Архив   Авторы  
Сюжет телекомпании Sky о смерти в Швейцарии по собственному желанию британца Крейга Эверта с новой силой разжег дискуссии об эвтаназии.

Уйти по собственному желанию
Политика и экономикаExclusive

Есть ли у человека право на добровольный уход из жизни? Не превратилась ли эвтаназия в род бизнеса? Ответы на эти вопросы корреспондент "Итогов" узнал, побывав в "клубе самоубийц", затерянном в промзоне Цюриха





 

Сюжет о добровольном уходе из жизни 59-летнего британца Крейга Эверта, который был показан по британскому телеканалу Sky, обеспечил всемирную славу базирующейся в Швейцарии организации "Дигнитас". К тому же программа "Право на смерть?" вышла в эфир как раз тогда, когда началось расследование обстоятельств кончины в той же альпийской конфедерации другого англичанина - 23-летнего игрока в регби Дэниела Джеймса, парализованного после травм. Эти два британца пополнили список более ста жителей Соединенного Королевства, по собственной воле распростившихся с жизнью во время "турпоездки" в Цюрих. Так же, как и тысячи немцев, скандинавов, французов, они отправились в свое последнее путешествие с помощью "сопровождающих" из "Дигнитаса". Корреспондент "Итогов" прошел тем же путем, попав в штаб-квартиру этой сторонящейся излишней публичности конторы. Ознакомившись с картотекой "клуба самоубийц", мы выяснили, что спрос на эвтаназию охватил весь европейский континент. Услугами швейцарских "харонов" пользуются в том числе и наши соотечественники.

По альпийскому УК

Такси выехало из центра Цюриха и зашуршало шинами по дороге местного значения, вдоль узкоколейки пригородной электрички. "Маур-ам-Грайфензее", - пробормотал усатый водитель-турок, забивая в навигатор название конечной точки нашего маршрута.

- Та-а-ак, - протянул водитель, разглядывая на экране смутные контуры. - Адрес какой?

- Не знаю, - признался я. - Это где-то в индустриальной зоне. Голубой домик… Да вы поезжайте, у меня есть фотография, я узнаю. И попробуйте поискать по названию: "Дигнитас".

- Ресторан, что ли? Или адвокатский кабинет?

- "Дигнитас" означает по-латыни "Достоинство", - пояснил я. - Это точно не ресторан. И не адвокатский кабинет, хотя уже теплее.

Но швейцарскому турку с его куцым французским было не до моей вульгарной латыни, тем более не до шуток: "Так что это? Больница?" - "В какой-то степени - да. Госпиталь, из которого не возвращаются". - "Морг? - таксист даже притормозил, зыркнув на меня в зеркало заднего вида. - Крематорий?" "Нет-нет, - поспешил я его успокоить. - Просто там умирают. По собственной воле".

Язык, как выясняется эмпирическим путем, и до Цюриха доведет. Немного пропетляв между ангарами и складскими площадками, мы остановились у последнего пристанища решившихся на эвтаназию. В депешах информационных агентств двухэтажный домик, расположившийся у огромного складского амбара, назывался "клиникой". Но он так же походил на медицинское учреждение, как забегаловка, прилепившаяся рядом, - на ресторан. Когда я вылез из такси, запахло пиццей и жареными сосисками. Я зашел туда, куда прохожих зазывала надпись: "Голубой оазис". Этажерка бара, три круглых пластиковых столика, "библиотека" из бутылок... Сквозь застекленную дверь виднелся маленький садик. Пруд с красными рыбками, горбатый мостик, звездные узоры на мостовой… И впрямь - оазис на шести сотках. Как в коттеджном поселке где-нибудь на Новой Риге. Правда, все это было на фоне ультрамариновой стены операционного покоя "Дигнитаса".

Пока я пытался разговорить хозяйку бистро (выяснилось, что она хорватка и понимает по-русски), к "Голубому оазису" пристал приземистый "Ситроен". Из машины появился он, значительный и вальяжный. Мэтр Людвиг Минелли, основатель ассоциации "Дигнитас" и ее бессменный руководитель. В альпийской конфедерации, как утверждают массмедиа, не Господь Бог решает, кому пора покидать землю, а он, прозванный "адвокатом смерти".

- Минелли. - Он небрит и одет явно не по погоде: на ногах сандалии-плетенки. Проводит ладонью по заросшей седой щетиной щеке. Поймав мой удивленный взгляд, тут же собирается в комок нервов. - Это для того, чтобы вы меня не фотографировали. Я не звезда эстрады. Мне рекламы не надо. Да и времени на это нет. На днях всю ночь гнал машину из Цюриха в Мюнхен, а потом - в обратном направлении.

Лукавит мэтр Минелли. Он явно ценит внимание к себе. Немало лет проработав журналистом в самых престижных немецких изданиях, не лишен дара профессионального пиарщика. С 1982 года в Женеве существует ассоциация Exit, которая занимается тем же самым, что и его структура, но притчей во языцех стала не она, а именно "Дигнитас", основанная на шестнадцать лет позже. Это, конечно, целиком заслуга Людвига Минелли.

- Небесного воздаяния не опасаетесь? - беру я с места в карьер.

- Чепуха несусветная! Как и треть населения Швейцарии, я - атеист. Так что бога при мне лучше не упоминать. Вместо Библии у меня вот эта книга, она яснее, честнее и надежнее для практической жизни, - он показывает пухлый коричневый том, на обложке которого крупно выведено золотой латиницей: "Швейцарский уголовный кодекс с аннотациями". Мэтр Минелли продолжает: - Без самых либеральных в мире законов представить Швейцарию так же невозможно, как понять функционирование нашей ассоциации. Откройте кодекс на странице 126. Видите статью 114? С нее-то все и началось...

В середине 70-х люди в кантоне Цюрих, всегда бывшем застрельщиком либеральных пертурбаций в конфедерации, выступили с очередной коллективной инициативой. Потребовали отменить статью 114 УК, согласно которой тот, кто убьет другого человека по его просьбе, будет наказан тюремным заключением сроком до 3 лет. Активисты обратились к властям, чтобы те разрешили врачам помогать тяжелобольным умереть по их воле. Иными словами, разрешить эвтаназию. 25 сентября 1977 года на эту тему в кантоне состоялось голосование, принесшее сторонникам "смерти по согласию" решительную победу: 203 тысячи бюллетеней "за", 144 тысячи - "против". Кантон обратился к федеральным властям, но те кипучих цюрихцев не поддержали. Эвтаназия разрешена лишь в некоторых кантонах Швейцарии. С начала 80-х по всей стране стали возникать общественные организации, рекомендующие швейцарцам, как совершать самоубийства без особых рисков. С максимальной гарантией, так сказать.

Все происходило с типично швейцарской деловитостью. Хочешь "умереть с достоинством"? Тогда заполняй формуляр под названием "биологическое завещание", в котором ты отказываешься от лечения в палатах интенсивной терапии, пиши заявление с просьбой о "добровольном вступлении" в "клуб самоубийц" и вноси членские взносы. Немалые. Умереть, как говорят швейцарцы, "с сопровождением" - привилегия людей обеспеченных. Так, в прейскурантах "Дигнитаса" указано: вступительный взнос - 200 франков или 125 евро, годичный взнос - 80 франков или 50 евро. Если все формальности соблюдены, можно начать рассматривать детали добровольного ухода из жизни с медицинским сопровождением. Оно обойдется желающему в 5 тысяч евро. Включая кремацию и другие похоронные расходы. Все рассчитано с педантичностью альпийского хронометра.

Впрочем, в "Дигнитасе" признаваться в наличии циничного бизнес-плана наотрез отказываются. Более того, считают, что выполняют исключительно гуманитарную миссию.

- Мы - организация совершенно некоммерческого характера, - объясняет задачи "Дигнитаса" Людвиг Минелли. - Наша цель - предупреждение самоубийств. В октябре 2001-го я попросил членов парламента задать вопрос федеральному правительству на предмет статистики самоубийств и их попыток. В январе 2002 года правительство ответило, что в Швейцарии происходит 1350 самоубийств в год. Официально. Что же касается попыток самоубийств, никакой статистики у властей нет. Одни специалисты говорят, что их в 10 раз больше, чем непосредственно самоубийств, другие - что в 20 раз. Американцы же полагают, что надо исходить из соотношения один состоявшийся суицид на 50 сорвавшихся! По нашим данным, только в маленькой Швейцарии происходит 67 тысяч попыток самоубийства каждый год. Это равно населению среднестатистического европейского города...

Дальше - следите за логикой. По словам Людвига Минелли, чтобы сократить число попыток суицида и самих самоубийств, надо положить конец табу на них, поставить это дело на легальную основу. "70 процентов людей, становящихся нашими членами и получающих таким образом право на смерть по их желанию, на связь с нами больше не выходят, - говорит адвокат. - После того как наши врачи дают им зеленый свет на уход из жизни, они вновь обретают выбор. Когда вы загнаны в тупик, то способны на любой поступок. Но когда у вас появляется выбор, вы невольно задумаетесь и постараетесь этого безумства избежать. Открывается возможность жить не под гнетом страха. Человек осознает: если мне будет невыносимо, запасной выход всегда есть, стоит только позвонить и договориться с врачом о рандеву. Только 12 процентов людей, получивших от эскулапов зеленый свет на смерть, решаются идти до конца".

То есть "Дигнитас" - это, по мнению ее руководителя, нечто вроде скорой психиатрической помощи. Ее сотрудники разубеждают людей, готовых совершить непоправимое. Причем применяя подчас весьма жесткие методы.

Обитель скорби

"Самоубийство - это искусство, которое не терпит ни невежества, ни дилетантства, но вместе с тем по самой своей природе не позволяет человеку приобрести соответствующий опыт", - констатирует Андре Моруа в своей знаменитой новелле "Отель "Танатос". В справедливости этого грустного суждения убеждаешься, когда попадаешь в "голубой оазис" мэтра Минелли. Справа у входа в каждую палату стоят бутылки с питьевой водой, которой разбавляют "лекарство последней минуты", а прямо напротив двери - кровать. Ловлю себя на неизбывном репортерском стремлении все испытать самому, но вовремя останавливаюсь: "Нет, я сюда не лягу!" Представляю, что видит перед собой человек, уходящий из суетного мира, и натыкаюсь взглядом на дешевого ангелочка явно китайского производства. В этой обители скорби вообще все как-то по-мещански пресно и скучно. Как в сером, пахнущем жидким мылом номере третьеразрядного семейного пансиона. О возвышенной символике момента говорят только свечки из ближайшего супермаркета и литографии с претензией на "космическую" абстракцию.

- Чтобы иметь право обратиться к нам за помощью, необходимо пробыть членом ассоциации три месяца как минимум, - рассказывает Людвиг Минелли. - Поймите, мы служим жизни, а не смерти. Наша задача - максимально долго отговаривать человека от его отчаянного шага. Для этого психологами выработана целая техника. Мы никогда не говорим "нет", только "может быть". У человека до последнего мгновения должна пульсировать мысль, что, может быть, все еще обойдется. Люди обращаются с просьбой помочь им уйти из жизни, но при этом они счастливы, если вы им говорите: "Однако есть другой выход". Любое живое существо обожает жизнь. Поэтому надо уметь дать почувствовать отчаявшемуся человеку, что он еще не достиг конца туннеля. Если же тот, кто обратился к нам, все равно настаивает на своем, последнее слово за врачом.

О этот хваленый швейцарский врач! Его, холеного и строгого, не подкупишь и не запугаешь. Его не уговоришь - он сделает ровным счетом только то, что считает нужным. Ни в какой другой стране, кроме альпийской конфедерации - сытой и безмятежной, - такие структуры, как "Дигнитас", возникнуть не сумели бы. Точнее - родиться могли бы, но функционировать с траурной эффективностью - вряд ли. Это чисто швейцарская прерогатива - смерть по собственному желанию. В голубом домике она материализуется в 15 граммах белого порошка без запаха, с горьким вкусом. В этаминале натрия - мощном барбитурате, снотворном. В большинстве стран, в том числе и в России, это вещество входит в число запрещенных к продаже психотропных препаратов. Техника совершенна. Человек, закусивший конфеткой после стакана горькой "касторки" - вот на столе и коробка с фирменным швейцарским шоколадом, - засыпает, впадает в кому, из которой больше не выходит.

- До последней секунды мы убеждаем людей отказаться от их тяжелых замыслов, - продолжает швейцарский Харон. - Показываем коробочку с мощным снотворным и говорим: "Если вы все-таки решили умереть, мы дадим вам сперва противорвотное средство. Надо обработать желудок". Это хитрость: мы выигрываем для жизни еще полчаса. Были случаи, когда за это короткое время люди сходили с финишной прямой.

Историям о тех, кого Минелли отговорил от самоубийства, несть числа. Сотрудники не придуманного Стивенсоном, а самого реального "клуба самоубийц" - в основном это медики, захотевшие остаться инкогнито, - рассказывают их с нескрываемым восхищением. Вот одна из них.

Минелли звонит молодой немец из Оснабрюка. Говорит, что провел три месяца в психиатричке из-за попыток самоубийства и что решительно хочет покончить с собой: "Я стою у ворот вашего дома. Хочу умереть тут же и сейчас же". Адвокат отвечает: "Подождите до завтрашнего дня. Я в Мюнхене. Поговорим, когда вернусь". А сам выходит через черный ход, садится в машину и срочно отправляется в Баварию по вызову старой дамы, страдающей от рассеянного склероза. Привозит в Цюрих пожилую немку. Молодой немец видит больную соотечественницу и спрашивает: "И что? Она тоже?" - "Тоже". Минелли отвозит даму к врачу, а сам приглашает молодого человека к себе домой на ужин.

Парень рассказывает, что завалил учебу, не разговаривает больше с родителями, брошен подружкой… Обычный набор юношеских неприятностей, о которых он даже с психологом, расценившим его как депрессивного, не смог как следует поговорить. А Минелли только кивает, от самоубийства ничуть не отговаривает. Напротив - оставляет немца ночевать у себя, а наутро представляет его врачу: "Вот вам кандидат, чтобы умереть. Можем записать его на завтра. Или на послезавтра". У парня уже страх в глазах, он вдруг начинает понимать - это не игра. В общем, вечером раздается звонок. "Мэтр, я решил вернуться домой", - говорит несостоявшийся кандидат в самоубийцы. И по сей день на каждое Рождество он присылает адвокату открытки с благодарностью.

Убийственная бюрократия

Конечно, деятельность "Дигнитаса" не могла не вызвать протестов даже в такой пресыщенно-равнодушной стране, как Швейцария. Первый "оазис смерти" был создан ассоциацией непосредственно в центре Цюриха. Но соседи по дому вовсе не были рады людям, каждый день приходившим в "нехорошую квартиру" сами, чтобы несколько часов спустя быть вынесенными на носилках в застегнутых наглухо пластиковых мешках. Заговорили с возмущением и парламентарии, и министры, боящиеся, что за Швейцарией закрепится репутация родины "суицидарного туризма". Тогда руководители "Дигнитаса" решили найти место для прощания с жизнью где-нибудь подальше от любопытных глаз. И после долгих поисков сняли в индустриальной зоне здание непонятного назначения, обшитое синими пластиковыми панелями. Как говорится, с глаз долой.

Так и живут уже несколько лет. До сих пор в "оазисе смерти" было совершено 1030 добровольных уходов из жизни с "сопровождением". Под тщательным контролем властей. Сразу после "ухода" приезжают следователь, представитель прокуратуры, судебно-медицинский эксперт. И никто пока что не находил ничего преступного в деятельности "Дигнитаса". Здесь знают, что "сопровождение" в последний путь по-швейцарски - это жуткая, сопряженная с оформлением многочисленных бумаг бюрократическая возня, а с бюрократией в альпийской конфедерации шутки плохи.

Правда, в массмедиа ходят слухи, будто Минелли создал филиал в Германии. Действительно, в октябре 2005 года "Дигнитас" открылся в Ганновере, но юридически эта организация к швейцарской отношения не имеет. Дело в том, что немецкие законы не позволяют гражданам так же свободно сводить счеты с жизнью, как законы Гельвеции. Поэтому между двумя ассоциациями-тезками заключен договор о том, что немцы могут отправляться в последний в их жизни вояж в Швейцарию. Там им помогут со всей цюрихской скрупулезностью. Не секрет: большинство клиентов швейцарского "Дигнитаса", отправившихся к праотцам, это немцы. А тут не столь давно федеральный трибунал Швейцарии признал право на самоубийство и у психических больных.

- Не стоит удивляться, - успокаивает Минелли. - Касательно депрессивных трибунал решил, что для разрешения их обращения к нам необходима психиатрическая экспертиза. И тут все ассоциации швейцарских психиатров заявили, что никогда на это не пойдут. Тогда человек, который заварил всю эту бучу и обратился в свое время в федеральный трибунал за разрешением, написал 170 писем всем психиатрам в регионе Базеля. И попросил их провести экспертизу. И что же? Ни один из них не дал ему положительного ответа, - заметив мой недоумевающий взгляд, адвокат торжествующе завершает: - И вот мы подали жалобу в Европейский суд по правам человека. Федеральный трибунал Швейцарии, получается, ставит перед гражданами условия, которые не могут быть выполнены. У каждого человека есть право на самоубийство, и нарушать его нельзя.

Я выходил из синенького домика сам не свой. Любезный мэтр предложил доставить меня до ближайшей платформы пригородной электрички. В городке под названием Уст "Ситроен" адвоката остановился: "Я вам кое-что покажу". В бетонном здании с табличками транспортных фирм на фасаде поднимаемся на второй этаж и оказываемся в просторной зале, заставленной пестрыми стеллажами.

Мы в картотеке "клуба". Зеленые папки - это досье давних членов "Дигнитаса", белые - тех, кто только подал заявление на вступление, розовые - тех, кто выбыл. В том смысле, что отказался от намерения покинуть сей мир и вышел из "клуба самоубийц". Наконец, в красных папках досье тех, кого больше с нами нет. "У нас все запротоколировано. Статистика - дело святое, - откровенничает Минелли. - В числе наших нынешних шести тысяч клиентов представители 60 стран, в том числе и России. Ваших, правда, пока немного, всего несколько человек".

Девиз ассоциации - "Жить с достоинством. Умереть с достоинством". А готов ли последовать этому слогану сам бессменный президент "Дигнитаса"? "Я уже договорился обо всем с моими двумя дочерьми и четырьмя внуками, - говорит Людвиг Минелли. - Человек сам должен выбирать время и форму своего ухода". Мэтр, напомним, атеист. Но вера в свою правоту у него, похоже, крепка.

Цюрих - Москва

Мнения

Pro et contra

Добровольный уход из жизни - один из тех вечных вопросов, ответ на который каждый человек может дать только сам. "Итоги" попытались услышать голоса тех, кого у нас принято считать моральными авторитетами.
 

Александр Проханов, писатель

Православные люди, а также те, кто старается следовать нормам и канонам православия, не должны уходить из жизни добровольно. Жизнь - это страдание. Господом она задумана как непрерывная череда испытаний, которые выпадают на долю человека. Для чего они нужны, до конца неясно. Но человек должен вкусить ужас и сладость своего пребывания на земле в полной мере. Смертные страдания для людей подчас бывают самыми важными. Будучи частью мирового канона, нам есть на что опираться, говоря, что мы не вправе убивать самих себя.

Анатолий Зильбер, заведующий кафедрой критической и респираторной медицины Петрозаводского государственного университета

Еще в 1998 году я написал книгу "Трактат об эвтаназии". И тогда, и сегодня из важной проблемы делают, в общем, говорильню. Считаю, что эвтаназия - это медицинское действие, которое сегодня в законодательном порядке ни в одной стране не должно быть разрешено. Не потому, что это какое-то плохое действие, а потому, что общество, медицина и юриспруденция к нему не готовы в силу своей психологии и всякого рода бытовых неурядиц.

В перспективе же эвтаназия нужна. Если она будет применяться, то в порядке исключения, и об этих случаях не надо сообщать в средствах массовой информации. Это личное дело каждого.

Алексей Лымарев, священнослужитель

Когда мы говорим об эвтаназии, то эта проблема нам видится двухполюсной. С одной стороны находится человек, который принимает решение уйти из жизни. С другой - люди, которые отказываются от него. Человек порывает с жизнью по трем причинам. Во-первых, это тяжелая болезнь, которую он, как ему кажется, не в состоянии преодолеть. Вторая причина - старость, когда человека оставляют силы, сознание покидает его, и он не хочет выглядеть некрасивым и немощным в глазах близких. Третья - потеря смысла жизни. Самая сложная и основная проблема - невыносимая и тяжелая болезнь. Но мне кажется, что нет того порога боли, который человек не мог бы преодолеть. Когда действительно наступает предел человеческих сил, когда человек от боли теряет сознание, это защитный механизм нашего организма. Высшая степень переживания боли и страданий, когда от болевого шока перестает биться сердце и отказывают другие функциональные системы. Господь не посылает испытания сверх человеческих сил. Момента, когда человек объективно не может терпеть боль, не существует. Вопрос в другом - надо ли терпеть боль, болезнь? Разрешить вопрос можно лишь исходя из смысла жизни. С христианской точки зрения любой добровольный отказ от жизни - это грех, это отказ от Бога и вечной жизни. Ведь если есть вечность, то жизнь в вечности зависит от того, как человек себя сейчас реализует. Эвтаназия пропагандируется людьми, у которых, кроме этой жизни, ничего больше нет. Они уверены, что после смерти сойдут в могилу, и небытие их удел.

Олег Басилашвили, актер

Думаю, что давать жизнь или лишать ее может только Господь и больше никто. В Западной Европе и браки между геями разрешены, что тоже является нарушением всех моральных заповедей.

Татьяна Устинова, писатель

Полагаю, что есть такие ситуации, когда человек вынужден принимать решение о добровольном уходе из жизни. И такое право у него отнимать нельзя. Но мне кажется, что этим должны заниматься не массово в каких-то госпиталях, а на уровне личных врачей, которые знают все о конкретной семье, о ее прошлом, о родителях и о том, чего ждать.

Правда, что касается России, то официально эвтаназия здесь не может прижиться никаким образом. Ну как, скажите мне, можно разрешать эвтаназию, когда государство не способно обеспечить своим гражданам даже элементарное здравоохранение и правовую защиту? Российская система здравоохранения находится в глубочайшей депрессии. Мы катастрофически отстаем от Западной Европы в технологиях сбережения и спасения жизней. У нас в больницах не хватает ни мест, ни практики реабилитации и выхаживания больных. Остались только хирурги-энтузиасты, реальные мужики, которые выезжают на западные конференции, узнают там о новых технологиях и пытаются применять эти знания в России. У нас куда больше людей умирает от пассивной эвтаназии, когда им просто не оказывается помощь.

Записали Владимир Крючков, Артем Никитин и Наталья Саляхова

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера