу для размышлений дала нашумевшая статья «О феномене национального лидера», появившаяся в ноябре 2007 года на сайте «ЕР». Автор, координатор партии по нацполитике Абдул-Хаким Султыгов, признал, что между формулами «Путин — национальный лидер» и «Путин — лидер «Единой России» есть противоречие. Но, по утверждению Султыгова, решение проблемы уже практически готово: возглавляемая им рабочая группа вовсю трудится над Пактом гражданского единства, ключевая глава которого «будет посвящена оформлению института национального лидера как базового элемента новой конфигурации власти». Согласно тому же источнику пакт планируется принять «на Всероссийском общественно-политического форуме, по сути, первом Гражданском Соборе российской нации». Правда, спустя всего несколько дней смелые идеи Султыгова напрочь исчезли из интернет-анналов партийной истории. Автор, как говорится, опередил время. Идея народного фронта отчетливо перекликается с султыговским проектом. Это, если так можно выразиться, соборность-light.

Предельно прозрачно на эту тему высказался пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков: «Это надпартийная структура, это не на базе партии, это, скорее, вокруг Путина — автора этой идеи». Стало быть, все идет по плану? Но почему же тогда такой форс-мажор? Очевидно, что ни одна из двух версий — ни «домашняя заготовка», ни «аварийный выход» — не дает исчерпывающего объяснения. Скорее всего верно и то и другое: по какой-то причине давно припасенный «план Б» пришлось распечатать намного раньше заветного часа «Х». Но по какой именно?

Гонки по вертикали

Версия о том, все дело в обрушении рейтингов «ЕР», которую, мол, надо срочно спасать путем ребрендинга, не выдерживает критики. Возможно, уровень электоральной поддержки «ЕР» действительно меньше того, на который рассчитывают ее лидеры. Но катастрофой это не назовешь. По данным социологической службы Левада-Центр, в апреле 2011 года за партию власти готовы были проголосовать 55 процентов определившихся в своих политических симпатиях респондентов. Это практически столько же, сколько год назад, в апреле 2010-го (56 процентов), и чуть больше, чем в апреле выборного 2007 года (53). А если сравнивать с преддверием выборов восьмилетней давности, то паника вообще неуместна: в апреле 2003 года рейтинг «Единой России» составлял... 21 процент! Для сравнения: у коммунистов в это время было 28.

КПРФ — по-прежнему ближайший конкурент «ЕР», но сегодня ее рейтинг втрое ниже — 18 процентов (год назад было 20). Это второе место, на третьем — ЛДПР (12 процентов), на четвертом — «Справедливая Россия» (6)... Даже если вся оппозиция вместе взятая — включая непарламентскую и вообще несистемную — объединится в одну политическую силу, ее совокупный рейтинг все равно будет ниже, чем у «единороссов». И это за полгода до выборов: до того, как на полную мощность будут включены пропагандистские телепушки и административный ресурс... Короче, не спешите хоронить.

По мнению ряда экспертов, причиной аврала может являться большая пресс-конференция Дмитрия Медведева, назначенная на 18 мая. Это, по сути, первое общение Медведева с прессой в таком мегаформате. Кстати, уже звучат голоса пессимистов о том, что это мероприятие станет его «политическим прощанием». И если 18 мая не прозвучит ничего, что позволяло бы говорить о решимости президента идти на новый срок, число скептиков только возрастет. Словом, пресс-конференция имеет все шансы стать Рубиконом. Что, если Дмитрий Медведев и впрямь заготовил сенсацию?..

Народный фронт растет в буквальном смысле не по дням, а по часам: по состоянию на конец прошлой недели в него вошли более ста организаций. Кроме того, выявились первые перебежчики из других партий. Разумеется, далеко не все из них обладают весом, авторитетом, а то и просто известностью. Но это как раз тот случай, когда требуется не столько умение, сколько число. Тотальная мобилизация электората, обезвоживающая и без того чахлую политическую растительность за пределами «единороссовского» оазиса, лишает реальных и потенциальных соперников Владимира Путина широкого поля для маневра.

В самом деле: даже из тех, кто должен быть доволен деятельностью нынешнего президента, почти все «ушли на фронт». Взять хотя бы предпринимателей, удостоившихся целого букета преференций: тут и смягчение уголовного кодекса по экономическим статьям, и сокращение количества административных барьеров, и усилия по снижению налоговой нагрузки... И что же? РСПП, организации мелкого и среднего бизнеса «ОПОРА России» и «Деловая Россия» оказались в числе первых «фронтовиков».

В этой ситуации прямой конфликт в тандеме невозможен: любая критика в адрес премьера бумерангом ударяет по президенту. Особенности национальной политсистемы не предусматривают плохого главу правительства при хорошем главе государства. Раз премьер плох — почему до сих пор не отставлен? Но и это не вариант. Отставка Путина не решает ни одну из проблем, но порождает много новых. В оставшиеся до выборов месяцы будет нелегко убедить электорат, почему один Медведев лучше, чем Медведев плюс Путин. Неконтролируемое деление тандемного «атома» чревато таким выбросом энергии, что от нынешней политсистемы может не остаться камня на камне.

Судя по всему, и президент, и премьер это прекрасно осознают. Ни словом, ни жестом не обнаружил Дмитрий Медведев негативного отношения к идее фронта. Да, больших симпатий тоже незаметно. Мол, все это не более чем «избирательная технология». Но и бурный восторг был бы, пожалуй, перебором.

Модель, предусматривающая сплочение вокруг правящей партии организаций-сателлитов, вышла из политической моды лет 20 назад, с крушением «мировой системы социализма». Был свой аналог фронта и в СССР — «нерушимый блок коммунистов и беспартийных». Подобные структуры можно найти кое-где и сейчас. Но несмотря на всю ее архаичность, эта «избирательная технология» по-прежнему на редкость эффективна для нашей страны. Она практически гарантирует победу «нерушимого блока» на утоптанном поле российской политики. А значит — и сохранение Владимира Путина у рычагов власти.

Статус Владимира Владимировича при этом может быть любым. Но главное, считают опрошенные нами эксперты, именно Путин, существенно укрепивший институт нацлидерства, по умолчанию сможет решать, кто будет выдвигать свою кандидатуру на будущих президентских выборах. То есть с легким сердцем рекомендовать на этот пост верного соратника или самому вернуться в Кремль.

Впрочем, рассуждать об этом имеет смысл лишь при одном условии: безоговорочной победы фронта на думских выборах. Именно они и определят расклад на выборах президентских. И потому риск, на который идет — в том числе и в личном плане — командующий фронтом, достаточно велик. Рискует, впрочем, и избиратель. Чем сильнее будет «консолидация», чем компактнее кокон, в который свернется политическое поле, тем болезненнее будет «разморозка». Достаточно вспомнить первые перестроечные месяцы и годы. Но это дело совсем отдаленного будущего. Ведь в России и один день идет за год.

За

От лидера большинства — лидеру обновления

О том, кто станет кандидатом в президенты от Народного фронта, размышляет гендиректор Агенства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

— Инициативу создания ОНФ можно воспринимать как серьезную заявку на участие Владимира Путина в президентских выборах. Можно с уверенностью прогнозировать, что эта заявка будет поддержана очень многими. О том, какое решение будет принято, мы узнаем осенью на съезде «ЕР». Альтернативные варианты выдвижения единого кандидата в президенты от правящей элиты выглядят не очень реалистичными.

Представлять ее на президентских выборах может только единый кандидат. ОНФ как раз на это ориентирован. Вероятность одновременного выдвижения деятелей тандема можно оценить как невысокую. Рейтинги Путина, Медведева и «ЕР» колеблются синхронно. А это означает, что социальная база власти — это по-прежнему единое «путинское большинство».

В выдвижении Владимира Путина в качестве ожидаемого победителя парламентских выборов есть политическая логика. Но логика есть и в делегировании победы коалиции «ЕР» и фронта Дмитрию Медведеву: от лидера большинства — лидеру обновления.

Означает ли это отказ от модели тандема? В институциональном смысле — да. Переходная модель, которая была призвана обеспечить эффективный транзит власти в 2008-м, а параллельно укрепить и институт президентства, и институт правительства, не может существовать долго. Но политический союз Путина и Медведева должен сохраниться и после президентских выборов — его долговременные перспективы можно считать несомненными, несмотря на все конъюнктурные разногласия.

Слушал и записывал Александр Чудодеев

Против

Переговорная позиция

Мнением по поводу создания Общероссийского народного фронта (ОНФ) с «Итогами» поделился президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов:

— Проект Народного фронта влияет на контекст президентских выборов 2012 года, но косвенно. Он стимулирует консолидацию части элит вокруг премьера, позволяет ему уже сегодня сформировать и вывести на проектную мощность личный политический штаб и задает высокую планку представительства «ЕР» в будущей Думе. Но не факт, что решение по кандидатуре в президенты от власти уже принято. Скорее это способ обеспечить Владимиру Путину сильную переговорную позицию с другим участником тандема. Примечательно, что президент подчеркнул, что фронт — это одна из конкурирующих политических сил, а не олицетворение всей нации, и дал понять, что оппоненты «ЕР» еще скажут свое слово.

Создание ОНФ — часть парламентской, а не президентской кампании. И премьер выстраивает наиболее комфортный для себя формат участия в ней. Идея фронта позволяет ему решать непростую имиджевую задачу: будучи главой партии, выглядеть надпартийным лидером. И будучи главой исполнительной власти — не сливаться с бюрократией. Но у этого решения есть свои риски. Главной темой избирательной кампании оказывается не полемика политических платформ, а фигура Путина. Но это значит, что именно она окажется поневоле и в центре оппозиционной повестки, то есть из объединяющего фактора станет фактором размежевания общества. Это может развеять ореол Путина как национального лидера, потому что оппозиционные настроения сегодня сильнее, чем в 2007 году.

Если к коалиции присоединятся независимые политические силы с собственным политическим лицом, это может в итоге привести к трансформации партии власти. Если же нет, то идея фронта не выйдет за рамки избирательной технологии. И за этот допинг придется заплатить свою цену — не только в виде 150 мест в избирательном списке, но и в виде ослабления партинститутов.

Слушал и записывал Александр Чудодеев

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера