Архив   Авторы  
В расположенной на Лазурном берегу штаб-квартире IAAF все устроено функционально и демократично.

В гостях у королевы
Спорт

Украшением летних Олимпийских игр всегда были выступления подданных королевы спорта — легкой атлетики. Корреспондент «Итогов» в преддверии пекинских баталий побывал там, где находится двор ее величества — в штаб-квартире IAAF в Монте-Карло





 

В одном из самых престижных мест Монте-Карло, напротив легендарного «Казино», стоит красивейший особняк — вилла Мирафлорес. Сюда, под солнце миллионеров, в 1993 году переехала из сумрачного Лондона штаб-квартира Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF). Переселение значительно повысило статус организации, мгновенно провозгласившей Монте-Карло столицей легкой атлетики, против чего нисколько не возражало правящее семейство княжества. Федерация моментально оказалась в центре внимания местной элиты, в чем немалая заслуга князя Альбера, страстного поклонника спорта. Князь прекрасно сознавал, что пребывание легкоатлетической штаб-квартиры в его княжестве поднимает значимость Монте-Карло как мирового спортивного центра не в меньшей степени, чем гонки проводимой здесь «Формулы-1». А еще — безналоговый рай Монако, кажется, просто не мог не притянуть к себе и деньги ведущих легкоатлетов. Большие деньги...

На входе в Дом легкой атлетики вас не встретят строгие привратники и плечистые секьюрити. В самом безопасном городе мира никто особо не тратится на излишнюю охрану и не пытается набить себе цену. В IAAF все устроено функционально, демократично и без той наивной помпезности, какой иногда любят окружать себя важные функционеры и предприниматели. В ответ на звонок дверь вам может учтиво открыть лично генеральный секретарь федерации Пьер Вайс, чей рабочий кабинет находится рядом, на первом этаже. Чтобы встретиться с руководителями штаб-квартиры и главами департаментов, не нужно заранее записываться на прием. Хотя люди здесь загружены работой до предела, вращая детали огромного механизма, называемого «мировая легкая атлетика».

Хочется жить лучше

В эти дни для IAAF начинается самая горячая пора, ведь именно от того, как будут проведены старты легкоатлетов в Пекине, зависит в целом успех Игр. IAAF должна обеспечить всем атлетам наилучшие условия, позаботиться о качественном судействе, отследить поступающие жалобы. Примером того, как это будет нелегко сделать, стал разгоревшийся скандал с олимпийской трассой спортивной ходьбы. Китайцы повели себя довольно странно и удивили всех, предложив атлетам соревноваться на бетонном покрытии, а не на традиционном асфальте. Это вызвало волну протестов со стороны ходоков, которые утверждали, что ходьба по столь жесткому покрытию приведет к многочисленным травмам. Китайцы согласились уложить на бетон искусственное покрытие, на что в IAAF уже почти согласились, однако вновь запротестовали спортсмены. Они заподозрили, и вполне справедливо, что китайские спортсмены, которые будут готовиться на такой искусственной трассе, освоятся и обеспечат себе одностороннее преимущество. И этот спор коснулся лишь одного вида легкой атлетики…

В штаб-квартире IAAF сегодня работают всего 78 человек, в Лондоне их было 60. Рост численности чиновников произошел в основном за счет сотрудников антидопинговой службы. А вообще раздувать штаты здесь не принято. Помимо представительской виллы Мирафлорес различные департаменты штаб-квартиры разместились еще в двух местах — возле порта на тихой улочке Принцессы Флорестины и на одном из этажей офисного центра напротив местного стадиона. Здесь работают лучшие менеджеры, некоторые из них пришли сюда с высокооплачиваемых постов в других федерациях и крупных компаниях. Зарплаты сотрудников достаточно высоки, чтобы можно было позволить себе снимать апартаменты в Монте-Карло. Для этого здесь нужно получать в год от 50 до 100 тысяч евро.

Легкая атлетика — единственная спортивная дисциплина, представляющая целый мир. В IAAF сейчас входят 213 национальных федераций. Причем они существуют не на бумаге, а реально работают, проводят национальные чемпионаты. Легкоатлетическую федерацию можно найти даже на каких-нибудь затерянных в Тихом океане крошечных островах.

— В целом ситуация для нас складывается неплохо, — делится с «Итогами» генеральный секретарь федерации Пьер Вайс. — Но обстановка нелегкая, мы видим, как между разными видами спорта обостряется борьба за деньги спонсоров, за время показа соревнований по телевидению. И все стараются урвать себе как можно большую долю от этого пирога. Футбол, легкая атлетика, баскетбол, плавание, гимнастика — все соперничают друг с другом за внимание публики. Хотя футбол остается вне конкуренции. Права на телетрансляцию матчей последнего Кубка мира стоили 2 миллиарда долларов, а в легкой атлетике на аналогичный турнир они были проданы за 70 миллионов. Любой спонсор может нам сказать: «Извините, но мы уже потратили наши деньги на футбол, поэтому вам ничего не достанется». На встрече членов ассоциации международных федераций, в которую входят 28 организаций, президент МОК Жак Рогг сказал, что к Олимпиаде в Пекине нам на всех выделено 300 миллионов долларов, а как мы их поделим — это наше дело. Каждый норовит получить побольше, никто не хочет уступать. Все хотят не только выжить, но и жить лучше.

Список Долле

В этой жестокой борьбе за спортивное благосостояние наибольшее развитие в IAAF за последние 20 лет получил департамент, казалось бы, напрямую не связанный с коммерческими переговорами и организацией соревнований. Более того, его деятельность порой наносит ощутимый ущерб репутации федерации. Речь об антидопинговом подразделении. В нынешнем году на борьбу с допинговым злом будет потрачено 3 миллиона долларов. Это больше, чем весь бюджет ряда олимпийских видов спорта, таких как борьба или стрельба из лука. Например, бюджет федерации современного пятиборья, чья штаб-квартира тоже находится в Монако, всего лишь 1,5 миллиона долларов в год. Некоторые спортивные боссы с нескрываемым раздражением реагируют на очередные инициативы IAAF, такие, как принятие четырехлетней дисквалификации уже за первое допинговое нарушение. Ни в одном другом виде спорта не создано столь мощной и эффективной антидопинговой структуры, как в легкой атлетике.

Доктор Габриэль Долле в прошлом 12 лет отработал в министерстве спорта Франции, где отвечал за антидопинговую деятельность, сегодня он возглавляет медицинский антидопинговый департамент IAAF. Его решительная борьба всецело поддерживается и президентом IAAF Ламином Диаком. Именно в Монако составляются списки атлетов, которые должны быть подвергнуты внесоревновательному контролю. «В некоторых странах, например в США, очень хорошие антидопинговые программы. Но этого нельзя сказать о России и Китае, — отмечает Долле. — В этом году мы целенаправленно увеличиваем число атлетов, которых намерены проверить на Играх в Китае».

И это действительно так. Вице-президент МОК Томас Бах на днях заявил, что в Пекине спортсмены пройдут самый строгий допинг-контроль в истории Игр. Это будет касаться не только количества взятых проб, но и сложности проводимых тестов.

Налоговые дебри

В то время как в конторе Долле составляют списки, в другом департаменте день и ночь считают деньги. Работы здешним финансистам изрядно прибавилось после того, как IAAF начала выплачивать щедрые призовые победителям.

Интенсивность финансовых операций федерации вполне сравнима с работой достаточно крупной корпорации. И при этом здешние сотрудники не просто проводят денежные расчеты, им приходится постоянно следить за слишком частыми изменениями в национальных законодательствах. Всем этим занимаются Шарлин Херинг — директор по финансам, и ее пятеро сотрудников. Шарлин работает в международной федерации с 1993 года. После окончания университета она трудилась в компании PricewaterhauseCoopers, занималась аудитом, но с IAAF, по ее словам, не сравнится никакая другая компания.

«Представьте себе, — говорит Шарлин, — нам приходится контактировать со всеми национальными федерациями, тогда как в их странах часто меняются законы по налогообложению и берутся налоги даже с денег, которые мы выделяем на поддержку программ развития национальной легкой атлетики. Нам приходится отслеживать ситуацию в каждой стране и думать, как облегчить жизнь атлетов, которым приходится порой отдавать значительную часть своих призовых государству. Мы не против выплаты налогов, но при этом нужно думать и о защите интересов спортсменов».

Сейчас IAAF заняла жесткую позицию на переговорах с оргкомитетами соревнований и требует, чтобы те сами находили решение ситуации с налогами. Если соревнования проводятся, например, в Монако, то здесь с наградных не берут отчислений. Это идеальный вариант. Поэтому IAAF и отдала право провести чемпионаты мира в закрытых помещениях 2010 и 2012 годов Дохе и Стамбулу, обещавшим не брать налогов с призовых.

Но вот когда в Штутгарте проходит легкоатлетический финал сезона, атлеты, заработавшие на нем какие-то деньги, должны уплатить местный налог — порядка 25 процентов. От выигранной суммы может мало что остаться, если страна, из которой приехал атлет, не имеет договоренности с Германией о недопустимости двойного обложения. Но, к примеру, если кенийский атлет уплатил налог в Германии, он может не делать этого дома. Тогда IAAF платит Германии эти 25 процентов с просьбой предоставить документ, свидетельствующий о перечислении налога, после чего документ отправляется в Кению. Вот такие непростые финансовые отношения...

Борьба за зрительские симпатии

Недавно образованный департамент по маркетингу возглавил авторитетный специалист, испанец Луис Карулла. В его послужном списке пять лет работы в должности пресс-атташе бывшего президента МОК Хуана Антонио Самаранча, после чего Луис работал в крупных маркетинговых компаниях ISL и Team marketing. В последней ему доверили отвечать за продажу прав на телетрансляцию матчей футбольного чемпионата Европы. И хотя в его департаменте пока работают лишь два человека, деятельность этого подразделения можно назвать жизненно важной для всей IAAF.

«Нужно быть реалистами и признать, что футбольный Кубок мира и Олимпиада останутся лидерами зрительской аудитории на многие годы вперед, — говорит Карулла. — Но легкая атлетика вполне может претендовать на третье место и закрепиться в лидерах.

Для зрителей все намного яснее, когда речь идет о футболе. Но в легкой атлетике они следят за соревнованиями, разбитыми на фрагменты и более трудными для понимания». Поэтому даже Карулла удивился тому, что IAAF удалось заключить весомые контракты с телекомпаниями, показывавшими недавний мировой чемпионат в Осаке. Кроме того, на эти соревнования были проданы все спонсорские места, и IAAF получила наибольшую поддержку за последние 10 лет. Многообещающие перспективы открываются и при подготовке к чемпионату мира 2009 года.

А еще в IAAF до сих пор пребывают в восторге от того, что их партнером в прошлом году стал российский банк ВТБ. В Штутгарте в финале сезона ВТБ был титульным спонсором. По словам Каруллы, российские партнеры сообщили ему о том, что очень довольны результатами сотрудничества. Видимо, они и сами поначалу не вполне представляли себе то, насколько обширную рекламную арену можно получить в легкой атлетике.

Карулла работает в тесной связи с департаментом соревнований, которым руководит канадец Пол Харди. Эта структура ведет поиск наилучших схем стартов. Сейчас специалисты подразделения проводят оценку всей соревновательной сетки и думают, оставить ли, например, в «Золотой лиге» 6 соревнований или добавить еще, проводить чемпионат мира в течение 9 дней или сократить программу. Однако задача найти оптимальный вариант иногда кажется недостижимой, поскольку интересы спонсоров, которые хотят, чтобы их реклама как можно дольше красовалась на соревнованиях, не совпадают с требованиями телевидения, которому трудно найти место для трансляции продолжительных стартов. По мнению телевизионщиков, они не должны превышать двух часов. Серьезная проблема возникает и с выбором мест проведения чемпионатов мира. Например, кандидатура Осаки выглядела, казалось бы, безукоризненно, однако японцев оказалось чрезвычайно трудно заманить на стадион, и пустующие трибуны буквально «убивали» соревнования.

В IAAF сегодня исходят из того, что существуют любители легкой атлетики, любители спорта вообще и те, кого спорт не волнует. На последних решено маркетинговые усилия не тратить. Задача состоит в том, чтобы сохранить аудиторию из числа преданных сторонников и найти новых зрителей во второй группе.

«На наши соревнования люди должны приходить хотя бы по той причине, — говорит Карулла, — что это лучшее шоу в городе, которое просто необходимо посетить. А значит, нам следует предложить людям нечто необычное, привлекающее их внимание».

А еще в штаб-квартире бьются над проблемой нехватки в современной легкой атлетике сверхпопулярных звезд, таких, какими в свое время были Карл Льюис и Сергей Бубка. Нынешних лидеров спринта сегодня приходится чуть ли не силой заставлять сразиться между собой на стартах вне чемпионатов мира. И порой ни за какие деньги они не соглашаются устроить дуэль. В результате получается так, что ни в одном виде нельзя назвать абсолютного единоличного лидера, за исключением женского прыжка в высоту, где безраздельно властвует Елена Исинбаева. Ей, как и боссам IAAF, тоже полюбилось Монако, да так, что Елена все больше склоняется к тому, чтобы переехать туда жить. Правда, о том, что она приглядела себе место и в штаб-квартире IAAF, речи не идет.

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера